«Папа бросил нас, когда мне было 4 года. Спустя много лет он разыскал нас: он выглядел как бомж…» Отчаянный монолог петрозаводчанина, который не знает, как ему поступить с престарелым отцом
Частное мнение

«Папа бросил нас, когда мне было 4 года. Спустя много лет он разыскал нас: он выглядел как бомж…» Отчаянный монолог петрозаводчанина, который не знает, как ему поступить с престарелым отцом

отец, сын, дом престарелых

Есть много историй о том, как дети сдают родителей в дома престарелых или какая еще сейчас есть там возможность: в пансионаты для пожилых людей, дома для ветеранов. В данный момент в таком учреждении находится мой отец. Мне это, как сыну, не дает покоя по совести, хотя я оплачиваю его пребывание там и регулярно его навещаю. Отношение, уход, питание в этом месте хорошее, но отец всегда плачет и хочет, чтобы я забрал его домой. Но мои родные категорически против этого, и я не знаю, что мне делать со своими чувствами и сомнениями. Если кто-то мне подскажет, как поступить, я буду признателен за совет.

Мой отец оставил нас мамой, когда мне было четыре года. Ушел к другой женщине. С алиментами как-то не сложилось, я теперь уже не помню, почему. У мамы я не спрашивал, мало тогда понимал в таких делах, но, в общем, она их не получала. Я слышал мельком, что отец снова женился, и в той семье тоже был ребенок. Жили мы небогато, однако мама ни на что не жаловалась, отца вспоминала редко, лишь перед смертью обмолвилась, что поначалу у них была крепкая любовь, но отец любил ходить по женщинам и выпить тоже был не дурак. Просила, чтобы я постарался вести другую жизнь.

Я ее заветы выполнил, выучился на автомеханика, после армии женился на любимой девушке, родилось двое детей. Работа тяжелая, но я ее люблю, выпиваю очень редко. Мама моя, к сожалению, умерла от рака в достаточно молодом возрасте, далее меня поддерживали тетя и бабушка, но и те потом отправились на тот свет. Всех нормально похоронил, в этом плане все было безупречно и честно. Но я остался без родственников. И вот как-то раз захотелось разыскать сестру от второго брака отца. У нас финская фамилия, и я подумал, что, если она ее не поменяла, то найду. И нашел. Особого желания общаться она не проявила, но в друзья в «ВКонтакте» добавилась.

А потом произошло вот что: мне позвонил Андрюха из нашего подъезда. Лучший друг, вместе строили снежные крепости, прыгали по гаражам и пытались делать какие-то, стреляющие пульками, пистолеты. Он сказал: «В подъезд проник какой-то мужик (ну, в наше время такое дело сложности не представляет), позвонил в мою квартиру, представился Дмитрием Александровичем и спросил: «Ты всегда с моим Артемом дружил. Знаешь адрес?» Телефона мобильного, наверное, у мужика и не было. Я его, конечно, вспомнил, хотя он и выглядел как бомж. Я ответил, что сразу ни адрес, ни телефон дать не могу, спрошу у Артема».

Я задумался. Никакого участия в моем воспитании этот человек ни в коем смысле не принимал, а сейчас ему явно нужна была какая-то помощь. У меня ёкнуло сердце — все же отец — и я попросил, друга, что если этот мужчина еще раз придет, пусть он даст ему мой адрес. И буквально спустя неделю в моей квартире раздался звонок.

Отца я признал, но предложил ему прийти в понедельник (он заявился в пятницу), а сам взял отгул. Решил раньше времени не травмировать семью. Отец безропотно согласился, пришел, принял ванну (он в самом деле выглядел как бомж), потом я дал ему кое-что из своей одежды (после купил ему самое необходимое), и мы поговорили.

«Да что сказать, — признался он, — я по бабам, да по бабам, то с одной, то с другой сходился, пытался жить, а толку нет. Паспорт где-то по пьянке потерял и трудовую книжку. Полиса страхового тоже нет». Я ответил, что в наше время это не проблема, все можно восстановить, только нужны усилия и время. Я ни в чем его не упрекал, он сам плакал, что вот потерял Анну (мою мать), а какая была хорошая женщина! Возможно, для него все женщины были хорошие, но тут я спорить не стал: не моя жизнь.

Потом мне позвонила та самая сводная сестра Анита, мол, у отца есть двухкомнатная квартира, как бы не пропил. Я ответил, что, конечно, отлично, если не пропил, но что тут делать, я не знаю. А после случилось следующее: папа каким-то образом написал дарственную на эту квартиру на дочь от второго брака, эту самую Аниту.

Ситуация сложилась такая: бывшая отцовская квартира принадлежит моей сводной сестре. У отца жилья нет. Анита не впускает его в квартиру и не собирается этого делать. На мой вопрос она ответила, что родной отец в ее воспитании никакого участия не принимал, алиментов не платил, у нее есть прекрасный отчим, которого она считает своим настоящим папой, а этот человек, ее биологический отец, должен заплатить ей то, что не платил всю жизнь. «Я дала ему деньги на водку? Что еще?» — вот ее ответ.

Сейчас мы с женой делаем все, чтобы восстановить документы моего отца. Это реально, только надо побегать. Пока мы его определили в пансионат для пожилых людей, но за это надо платить, а пенсия у отца не оформлена, пока не восстановлена трудовая книжка. Папа какое-то время жил в Доме ночного пребывания на улице Кооперативной, и ему даже хотели сделать новый паспорт, но он пришел вечером пьяный и все. Там такое не допускается. Потерял место. Жил еще у каких-то ребят, они вроде верующие, предоставляют койки тем, кто живет по христианским законам, работает, ну, отец, и там не задержался: выпил — его и оттуда выставили.

Я предлагаю жене: давай возьмем отца хоть на Новый год, познакомим с внуками, а много пить или вообще пить я ему не дам. Она вроде не возражает, а сестра откровенно смеется: «Ты его еще себе на голову посади. Он ни на тебя, ни на меня алиментов не платил, всю жизнь жил на дармовщинку у баб. Оказался никому не нужным — так сразу заявился». Я ответил: «Анита, но его квартира досталась тебе!». «Да он так и так бы ее пропил», — сказала она. Про мою долю я не упомянул, постарался быть выше этого, да и потом меня гложет совсем другое.

В связи с моей ситуацией я задумался о многом. Для нормального развития ребенка должен быть еще кто-то, помимо матери, третий. Существовать связка мать-ребенок-отец. Отец должен обладать тремя важными качествами: быть важным для матери и ребенка, возможно, более удаленным, чем мать, но способным к восприятию ребенка с чисто мужской точки зрения. Я всего этого знать не мог, потому что меня воспитывали женщины. К счастью, все были очень заняты, потому я вырос, каким вырос. Кстати, думаю, интерес к машинам — это от бати: он же был дальнобойщиком. И сейчас я все больше задумываюсь о воспитании собственных детей.

Мне не дает покоя вопрос: как быть с отцом? Сестра никогда не станет о нем заботиться — это ясно. Моей жене тесть-алкоголик, непредсказуемый человек, как-то не по нутру, и я ее понимаю, хотя место для его проживания в нашей квартире есть. Он многого лишил мою маму: после она так и не вышла замуж, думала только обо мне, на свою личную жизнь, как говорят, «забила», работала за двоих.

Но когда я приезжаю в пансионат и вижу слезы своего уже немолодого и немощного отца, о котором да, заботятся, но заботятся чужие люди, все время думаю: есть же библейские заповеди, где говориться, что надо почитать родителей, какими бы они ни были. Отец говорит, я бы кошку завел, даже двух, взял бы из приюта. Дача есть? Я бы там хотя бы зелень выращивал. Сердце подсказывает, что надо взять его к себе. Но как быть с прошлым? Отстраниться от него и забыть? Или нет?

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2019 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings