«Ну, прям не страна, а Диснейленд какой-то!» Почему меня бесят ностальгические публикации про «Газели», газировку и жизнь в СССР | Daily
Частное мнение

«Ну, прям не страна, а Диснейленд какой-то!» Почему меня бесят ностальгические публикации про «Газели», газировку и жизнь в СССР

Не люблю я писать злые тексты, но, честное слово, уже держать в себе это не могу. Посты о воспевании Советского Союза лезут сегодня из всех щелей, и спастись от них нет никакой возможности. Мороженое, пирожное, газировка, дармовое жилье, заводы, пароходы, здравницы…  Ну, прям не страна, а Диснейленд какой-то!

Но самое страшное то, что всему этому молодежь верит безоговорочно и уже сама шлепает такие картинки одну за другой, и мнит себя знатоками СССР. Вот недавно буквально встретился мне пост. На фотографии в кузове грузового автомобиля сидит девушка, у ее ног на земле стоит сиротливо несколько пустых бутылок, рядом табличка «Прием стеклотары». Под постом надпись: «Прием стеклотары. СССР». Казалось бы, ничего такого. Но (внимание!) рядом с грузовиком в кадре оказывается… морда «Газели»! Занавес.

Вот так же, как администраторы сайтов не обращают никакого внимания на «Газели», молодежь (я ее не ругаю. У нас прекрасная сейчас молодежь, я считаю) не замечает другие, не самые лучшие моменты, которые происходили в СССР. И, кроме того, верит беззаветно, что квартиры давали всем чуть ли не за красивые глаза, что путевками в санатории забрасывали до подбородка, что абсолютно все продукты были свежими и экологически чистыми. Ну, и так далее.

Так вот. Я не буду вам рассказывать, как плохо жилось советским гражданам, и кормить вас расплывчатыми и общими фразами. Я вообще не люблю мифы Древней Греции. Но я могу вам описать то, что я видел и слышал сам, что происходило со мной и моими близкими в те годы. В общем, только факты и ничего кроме фактов. Прошу всех читателей учесть, что это исключительно мой опыт и опыт членов моей семьи. Возможно, у кого-то было по-другому. И я за этих «кого-то» безмерно рад.

Итак, в первую очередь о наболевшем квартирном вопросе. Моим родителям квартиру за красивые глаза никто не давал. В ветхой двухкомнатной половинке деревянного домишки они (а вместе с ними мои бабушка и дедушка, моя тетя с мужем, еще одна тетя и дядя, а ранее еще и прабабушка с прадедушкой) ютились друг у друга на головах много лет. Дом долго числился аварийным, и вот когда его наконец снесли, тогда и выделили всем квартиры. Это во-первых. Во-вторых, спешу напомнить, что квартиры в то время гражданам не принадлежали: они были государственными. Ни продать, ни купить, ни обменять их было нельзя. Ну, по крайней мере, законными способами. То, как эти законы обходили, мы обсуждать сейчас не будем. Это, как говорит Леонид Каневский, совсем другая история.

Теперь про санатории. Я в детстве страдал сразу несколькими заболеваниями (нет, не насморком и кашлем, а кое-чем посерьезнее). Моя мать пришла просить для меня путевку в санаторий, так как врачи рекомендовали мне подобное лечение, и лучше на юге. Но мама наглеть не стала, о юге не заикнулась, а просто попросила выделить хотя бы то, что есть. На что ей ответили, мол, ничего нет и зачем вы вообще таких больных детей рожаете. В санатории я так ни разу и не побывал.

Идем дальше: очереди. Очереди были за всем, от трусов до лука, причем гнилым. Я помню, как в наш овощной ларек летом иногда завозили бананы. Сведущие люди уже с утра толпились у дверей магазина. Я смотрел в окно через бинокль для того, чтобы дать маме отмашку, когда приедет машина. И вот она появляется, и мы мчимся к мгновенно образовавшейся длиннющей очереди. Бывало, что бананов нам не доставалось.

За тетрадями, красками, альбомами и другими канцелярскими товарами мы каждое лето ездили в Ленинград. У нас здесь ничего этого не было. Благо, в городе на Неве жили наши родственники. Правда, они сами ютились в комнатке в коммуналке. Но ничего, пускали нас на постой.

Ну, и о самом грустном, о репрессиях. Моя бабушка попала в эту мясорубку незадолго до смерти Сталина. Не повезло: еще бы немного, и она бы провела эти годы с семьей. Слава богу, бабушка вернулась назад целой и почти невредимой. Хотя здоровье было уже не то. Умела она в 55 лет. А вот дедушкин родной брат, направленный на строительство Беломорканала, так там и остался. Ну, теперь можете говорить о том, что болтать надо было меньше, анекдотов про вождей не рассказывать и тому подобное…

Пожалуй, пока хватит. «Неужели, — спросите вы, — ничего хорошего в СССР не было?». «Было!» — отвечу я. Но никогда и ничего нельзя идеализировать. Тем более что это хорошее вернуть, как мне кажется, невозможно. А вообще, позвольте, я лучше приведу слова из одного поста, который (редкий случай теперь) меня порадовал: «Хочу вернуться во времена сталинских репрессий, реформ и смертных казней! Мама говорит, тогда пломбир очень вкусный был!» Подумайте об этом, когда будете ставить очередной лайк советской газировке.

Ульян Кудженаты   

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings