Та самая петрозаводчанка, которая добилась личного приема у министра образования России — Daily
Частное мнение

Та самая петрозаводчанка, которая добилась личного приема у министра образования России

Совсем недавно все карельские СМИ облетела информация о молодом историке из Петрозаводска, которая пожаловать министру образования России Ольге Васильевой на проблемы с трудоустройством. Знакомьтесь: 30-летняя Ксения Дианова, автор 57 научных публикаций,  в свое время самый молодой кандидат наук в России, неоднократная обладательница именных  стипендий, в том числе стипендии правительства РК, стипендии правительства РФ и именной стипендии Президента Российской Федерации. Кстати, высших образования у Ксении три: историческое, психологическое и диплом в области PR.

Но обратиться к министру Ксению заставило даже не пренебрежение ее заслугами, а ситуация, которая сложилась в Институте истории, политических и социальных наук ПетрГУ. Девушка рассказала нам  о том, что именно заставило ее добиваться приема у самой высокой инстанции.

Всю сознательную жизнь я любила историю и не видела себя нигде кроме этой сферы – потому и поступила на исторический факультет ПетрГУ. С первого курса активно занималась научной деятельностью, принимала участие в региональных, всероссийских и международных конференциях. В 2009 году я с отличием окончила исторический факультет и сразу же поступила в очную аспирантуру ПетрГУ. 2 июля 2013 года успешно защитила диссертацию на соискание степени кандидата наук в Санкт-Петербургском институте истории РАН. На тот момент я стала самым молодым кандидатом исторических наук в Российской Федерации – казалось бы, повод для гордости родному вузу, но не тут-то было.

Меня много раз обещали принять на работу в ПетрГУ , однако постоянное трудоустройство регулярно откладывалось. Мне лишь предлагали вести занятия по совместительству вместо сотрудников кафедры или работать на условиях почасовой оплаты. После успешной защиты диссертации я вновь обратилась с письменным заявлением на имя декана исторического факультета Сергея Веригина с просьбой содействовать мне в трудоустройстве, однако оно также было проигнорировано. После этого, пожалуй, впервые в истории службы занятости я, самый молодой в Карелии и России кандидат исторических наук, встала на учет как безработная.

При этом парадоксальным образом работниками ПетрГУ, в том числе и преподавателями, постоянно становились люди, окончившие университет уже позже меня и не обучавшиеся в аспирантуре. Все мои попытки добиться справедливости — неоднократные письма в Минобрнауки, Рособрнадзор, президенту РФ, личное обращение к сенатору Сергею Катанандову — оказались тщетными.

В феврале 2015-го  на очередном личном приеме ректор ПетрГУ Анатолий Воронин сказал, что в условиях постоянного сокращения сотрудников единственный легитимный способ устройства на работу преподавателем – это участие в конкурсах на вакантные должности. Такие конкурсы проводят, когда истекают сроки договоров действующих сотрудников. Мне это показалось разумным, потому что, на мой взгляд, действительно путем справедливого и честного конкурсного отбора и должно приниматься решение о том, кто достоин занимать должность преподавателя вуза.

И с марта 2015 по февраль 2017-го я приняла участие в пяти конкурсах на ставку старшего преподавателя. Ни один из них не завершился в мою пользу. Во всех случаях моими оппонентами были незащитившиеся сотрудники ПетрГУ и бывшей КГПА, с меньшим количеством публикаций и более низкой квалификацией. С одной стороны, корпоративная этика весьма похвальна, но в то же время в условиях, когда профессиональные заслуги совершенно не влияют на исход подобного голосования, о какой объективности конкурсов может идти речь?! В этом случае можно прямо говорить о недобросовестной конкуренции и игнорировании государственных интересов, поскольку кадровая политика государственного вуза должна определяться теми вложениями в квалификацию сотрудников, которые были сделаны за счет средств федерального бюджета.

Многие советовали мне уехать за границу, но, видимо, моя беда в том, что я люблю свою страну и свой родной город, и всегда мечтала участвовать в его развитии и передавать все накопленные знания именно в родном вузе. Получается, что все финансовые средства, затраченные на мое обучение в очной аспирантуре, на защиту диссертации в Санкт-Петербургском институте истории РАН и прочее, были потрачены впустую – государство готовило меня как высококвалифицированного специалиста, но в результате я оказалась ему ненужной.

Ни в коем случае не хочу жаловаться или искать сочувствия – я «проглотила» все эти подарки судьбы и нашла возможности самореализации и в других сферах. Но когда явная несправедливость коснулась моей мамы, я не смогла молчать и мириться. Больше года назад начались судебные процессы, в которых пришлось доказывать незаконность ее увольнений из Института истории, политических и социальных наук ПетрГУ. Уже тогда у меня возникли мысли о систематической и планомерной травле со стороны руководства в лице Сергея Веригина, но я не хотела верить в непорядочность моего бывшего преподавателя и декана. Между тем, кроме моей мамы, незаконно уволенными из института оказались и другие преподаватели, некоторые из них нашли в себе мужество восстановиться через суд, например, Глеб Яровой.

