"Человек в коме - не страшно, а внезапно умерший - это страшно". Петрозаводский врач честно рассказал, что происходит у нас в моргах и какие бонусы получают санитары | Daily
Байки врача

«Человек в коме — не страшно, а внезапно умерший — это страшно». Петрозаводский врач честно рассказал, что происходит у нас в моргах и какие бонусы получают санитары

морг санитар врач
Фото - "ЕТВ", ekburg.tv/articles/gorodskie_istorii/2016-06-07/sverdchelovek_kak_ja_ushel_ot_ljudej_v_morg

Многие говорят, что в больницах и поликлиниках хороших мест нет в принципе. Наверное, это так. Но сегодня хотелось бы пролить немного света на, возможно, одно из самых темных, скрытых и неприятных мест околомедицинской системы. Почему «около»? Скорее всего, потому что медицина как наука нацелена больше на работу с живыми, а область «неживых» находится немного обособленно. Не зря же поговаривают: морг – это место, о котором никто ничего не знает. И не хотел бы знать. Но никуда не деться – любой организм смертен.

Итак, морг. Не аббревиатура и не сокращение. Само слово произошло от французского morgue, что переводится как «лицо» или «выставка лиц», по которым искали и опознавали родственников в Средневековье. Хотя в профессиональной среде бытует мнение, что на сленге это расшифровывается как «место окончательной регистрации граждан». А по современной медицинской номенклатуре морг называется ПАО – патолого-анатомическое отделение, которое наряду с другими имеет и выполняет весьма важные задачи.

Сразу оговорюсь, что я как практикующий врач никогда не работал в морге. Да, неоднократно бывал. А как же иначе! Ведь будущих врачей, т. е. студентов-медиков, подводят к их первому кадавру на втором-третьем дню (!) обучения, намекая, во-первых, на то, что медицину по книжкам не учат, а во-вторых, что данная наука так или иначе связана со смертью.

Обычно данное отделение расположено обособленно от других медицинских корпусов. На то есть множество причин, от санитарно-эпидемиологических до морально-этических, чтобы кто-нибудь залетный не зашел. Частенько в этом здании расположен и траурный зал, что, несомненно, удобно. А из всех внутренних помещений наибольший интерес у непосвященного вызывает одно (по крайней мере, у меня было именно так), и название ему – секционный зал. Это довольно большая комната, отделанная кафелем. По периметру расположены стеклянные шкафы со множеством инструментов. А в центре, подобно массивным пьедесталам, находятся прозекторские столы. Огромные, железные. Кое-где встречались даже гранитные. Собственно, на них и происходит основное действо – аутопсия, т. е. посмертное исследование уже не живого человеческого организма.

Естественно, я не буду описывать сам процесс – это противно и неинтересно. Как я уже сказал, непосредственно к этой работе я отношения не имею. Но все равно хочется осветить часто (и не очень) задаваемые вопросы.

А там холодно?

Что греха таить, да, действительно, не жарко. Не берусь судить о температуре в холодильниках, хотя и указывается, что она составляет +2… +3 градуса, но в самих помещениях прохладно, что логично: ведь «тамошние пациенты» жару не переносят и, как следствие, начинают попахивать. Поэтому персонал там одевается тепло, да и приходящие не спешат снимать верхнюю одежду, рискуя запачкать ее об антураж.

А там едят?

Врать не буду: не видел. Ни разу. Обстановка, наверное, не располагает. Поэтому киношные сценки про обедающих в секционном зале патологоанатомов пусть остаются художественным вымыслом. Чтобы с аппетитом закусывать в такой атмосфере, наверное, нужно быть либо слепым, либо не различать запахов. А если серьезно, что-либо там тянуть в рот может быть просто опасно – ведь никто не знает, от чего закончил свой путь вот этот непонятный субъект.

А там страшно?

Наверное, страшно – не совсем правильное слово. Там необычно. Несколько неприятно. Если честно, хочется побыстрее уйти. Почему? Есть философский взгляд, что живому с мертвыми всегда неуютно. Через это бывает тяжело перешагнуть, даже будучи врачом. Да, существуют такие люди, боятся они мертвых. И даже если такой человек становится доктором, эта весьма распространенная фобия может его не покинуть, он же живых шел лечить. И просто констатация смерти пациента в палате (не в морге!) является для некоторых серьезным испытанием. В коме он, видите ли, не страшный, а внезапно умерев – страшный.

А кто же там работает?

Понятно, что эта работа не для слабонервных и не для неженок. Работают там, в первую очередь, крепкие морально люди. Да-да, именно морально. Это дома она маленькая хрупкая девушка, но на работе она патологоанатом, который лихо делает разрезы, перекусывает инструментом ребра (на самом деле перепиливает), извлекает органы. И все это без каких-либо гримас отвращения. Исследует кровь, сидит с микроскопом, общается с родственниками. Кроме доктора там работают санитары. И они-то крепки не только морально, но и физически.

Они передвигают тела, перемещают прочий инвентарь, занимаются подготовкой усопших к похоронам. Моют их, красят, прихорашивают. Одевают, укладывают в гроб. Выдают родственникам. Говорят, зарплатами там не хвастаются. Но бонусы и презенты на определенных этапах подготовки все-таки имеют. Из несомненных плюсов можно отметить сокращенный рабочий день, более длинный отпуск, ранний выход на пенсию. Хотя меня даже этим туда не затащишь.

А как там ночью?

Хоть и не бывал, но предполагаю, что не как в приемном покое единственной дежурной больницы. То есть без воплей, суеты и активной работы. Покойники тихо лежат на своих местах в темноте и прохладе, в дежурке тихо сопит санитар. Но сон его не так спокоен, как думают многие. Хоть и экстренности в этой работе нет, но в морге и ночами принимают. Привозят полиция, «скорая». И тогда бравый санитар встает, отпирает дверь, заполняет бумаги и размещает прибывшего.

А вдруг оживет?

Если отбросить все суеверия и заблуждения, можно с уверенностью сказать: не оживет. Как бы этого ни хотелось, в хорошем смысле, естественно. Биологическая смерть человека констатируется по определенным симптомам: отсутствие самостоятельного дыхания, сердцебиения, кровяного давления, реакции зрачков на свет. Да и прежде чем попасть в морг, человек еще некоторое время находится в здании больницы или в машине «скорой». То есть фактически под наблюдением. Поэтому попытку воскреснуть с высокой долей вероятности заметят. Хотя даже с реанимацией шансы этого чуда чуть больше нуля. Как и посмертных конвульсий, которые можно принять за возвращение в наш бренный мир обратно. Этого нет.

И напоследок про то, что сопровождает, наверное, любое место. Запах. Конечно, он есть. Да еще какой. Временами воняет настолько крепко, что не знаешь, как завтрак в себе удержать. И тут ничего не поделаешь, такова физиология человека – определять по запаху, что вкусненько, а что нет или даже опасно. Серьезно, мне после одного похода туда захотелось приобрести изолирующий противогаз. Именно изолирующий, так как обычный спасает от газа, а не от вони. А как же работники заведения? А никак. Уверенно и монотонно работают, извлекают, режут, раскладывают. И ни капельки не морщатся.

 

                                                                           @DokDem

P.S. Автор текста — петрозаводский медик со стажем, который анонимно делится с нами изнанкой медицины и тем, что скрыто от глаз нас, простых пациентов.

 

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings