Тупая жирная Бульба — Daily
Блоги

Тупая жирная Бульба

Вдруг взял и перечитал «Тараса Бульбу». Перечитал, и волосы мои встали дыбом. Нет-нет, я понимаю, исторический контекст, легенда, эпос, былинный слог, особенности жанра. Но я не об этом. Я о том, как нам это преподается в школе. О той системе координат, которая закладывается в сегодняшнего читателя в сегодняшней России. Что есть добро и что зло? Каким должен быть настоящий мужчина? Кто настоящий герой, а кто, извините, поросячий хвостик?

Что я помнил о Бульбе? Что бился он против польских захватчиков, что убил своего сына и что сам сгорел на работе. В смысле, был сожжен подлыми ляхами. Сына своего Андрия он пристрелил за то, что тот стал предателем, перейдя на сторону врага из-за какой-то бабенки. А еще был у него другой сын Остап. Тот попал в плен к полякам, и те его казнили на глазах у родителя. Вот, в общем, и все, что помнил я об этом произведении из школьной программы. И, думаю, многие запомнили примерно то же самое. Между тем в книге этой написаны совершенно жуткие вещи.

Начнем с того, что воевать Бульба подорвался вовсе не потому, что его землю кто-то захватил, а просто потому, что ему страсть как хотелось повоевать. Ему тупо было скучно без смертоубийства. Сначала на радостях от того, что его дети закончили учебу, Тарас нажрался и спьяну стал орать о ратных подвигах. А наутро, под впечатлением от своих пьяных воспоминаний, увлек сыновей в Запорожскую Сечь. Дескать, там для мужика раздолье. Но войны-то ни с кем не было! У казаков со всеми был заключен мир. Они всем дали слово. Даже турецкому султану. И эта новость очень расстроила Тараса.

— Да ведь он бусурмен: и Бог, и Святое Писание велит бить бусурменов.

Вот такая славная трактовка Святого Писания. Практически — убивай неверных. Тот же джихад, только по-казачески. И это хорошо? Это та позиция, которая со средней школы вменяется нам за образец? Кошевой объясняет рвущемуся в бой Бульбе, что казаки поклялись своею верою не воевать, и преступать такую клятву никак «не можно». Но великий герой не понимает такого.

— Как не можно? — негодует он. — Как же ты говоришь, не имеем права? Вот у меня два сына, оба молодые люди. Еще ни разу ни тот, ни другой не были на войне, а ты говоришь, не имеем права… Так, стало быть, следует, чтобы пропадала казацкая сила, чтобы человек сгинул как собака, без доброго дела, чтобы ни отчизне, ни всему христианству не было от него никакой пользы?

Вот такое пособие для семиклассников. Положительный герой, тот, с кого должны мальчуганы брать пример, видит пользу отчизне и христианству в одной лишь войне. И под добрым делом одну лишь войну разумеет. А это ведь все откладывается в подкорке. Какие, на фиг, ученые, писатели и землепашцы? Война! Вот настоящее дело для мужчины. Война! Донбасс, Сирия, Абхазия, хоть что-нибудь! Вот подлинное призвание настоящего человека.

И что же сделал наш добрый христианин, чтобы начать резать людей другого вероисповедания? Он подпоил запорожцев, те устроили пьяное собрание старшин и выбрали более сговорчивого кошевого. А тот уже придумал, как развязать войну, формально не нарушая клятвы. Толпа начала вооружаться. И только после этого как нельзя кстати к берегу пристал паром с казаками без штанов, но с трубками в зубах. Оные растрепанные куряки рассказали, что на Украине теперь все святые церкви стали «у жидов на аренде», и «если жиду вперед не заплатить, то и обедни нельзя править… и если рассобачий жид не положит значка нечистою своею рукою на святой пасхе, то и святить пасхи нельзя». А еще «ксендзы ездят теперь по всей Украйне в тарантайках» и запрягают «уже не коней, а просто православных христиан». А еще «жидовки шьют себе юбки из поповских риз». Услышавши такой безумный рассказ, готовые к бою добрые казаки немедля решили «перевешать всю жидову». А после того, как один из евреев посмел сказать, что живущие в Сечи евреи казакам как братья, те и вовсе взъярились и весело потопили их всех в Днепре. Ибо еврей казаку братом быть не может! «Эти слова были сигналом, — пишет Гоголь. — Жидов расхватали по рукам и начали швырять в волны. Жалобный крик раздавался со всех сторон, но суровые запорожцы только смеялись, видя, как жидовские ноги в башмаках и чулках болтались в воздухе». Такая вот веселуха.

А вот как расправлялись героические казаки с поляками. «Дыбом встал бы ныне волос от тех страшных знаков свирепства полудикого века, которые пронесли везде запорожцы. Избитые младенцы, обрезанные груди у женщин, содранная кожа с ног по колена у выпущенных на свободу». Милая такая картина. Запорожцы сжигали католические костелы, аббатства и просто деревни. И все это под предлогом защиты своей православной веры — самой, видимо, правильной веры на земле. Каковая вера, впрочем, не мешала им напиваться до бессознанки и истязать женщин да детей. Гоголь называет то время полудиким. Но мы-то и сегодня почему продолжаем почитать этих живодеров за героев?

А потом начинается основная часть повести. Осада Дубно. Описание голодного ужаса, которому подвергли тарасобульбовцы жителей этого города. Сын Тараса Андрий единственный в книге персонаж, совершивший человечный поступок. Он полюбил, он пожалел умирающих от голода людей, он отрекся от мира зверствующих головорезов, и его нас учат считать подлецом. А тех, кто отрезал женщинам груди, убивал детей и сдирал с ног кожу по колена, нас учат воспевать как добрых молодцев.

«Не уважили казаки чернобровых панянок, белогрудых, светлоликих девиц; у самых алтарей не могли спастись они: зажигал их Тарас вместе с алтарями. Не одни белоснежные руки подымались из огнистого пламени к небесам, сопровождаемые жалкими криками… но не внимали ничему жестокие казаки и, поднимая копьями с улиц младенцев их, кидали к ним же в пламя». Так Бульба мстил за казненного поляками Остапа. Жалко Остапа. Но не Бульба ли сам втянул его в эту пляску смерти? Хочешь радостей войны, получай радости войны. Хочешь отрезать женщинам груди и убивать детей, получи гибель собственного сына.

А еще Бульба, согласно перу Гоголя, весил 20 пудов. То есть 320 килограммов. И объясните мне, почему наше образование учит школьников восхищаться этим тупым жирным кровососом?

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2017 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

To Top