После повторного восстановления по суду моей мамы ее травля не прекратилась. С февраля по июнь 2017 года руководство института терроризировало ее замечаниями и предупреждениями о возможных дисциплинарных взысканиях под мнимыми предлогами, ее книги запретили продавать в книжном киоске ПетрГУ, а в довершение отказали предоставить положенный по закону отпуск для подготовки к защите докторской. Более того, в новом учебном году ей не позволили вести ее же авторские курсы и отдали эту нагрузку другим преподавателям без их согласия.

Также стало известно, что Сергей Веригин звонил представителям диссертационного совета СПбГУ, при котором мама готовилась защищать свою докторскую диссертацию, и настаивал на том, чтобы ее сняли с защиты. Научное сообщество Петербурга недоумевало относительно подобного неакадемичного поведения руководителя института, который, казалось бы, должен быть заинтересован в успехах своих подчиненных. Между тем это представляется закономерным продолжением проводимой Веригиным политики: после присоединения к ПетрГУ КГПА в состав Института истории перешли сотрудники пресловутого неэффективного вуза, и, как ни странно, именно эти кадры стали «решать всё», поглотив старейшую в университете кафедру отечественной истории. Всё это не могло не отразиться на качестве преподавания профильных дисциплин: по неведомым причинам основные магистерские курсы были переданы неостепененным преподавателям из КГПА, в то время как признанные ученые, посвятившие свою жизнь работе в ПетрГУ, попадают под сокращение или преподают на технических отделениях, не передавая свои знания и опыт будущим историкам.

Веригину, видимо, была неприятна мысль о том, что вопреки всем увольнениям и гонениям моя мама защитит докторскую диссертацию, а значит, станет самым молодым доктором исторических наук в Карелии и единственным доктором исторических наук–женщиной в ПетрГУ. И его ближайшим другом и выходцем из КГПА Германом Чумаковым был подготовлен отрицательный отзыв на докторскую диссертацию мамы. При этом сам Чумаков не является специалистом в исследуемой области, но, тем не менее, отважился подвергнуть сомнению отзывы признанных ученых и академиков РАН, очень высоко оценивших работу мамы и давших положительные рецензии. Чумаков также счел возможным  перейти на личные оскорбления научного руководителя мамы – ученого с мировым именем Таисии Михайловны  Китаниной, что в принципе не может быть допустимо не то что с академической, но и с моральной точки зрения. Вопреки всем проискам уважаемых коллег 28 июня мама успешно защитила  докторскую диссертацию. На защите диссертационный совет и ученое сообщество Санкт-Петербурга осудили действия Чумакова и посчитали его отрицательный отзыв как минимум проявлением некомпетентности.

После случившегося адекватной ожидаемой реакцией должно было бы стать, по крайней мере, желание как можно скорее замять этот инцидент. Но Герман Чумаков направил в Минобрнауки РФ апелляцию на состоявшуюся защиту, в которой оскорбил и подверг сомнению компетенцию диссертационного совета СПбГУ – одного из ведущих советов РФ. Это первый случай в истории СПбГУ. В сложившихся условиях я не могла больше терпеть явный произвол и стала добиваться личного приема министра образования и науки. С большим трудом, но это всё же удалось. В предварительном обращении я изложила всю историю травли, которой подверглись я и моя мама.

Министр встретила меня очень приветливо – оказалось, что накануне моего визита она созванивалась с коллегами из Санкт-Петербурга (сама Ольга Юрьевна Васильева – доктор исторических наук), которые объективно и непредвзято рассказали ей о ситуации и обо всех проделках Веригина. Научное сообщество представляет собой очень узкий круг людей, и, например, обнаружилось, что ученые, с которыми я взаимодействовала в период защиты своей диссертации, оказались близкими знакомыми министра. Уточнив у меня некоторые подробности, Ольга Юрьевна пришла в ярость и тут же позвонила ректору ПетрГУ Анатолию Воронину – информация об этом звонке облетела все СМИ. В разговоре, который прошел на повышенных тонах, она потребовала, чтобы до 17:00 того же дня  Сергей Веригин был уволен. Однако по неясным причинам это указание министра было проигнорировано – более того, никаких санкций за все злоупотребления и нарушения со стороны Веригина так и не последовало. Остается загадкой, как долго руководство ПетрГУ намерено закрывать глаза на всю эту ситуацию.

4 октября состоялось внеочередное заседание диссертационного совета СПбГУ, на котором обсуждалась апелляция  Чумакова. Сам он предпочел остаться в Петрозаводске, хотя получил  соответствующий вызов из СПбГУ и требование Минобрнауки: кто как не он, инициатор подачи апелляции, должен был участвовать в её обсуждении?  На заседании 4 октября апелляция была  отклонена как не соответствующая действительности. В результате диссертационный совет СПбГУ подтвердил свое решение от 28 июня  о присуждении ученой степени доктора исторических наук моей маме, Елене Васильевне Диановой.

Что касается моих профессиональных планов, я продолжаю заниматься наукой и сейчас работаю над докторской диссертацией по истории моды (научный руководитель —  ученый из Санкт-Петербурга, академик Сергей Николаевич Полторак). О перспективах в ПетрГУ говорить очень трудно, но вне зависимости от них я намерена продолжать научную работу, и история по-прежнему является важной частью моей деятельности. Единственное, что, конечно, обидно — я окончила международную магистратуру, занимаюсь разработкой нового и перспективного научного направления, но родному вузу это неинтересно.

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2017 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх