Психические расстройства, школьный автобус и подружки невесты: петрозаводчанка, которая никогда не была в Америке и знает о ней только по книгам, рассказала, какой представляет эту страну
Частное мнение

Психические расстройства, школьный автобус и подружки невесты: петрозаводчанка, которая никогда не была в Америке и знает о ней только по книгам, рассказала, какой представляет эту страну

Америка, школьный автобус, арахисовая паста, налоги, свадьба, подружки невесты

Я никогда не была и вряд ли когда-нибудь побываю в Америке. Эту подборку стереотипов, встречающихся в современных, ничем не выдающихся романах, едва ли можно считать серьезной, тем более где-то вероятны погрешности перевода. Такие произведения быстро забываются, не перечитываются, но, возможно, повторяющиеся именно в них детали скрывают суть обыкновенного американского быта. Итак, какая же она, «современная книжная Америка»?

Если начинать с детства, то школьный автобус, чаще оранжевый или желтый, — непременный и важный атрибут жизни, как и коробочка для завтрака, именно коробочка, а не контейнер, воспринимаемая как некий милый фетиш. А в ней, конечно же, сэндвич со срезанными корками, какие-нибудь морковные палочки или яблоко. А в столовой ученики, как правило, покупают молоко в пакете.

Бутерброды с вареньем и арахисовым маслом, якобы пользующиеся всеобщей любовью. Упоминаются почти во всех книгах современных американских авторов, особенно если в тексте речь идет о семьях, где есть дети. Что такого чудесного в этих бутербродах лично для меня — большая загадка. Арахисовое масло я однажды пробовала: показалось очень жирным и не слишком вкусным. А вареньем в наше время вообще вряд ли кого-либо удивишь.

Детские праздники. Собственно, в этом смысле наши люди многое позаимствовали у американцев. Но там подобные мероприятия иногда носят характер некоей обязаловки. Например, жители какого-нибудь коттеджного поселка раз в неделю устраивают «детские дни» — то в одной, то в другой семье. Там собираются взрослые и куча детей: в общем, полная свалка. На тех, кто не посещает эти дни, например, потому что не любит шума или чей ребенок сторонится больших сборищ, смотрят косо, как на отделившихся от коллектива. Так что даже скрепя сердце туда ходят почти все.

Спортивная команда. Бейсбольная, хоккейная, футбольная — она занимает чуть ли не центральное место в школьной жизни. Безусловно, спорт — это хорошо; и плохо не то, что ребята, у которых в этом смысле всё отлично получается, чаще всего становятся «популярными», а то, что те, у кого со спортивной подготовкой не очень, нередко прозябают в тени кумиров.

Школьные шкафчики. Шкафчик — это что-то предельно собственническое, неприкосновенное, иногда хранящее важные тайны. Иерархия шкафчиков тоже существует: у лучших учеников они самые удобные, на нормальной высоте, а не так, чтобы ползать на карачках.

Школьный психолог: под прицелом его ока буквально каждый ученик. Хорошо это или плохо? С одной стороны, хорошо, потому что можно вовремя заметить проблему ребенка и попытаться помочь ее решить. Чем плохо: психолог регулярно докладывает родителям, что не так с его чадом. Например, держится особняком или дружит с кем-то, кто может оказать негативное влияние. Не самое лучшее воздействие на нервную систему подростка и его характер плюс ограничение свободы выбора.

Аутизм — в виде глобальной проблемы. Синдром Аспергера и прочие нарушения психического развития упоминаются очень часто и удостаиваются пристального внимания. У нас такие дети, как правило, характеризуются просто как «странные».

С отношением к сексуальной ориентации встречается явный перебор. Например, если школьникам известно, что учитель-гей, это не вызывает никаких особых эмоций. Впечатлило упоминание о девушке — «президенте школьного клуба геев и лесбиянок». Кстати, об этом написано в книге довольно известной писательницы Джоди Пиколт «Девятнадцать минут», где герой поступает так же, как печально известный «керченский стрелок». Правда, в романе над парнем конкретно издевались одноклассники.

Выпускной школьный бал и вечная проблема выбора, кто с кем на него пойдет. Почему-то юноши и девушки непременно должны составить пары, что вызывает массу переживаний, сомнений и мучений. А вдруг она или он не согласится? Или уже кого-то выбрал, выбрала? Нередко эта проблема красной нитью проходит через всё произведение.

В шестнадцать лет юный американец чуть ли не автоматически получает права и, если позволяют родительские средства, ездит в школу на машине, пусть иногда далеко не новой, но на своей. Между тем детей, даже в обеспеченных семьях, особо не балуют: скосить траву на лужайке соседа или посидеть с чьим-то ребенком — для американского подростка это не исключение, а норма.

Про свадьбу с подружками невесты, с обязательным «что-то новое, что-то старое, что-то чужое и что-то голубое» слышали все. Этот обычай у нас не переняли, а вот традицию невесты кидать свадебный букет за спину — да. Так же как и подвязку — обязательную деталь свадебного образа невесты. В Америке считается плохой приметой проводить ночь с будущим мужем накануне свадьбы. У нас на такие вещи, если близость в принципе уже имела место, скорее всего, не обращают внимания.

Взрослая жизнь. Папа работает, мама — или да, или нет, двое-трое детей, непременно собака, кошка. Так вот, если мама сидит дома, это рано или поздно выливается в проблему под названием «ты лишил меня профессии и карьеры». Хорошо, если мама не начинает злоупотреблять спиртным, а сидит на антидепрессантах, что тоже не является нормальным выходом из ситуации. Можно себе представить, сколько наших женщин мечтали бы жить в отдельном доме с участком и бассейном, когда глава семьи сам решает все финансовые дела!

Многие героини современных американских романов посещают кулинарные курсы. Видимо, это вид клуба по интересам для домохозяек. У нас такое как-то не распространено; максимум, женщины делятся рецептами, да и то не очень часто при наличии всезнающего Интернета. При этом в ином романе запросто встретишь американку, которая благоговейно вздыхает при словосочетании «домашний суп», потому что обедает в кафе, а на ужин заказывает готовую еду. Человека, официально не приглашенного на обед, американцы едва ли усадят за стол, а вот вопрос: «Что вы будете пить?» прозвучит обязательно.

Сильное доверие к полицейским подчеркнуто почти в каждом произведении. Американцу трудно представить, чтобы коп не оказал ему помощь, потребовал взятку, вместо реального расследования происшествия зарылся в бумагах, а в результате прислал отписку. Почему-то в американских романах полицейские зачастую разведены или холосты: видимо, из-за большой загруженности работой.

Особо подчеркивается ответственность властей перед налогоплательщиками, которые тоже не дремлют, то и дело вопрошая: «И за что это мы платим налоги?». В нашей жизни такой вопрос ничего, кроме смеха, наверное, уже не вызывает.

Во вроде бы благополучной стране некоторые семьи живут в трейлерах, переезжают с места на место, их дети не посещают школу. Несколько странный вид свободы, который едва ли возможен у нас.

Старики живут в домах или пансионатах для престарелых, умирающие — в хосписах. Считается, что пожилым лучше находиться среди людей своего возраста. Родственники их регулярно навещают, и вроде бы ни у тех, ни у других не возникает чувства грусти или вины. Такие мысли и эмоции, скорее, посещают наших читателей, для которых дом престарелых ассоциируются с чем-то весьма безрадостным.

Если у кого-то случается несчастье, соседи приходят в дом и обязательно приносят еду. На поминальных службах часто исполняют песни, которые любил покойный, даже если это поп или рок. Тех, кто пришел на похороны, просят расписаться в книге соболезнований. А поминки, в отличие от наших, зачастую намного скромнее: бутерброды, кофе, чай, небольшое количество спиртных напитков.

Жизнь продолжается, и при рождении ребенка непременно рассылаются карточки с указанием даты рождения, веса и, как правило, двойного имени. Часто встречаются наши, особенно женские, уменьшительные имена, которые в Америке фигурируют как полные: Саша, Таня, Аня, Надя. Свобода выбора имени практически полная и разнообразие покруче нашего. У «книжных» американцев много отличий: они жарят маршмеллоу, пьют чай со льдом, с большим размахом отмечают Хеллоуин. Но это мелочи. И «книжные», и настоящие американцы, так же, как мы, хотят иметь семью и детей, берут животных из приюта, хвалят и ругают свою страну. И, конечно, мечтают о мире и счастье.

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings