Как я пыталась пристроить бездомную собаку (и как почти всем все равно)
Блоги

Как я пыталась пристроить бездомную собаку (и как почти всем все равно)

Неделю назад я случайно приютила собаку. Точнее, она решила, что хочет у меня «приютиться». Просто пошла за мной по улице, проследовала до дома, юркнула в подъезд, мило вильнула хвостиком-обрубком моей ошарашенной полуовчарке Гере, поела-попила и свалилась спать почти на сутки. В общем, решила, что будет жить у меня. Я, поскольку ко второй собаке не готова ни морально, ни материально, с ней не согласна. Да и Гера моя, уже четыре года живущая со мной на правах единственно любимой псины, тоже такого мнения. Ну, думаю, с кем не бывает. Придется искать хозяина. Сейчас напишу в приюты, размещу объявление с красивыми фотографиями — он сразу и найдется. Написала — меня поблагодарили за «доброе сердце» и с сожалением констатировали, что свободных мест в приютах нет. Жалостливый пост опубликовала — вы все поставили под ним свои «лайки», а некоторые даже написали в личные сообщения. Но на этом — всё. И вот тут-то я и поняла, что совершенно беспомощна.

Ушши (так мы ее назвали за огромные локаторы, торчащие в разные стороны) оказалась весьма милой. Ее тощие бока через тройку дней перестали перекатываться по ребрам, а шерсть стала ярко-рыжей и гладкой. Ночью она больше не вздрагивает от случайного шума, а корм ест, тщательно разжевывая и не давясь. На вид ей около двух лет, и она, вполне возможно, когда-то жила с людьми, рассказал нам ветеринар. А громкий лай на проходящих мимо мужчин рассказал нам еще о том, что люди эти, скорее всего, ее обижали.

В вечер, когда она ко мне прибилась, моя знакомая-волонтер из приюта нашла срочную передержку, где Ушши можно было оставить на ночь. Платишь сто рублей за сутки, если корм свой, или 150 – если потеряшку нужно еще и кормить. Я взяла шатающуюся от слабости собаку на поводок, и мы поехали. Садиться в машину без меня она отказалась. По дороге положила на колени голову, начала вздыхать. Приехали. Женщина, с которой мы созвонились, пообещала, что выделит Ушши закрытое отдельное место в отапливаемом помещении. При встрече она провела нас сквозь толпы лающих собак в сарайчик, где открыла перед Ушши маленькую дверцу в темный закуток. «Вот, если только здесь», — указала она на тряпку, лежавшую за дверцей. Пока я панически соображала, как она там поместится, к моим ботинкам, опираясь на передние лапы, подполз мохнатый пёс. «Это наш пенсионер, — сказала женщина, пытаясь провести упирающуюся Ушши за дверцу. – Позвоночник сломали. Еле ползает. Убираю, убираю за ним, а всё равно – чувствуете, какой запах?» Я чувствовала. А еще чувствовала, что если оставлю Ушши здесь, то эту ночь спать не буду. Разревелась, короче. И увезла ее обратно домой.

Мы открыли «тему», как это принято у зоозащитников, и на счет даже начали перечислять деньги. Из пяти человек, кто это сделал, трое не были со мной знакомы. Одна женщина написала мне в соцсетях и предложила помощь, а потом перевела тысячу. Еще несколько скинули ссылки на передержки, и с одним из таких мест я даже связалась. Предлагают поместить Ушши в вольер, внутри – будка. На зиму, говорят, будку можно утеплить. Всё это платно, конечно же. И, я думаю, если Ушши никому не приглянется, других вариантов у меня не останется. Вот только комок в горле встает, когда думаю, что придется ее отдать – не туда, где она вскоре расслабится так же, как у меня дома, а в вольер, на улицу. К еще десяткам таких же несчастных душ, как и она.

Тут я позволю себе маленькое отступление. Я, человек, многое повидавший и даже работающий журналистом, только сейчас осознала, как живут местные зоозащитники. Серьезно, я не понимаю, как они не сходят с ума! У всех — по три-четыре-пять животных дома. В три раза больше — на кураторстве. Почти все — проблемные, привыкают к ним, требуют любви. И главное — их не становится меньше!

Я всё меньше надеюсь на счастливый случай, но вдруг тот, кто читает сейчас эти строки, уже давно и мучительно размышляет над тем, не взять ли ему собаку. Я не буду призывать вас отбросить сомнения и решаться, я сама знаю – завести животное непросто. Четыре года назад мы приютили ту самую полуовчарку Геру, и первое время всё было ну очень странно. Бывало так, что в голове начинала стучать паника: «Зачем, зачем вообще ее нужно было брать? Теперь никуда не уехать, денег не накопить, повсюду шерсть!» Ну и все такое. А потом в момент всё закончилось. Оказалось, что уезжать (даже на общественном транспорте) можно и с собакой, денег хватает, а шерсти не так уж и много. Гораздо больше — ежедневной радости от возможностей. Возможности принимать и дарить, например. Наблюдать и удивляться. Причем не только тому, как одно маленькое (или не всегда) животное может прогнать твое одиночество, но и самому себе. Надо же, думаешь. А как я раньше без него жил?

*Кстати, если уезжать-таки придется и собаку с собой никак не взять, обязуюсь помогать – коврик Ушши будет ее ждать всегда.

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2019 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings