Против течения: страсти вокруг «Кижей»
Блоги

Против течения: страсти вокруг «Кижей»

Блог Глеба Ярового

Среди моих знакомых, друзей, коллег, да и просто уважаемых мною людей найдется немало тех, кто подписывал петиции, высказывался публично, давал интервью, писал, постил, репостил и «лайкал» посты с требованием «спасти Кижи». Поддавшись общей эмоциональной реакции, я тоже подписал одну из петиций. Правда, моя подпись, скорее, относилась не к Кижам, не к Андрею Нелидову, не к Эльвире Аверьяновой, а к кадровой политике в нашей стране – порочной сверху донизу. На первый взгляд, и назначение Нелидова на должность директора музея «Кижи» — из серии необдуманных поступков нашей верховной власти. Ради интереса стал собирать информацию, общаться со знающими людьми. И, что называется, начал складываться несколько иной пазл.

Если коротко, то возникло ощущение, что разразившаяся кампания – не столько гражданская активность и не столько в защиту музея, сколько клановая борьба за директорское кресло. «Доскандальный» директор Аверьянова и преемника подготовила (не понял только, долго ли еще она собиралась его «мариновать») – одного из девяти своих заместителей. А тут на тебе – разнарядка из Москвы.

Не подумайте, что я засомневался в правильности поставленной мною подписи. Готов и еще раз подписаться, если это как-то поможет нашей власти при принятии политических решений сначала думать, потом делать. Или хотя бы заставит думать «задним умом». Но все же история с Кижами и Нелидовым, на мой взгляд, несколько выбивается из привычного властного маразма.

Предлагаю на суд взыскательного читателя несколько аргументов из моего скромного арсенала в пользу того, что вся эта скандальная кижская история не такая простая и однозначная, какой многим хотелось бы ее представить.

I. Про процедуру назначения нового директора

Все сделано, насколько я понимаю, если и не «по уму», то уж точно «по закону». Музей «Кижи» — государственное предприятие, которое предполагает назначение руководителя. А с учетом того, какие деньги выделяются музею, я вполне пониманию желание Минкульта лучше мониторить процесс их использования. Хорошо это или плохо – другой вопрос. В общем, директор музея – не госслужащий и, например, не ректор вуза, следовательно, процедура назначения не предполагает ни конкурса, ни избрания трудовым коллективом. А даже если бы одна из двух процедур и применялась, не факт, что конкурсный отбор или голосование дали бы другой результат. Уж если на самом верху решили, что Нелидов будет директором музея, значит – будет. А что вы хотели, граждане? У нас большинство поддерживает нынешнюю власть во всех ее проявлениях, голосует за нее на выборах, так что нечего посыпать голову пеплом.

II. Про защиту Эльвиры Аверьяновой

Ну, тут даже сами работники музея признают, что не выступают «ЗА» Аверьянову. Хотя в массах все же муссируется мнение о том, что «от управления отстраняются опытные профессионалы». По моей информации, правда, «опытным профессионалом» в музейном деле Эльвира Валентиновна тоже была не всегда. Достаточно вспомнить ее продолжительную деятельность на ответственных постах в Коммунистическом союзе молодежи и обкоме партии КПСС.

Серьезным аргументом для меня стало и то, что знающие люди говорят: музей острова Кижи последнее десятилетие живет на том багаже, который оставил после себя предшественник Аверьяновой Михаил Лопаткин. Он же, будучи от рождения заонежанином (Великая Губа), начал осуществлять программу использования ресурсов музея-заповедника для развития убогих прилегающих заонежских территорий, того пространства, где живут обедневшие в лихие годы люди и которые в Кижском музее считают «буферной зоной»… И получается, что под боком у богатого музея угасает некогда процветающая земля. Ее, депрессивную, музейщики называют «историческим ландшафтом». А преемница Лопаткина Эльвира Валентиновна Аверьянова засунула программу музейной помощи Заонежью… Куда? Конечно, в ящик рабочего стола да так его за 14 лет оттуда и не доставала.

У знатоков «музейно-культурных» вопросов вызывает усмешки и то, как Аверьянова выставляет себя борцом за государственное музейное дело, будучи сама когда-то причастной к ликвидации Валаамского государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника. Когда же кто-то из музейных сотрудников, враз обнищав и оказавшись на улице, стал торговать сувенирами, Эльвира Валентиновна с неистребимой партийной принципиальностью публично называла их «коммерсантами, присосавшимися к монастырю и мешающими ему жить».

Читаю еще среди многочисленных текстов и комментариев о том, что «опытный профессионал» Аверьянова отличается высокой степенью эффективности управления, выдержала многочисленные проверки Счетной палаты и других проверяющих органов, и ни разу никто не обнаружил нарушений. В общем, сплошной позитив. Припомнился мне, однако, один сюжет, не так давно шумевший в региональных и федеральных СМИ. Суть там была как раз в том, что музей «Кижи» управляется не эффективно – с точки зрения использования федеральных бюджетных денег (а таковых, по словам Министра культуры Мединского, ежегодно выделяется 160 млн.). В конце 2010 года Счетная палата оценила прямой ущерб бюджету в размере 16 млн. руб., а неэффективность использования – еще в 64 млн. Много претензий было высказано и по части реставрационных работ.

И это только то, что лежит на поверхности. Знаю, что были и другие претензии Счетной палаты. В общем, Справедливой России ради, хочу сказать: яростно и публично высказываемые Аверьяновой подозрения в отношении Нелидова в его будущих, скажем так, бизнес-маневрах, встречают басенно-народные возражения: «чем кумушек считать-трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться».

III. Про критику Андрея Нелидова

На мой взгляд, общественным мнением, «резко осуждающим» назначение Нелидова на пост директора, довольно умело манипулируют, используя проверенные веками методы пропаганды, навешивания ярлыков, направления психологии толпы и т.д. Широко улыбаюсь, глядя на активность некоторых депутатов Заксобрания и представителей городской власти по отстаиванию общественных интересов, противлению злу красноречием и обличением. Выглядит весьма прескверно, ибо лицемерно. Просматриваются личные обиды и неприкрытое желание заработать политические дивиденды на такой удобной теме. Это, однако, не хорошо и не плохо, это традиции и нормы политической деятельности.

Между тем некоторые специалисты утверждают, что проект Андрея Нелидова (тот самый, что представлял в Москве И. Романов) ничуть исторический ландшафт не портит, а скорее, как они говорят, наоборот – подчеркивает его «узловые пункты и доминанты», а для туристских целей и развития депрессивной территории он вообще хорош. А почему музейная община против – им не понятно. Не понятно и мне, не специалисту. Есть, правда, одна догадка, связанная с консервативностью музейной братии, но оставлю ее при себе. Уверен, есть и абсолютно здравые и объективные претензии к нелидовской программе развития музея и прилегающих территорий.

Я бы принял во внимание, однако, что Нелидов пытается тащить с собой в нашу «республику-промежуток» немалые бюджетные и частные инвестиции, освобождая республиканские власти от неприятной перспективы занятия «проституцией», а заодно намерен решать, наконец, и проблему развития прилегающей к музею заонежской территории.

В общем, хочу еще раз подчеркнуть, что к развернувшейся кампании «против» относиться надо соответственно: фильтровать информацию и формировать собственное мнение. Пусть оно полностью совпадет с мнением большинства, зато оно будет вашим собственным. Давайте отбросим мнимую общественную неприязнь к самому Андрею Нелидову («кидаться какашками» в экс-начальника – любимая забава, корнями уходящая в российское средневековье) и к его вроде как будущему заместителю Ивану Романову, каким бы он ни был. Вдумайтесь в суть их предложений по Кижам. Не видите рационального зерна? Вот и ладно.

____________________

Смотрел я в прямом эфире то бурное заседание Комитета ЗАКСа по культуре, где опасавшаяся (с подачи Аверьяновой) смерти музея «через год» культурная общественность в едином порыве защищала «КижИ», смачно ставя ударение на второй слог,  хотя карелам-патриотам вроде бы должно быть известно, как слово это произносится. А из всего услышанного запомнилось еще высказывание одного мудрого сотрудника музея. Он сказал: «Через год музей не умрет, он будет умирать долго-долго (потому что есть запас прочности) и в конечном счете… он вообще-то не умрет…». Почему-то именно ему я доверяю и присоединяюсь.

P.S. Меня уже три дня не отпускает ощущение, что Нелидова не случайно назначили на должность директора музея «Кижи» именно сейчас. И, кажется, идея сработала: мы позабыли на несколько дней о проблемах Кондопоги, Надвоиц, Суоярви, Питкяранты, Сортавалы и далее по списку. Никого не волнует судьба десятков тысяч жителей моногородов, которым уже завтра, возможно, нечем будет кормить семьи? Или я не прав?

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings