Ожидание и реальность: объясняю, почему реорганизация петрозаводского травмпункта только на словах звучит красиво, а на деле это будет кошмар | Daily
Частное мнение

Ожидание и реальность: объясняю, почему реорганизация петрозаводского травмпункта только на словах звучит красиво, а на деле это будет кошмар

Травмпункт. Все местные каналы и газеты достаточно живо и, в общем-то, доступно осветили очередную планируемую «реорганизацию». А именно — изменение работы старейшего в Петрозаводске травматологического пункта. И, кстати, единственного. Не закрытия или ликвидации, как думают многие. Будет организована обычная дневная работа, как в поликлинике. Утром прием начался, вечером закончился. Ночью ворота на засов, всем до завтра. Или до понедельника. «А остальные?» — спросите вы. Ведь упасть можно когда угодно. Но всё продумано — милости просим в БСМП. Да-да, именно та, что на улице Кирова. Навигатор подскажет.

Вот такая «организация». Нам авторитетно заявляют, что так будет лучше. Доступнее и качественнее. И, кроме того, вскользь упоминают, что после апробирования системы возможен полный перенос экстренной помощи в приемный покой. Ну что ж, пофантазируем? Итак, час пробил. Настал тот день, когда двери единственного круглосуточного травмпункта закрылись навсегда.

И пока не начался художественный вымысел, позволю себе немного лирики. Видите ли, медицинское учреждение, которое называет себя «травмпункт», имеет, конечно, много минусов. И очереди бесконечные, и качество периодически хромает, и врач злой какой-то. Список этот у каждого свой, при желании дополните сами. Но есть плюс! Огромный такой. Он сводит на нет любое количество минусов. Тут принимают ВСЕХ — без полиса, паспорта, гражданства. И с чем угодно. Отсюда и очереди. Эдакий бесплатный центр медицинских консультаций. А теперь этого нет — на дверях бесплатного центра медицинских консультаций а-ля «я не знаю куда, поэтому к вам пришел» висит амбарный замок, «просто спросить» уже не получится. И вот начинается фантазия.

Давайте представим человека. Он работает, занимается своими делами, ему до фонаря эти новомодные «модернизации». Его-то не касается. Пока. И вот как-то вечером наш герой порежет себе руку ножом, нечаянно. Ахи, охи, в кастрюле картошка с кровью. На полу и столе — красные капельки, которые уверенно превращаются в разводы, пока ищешь, чем бы зажать. Что потом выбросить не жалко. Вот наконец-то зажал. Интуитивно понятно — от таких травм не помирают, сразу-то уж точно. Но теперь лечиться надо! Что же делать… мне с этою бедою? Ой, точно — травмпункт через дорогу же! Одеваемся и бежим туда, бережно зажимая руку полотенцем. Мелькают мысли «спасен-исцелен»! Не тут-то было — дверь чего-то не открывается. Заело? Нет, пресловутый замок не дает. И клочок пожелтевшей бумаги сочувственно информирует, что, дескать,

закончен бал, погасли свечи —

закрыт травмпункт уж месяц как,

всех теперь на Кирова всех лечат.

Новости смотреть надо.

У человека от удивления и бессилия опускаются руки. Падает в лужу полотенце, уверенно окрашивая её в красный цвет. Рана снова начинает кровоточить. И вот наш несчастный отходит от дверей, не зная, что и предпринять. Но не теряются прохожие, видящие окровавленного человека. И вскоре любезно вызванная «скорая», обработав и перевязав пострадавшую руку, доставляет его туда — в приемный зал больницы. Где его ждет часть вторая новой системы.

И снова лирика. Место, куда привезли нашего гипотетического пострадавшего, в Америке носит название Emergency (англ. — экстренный, неотложный, срочный). Именно здесь и определяется очередность приема. С помощью компьютера и специальной шкалы от 1 до 5, где 1 — «зачем пришёл, само пройдет», а 5 — «на помощь, мы его теряем». В любом американском сериале с медицинским уклоном это всё видно невооруженным глазом.

Вот наш герой усажен в кресло. Бригада объяснила всё у окошка регистратуры, кивая в сторону пострадавшего. Там его записали; фельдшер, уходя, произнес: «у вас риск 2, придется подождать, доктор в операционной». Человек не понял, что за риск, но уяснил, что придется посидеть. Тем более наложенная повязка остановила кровотечение. Украдкой оглядываясь по сторонам, он видит других ожидающих. Кто-то надсадно кашляет, прикрываясь платочком. Кто-то осторожно поглаживает травмированную ногу. А кто-то просто смотрит, не отрываясь, на дверь. Откуда, видимо, должны вызвать.

Тянулось время ожидания. Периодически звучали фамилии, люди исчезали за стеклянными дверями. Иногда там же проносились фельдшеры с каталками и капельницами. И тогда вызывать снова прекращали, отдавая приоритет более тяжелым пациентам. На дворе была уже глубокая ночь, и наш герой, ощутив на себе все прелести системы, потихоньку дремал в том же кресле. До тех пор, пока сквозь дрему не услышал, что позвали его. Он встал, покачнувшись от усталости, и медленно пошел к ожидающему его врачу. Рану, естественно, надо шить. Что и было сделано меньше чем за десять минут.

Вот швы наложены, рука замотана в кристально чистый бинт, рекомендации даны и даже записаны. Наконец, исцеленный пациент после всех мытарств садится в такси, чтобы добраться домой и лечь спать. Ведь с утра вместо работы придется топать в поликлинику. Лишь бы её за ночь не «оптимизировали».

Стоит отметить, что описанное обращение для травматологического пункта профильное, то бишь человек шёл по адресу. Как и подвернул ногу. Или упал с дерева. Но мы же помним, что тут смотрят всех. И, по крайней мере, могут сказать, куда обращаться с той или иной ситуацией. Так давайте вообразим ещё одного персонажа, который работал с болгаркой без очков. И вполне логично, что получил окалину в глаз. Пытался достать сам, только хуже сделал, натер. Теперь глаз болит, открывается с трудом, слезы текут потоком. Надо лечить! А где? Почему-то на ум приходит лишь травмпункт. И вот пострадавший, взирая на мир одним глазом и прикрывая другой, героически добирается до указанного учреждения на собственном транспорте. А там его встречают тишина, замок и бумага. Ну та, про «бал и свечи». А оставшимся глазом он сумел разглядеть, где ждут всех и вся. И, продолжая плакать одним глазом и улыбаться, он радостно двигает в тот самый приемный зал.

Не будем мучить его очередями — он сразу попадает к регистратору, от которого с ужасом узнает, что тут дежурного окулиста не бывает и ему придется проехаться до… другого конца города, рукой подать до места его жительства! Если бы его глаза могли поползти на лоб, они бы непременно сделали это. В голове крутилось множество ругательств, но интеллигент сдержался и, понуро склонив голову, отправился по указанному адресу. Где и — хвала всем — глаз промыли и всё извлекли, и что капать рассказали. Вот он, довольный донельзя, выходит от доктора, гордо глядя на мир двумя глазами. Садится в машину и буквально через две минуты уже паркуется во дворе своего дома. Помощь была ближе, чем он думал.

Вот такой вымысел. Он, к сожалению, не так далек от будущей реальности. Сухие цифры отчетов лишь подтверждают это: травмпункт востребован. За почти вековую историю здесь побывал, наверное, каждый житель города. Люди привыкли, что здесь круглосуточно можно получить помощь или консультацию. Но оптимизация продолжает вставлять палки в давно не смазанные скрипящие шестеренки, всё больше разлаживая работу «механизма». Зачем? Диктовано сверху. Кем? Неважно. Остается надеяться на то, что реформа пойдет на благо. А как же народ, который привык? Что же, тут как в песне: «Есть занятие опять — мал-помалу отвыкать».

@Добрый Кот

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2017 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings