Антон Беляев: «Козлом» человека делает то, что он на 100 процентов начинает верить в собственную совершенность
Интервью

Антон Беляев: «Козлом» человека делает то, что он на 100 процентов начинает верить в собственную совершенность

«Наши», — сказал Антон Беляев, когда зал без всяких дирижерских взмахов, знаков и подмигиваний продолжил вместо замолчавшего вдруг Антона БобМарлевское «No woman, no cry». Один из самых ярких участников проекта «Голос» Антон Беляев и группа «Therr Maitz» дали первый концерт в Петрозаводске. И они обещали вернуться.

Антон признался, что такой «филармонический» формат для «Therr Maitz» в новинку, но в этом и есть интерес. А еще рассказал, что очень волновался, когда выходил на «слепое» прослушивание в «Голосе».

— Я всегда выгляжу так, будто во всем уверен, но на самом деле внутри все не так… Я предполагал, что Поля меня просто узнает и поэтому повернется, но, вы понимаете, что это было бы для меня фиаско. Не потому, что Поля, а потому, что просто узнала. А когда повернулись все… я, честно, никак этого не ожидал.

— Что сейчас происходит в вашей жизни?

— То, что вы видите. Мы пытаемся усидеть сразу на нескольких стульях: то есть разобраться с тем, что после «Голоса» случилось, и оставаться верными тому, что мы делали и собираемся делать дальше. Это, конечно, непросто, потому что график плотный, мы даже стараемся на ближайшее время отказываться от открытых концертов, но есть концерты, от которых нельзя отказаться – всякие внутриструктурные и денежные истории. Получается, что мы все равно находимся в гастрольном графике, а нам нужно заканчивать пластинку, для нас это очень важно.

1

— То есть, «Голос» помог, популярность пришла?

— «Голос» помог сильно, благодаря этому проекту, наша песня в русском iTunes семь дней была самой продаваемой. Мы были очень удивлены этому, впрочем, как и всему, что с нами теперь происходит. На проект мы пришли для себя, хотели просто окунуться в это – понятно, что надеялись на какой-то ответ публики, но то, что произошло, для нас самих очень удивительно. Мы, как музыканты, перестали верить уже в людей, а все, оказывается, не так – все нормально.

[youtube_sc url=»http://youtu.be/lnQl_3XQE5s» width=»550″ height=»350″]

— Сейчас уже привыкли к популярности?

— К этому невозможно привыкнуть. Я участвовал в разных проектах, в успешных проектах, но никогда не был центром, «лицом» чего-то. Исполнять роль «главного» — это для меня большой стресс. Люди все время тебе рады – как к этому можно привыкнуть? Это вообще не очень нормально. Сегодня, кстати, была записка чудесная, но она мне в руки не попала, ребята ее куда-то замяли, а там было что-то типа «Побойтесь Бога, что вообще вы поете, вам надо на Паралимпийские игры ехать». И именно эту записку я хочу сохранить, это важно. Я, зная шоу-бизнес, считаю, что подобного должно быть больше – это нормально, а то уж больно сладко все получается.

— Мне кажется, вы настолько музыкант, что сложно к чему-то даже придраться…

— Это здесь ни при чем… Ну, как Вам сказать… Я же слежу за форумами, и есть люди, которые ждут, когда взойдет какая-нибудь суперзвезда на нашей сцене. А потом выясняется, что суперзвезда совсем не такая, как им представлялось и они начинают ее «топить». Нормальный процесс, мы, в общем-то, на этом и держимся, потому что находиться все время и полностью «в шоколаде» нельзя. Когда все вот это началось, в день, когда я проснулся и вдруг увидел, что и дворник, и мороженщик стали мне улыбаться, все начали говорить: «Да, чувак, ты вообще просто типа гений», я понял, что можно в это поверить и перестать вообще что-то делать. Это для меня самый большой страх. И не было никого, кто бы смачно на меня плюнул. Поэтому эти росточки (я о записке, в которой просят побояться Бога и не петь) меня отрезвляют, и это очень хорошо. Мне кажется, самая большая опасность всей этой свалившейся популярности – это не фотографии с поклонниками, не автографы, не лестные речи. «Козлом» человека делает то, что он на 100 процентов начинает верить в собственную совершенность – вопросов к себе не остается, и на этом все.

24

— Вы в музыку действительно пришли в пять лет, когда мама сказала: мол, решай все сам, сын?

— Ну, вот да – это реально так. Я ходил в легкую атлетику, на бокс и еще куда-то, но в режиме двух тренировок. На катке испугался, что прежде чем стать фигуристом, сначала надо научиться падать, в боксе продержался до первого попадания в нос, в бассейне страшно было опускаться в глубь воды, в гимнастике увидел, как девочка сделала мостик, и понял: нет, я этого не сделаю, это еще страшнее. В общем, как-то везде что-то не ладилось. Потом, видимо, на очереди стояла музыкальная школа, и там все решилось. Я вообще хотел на барабанах играть, но туда брали только с восьми лет, поэтому мне сказали: мол, поучись пока на фортепиано, а потом переведешься на барабаны. Но барабаны так и остались мечтой.

[youtube_sc url=»http://youtu.be/67haqvn-pN0″]

— И вам вот сразу понравилось учиться музыке?

— Знаете… Есть часть лирическая или космическая, я не знаю, как сказать, но если она приходит, то ты, в общем-то, в наслаждении находишься. Но для того, чтобы владеть и управлять этой частью, нужно элементарно «качать мышцы», просто работать, а это рутина. Заниматься ежедневно тяжело, и это не может нравиться — хочется же в футбол играть, с собакой гулять, на санках кататься… Я закончил тем, что парни во дворе спрашивали у моей мамы, выйдет ли гулять моя собака, а не я – все просто перестали верить, что я могу выйти погулять.

— Вы в 13 лет ушли в джаз. Почему джаз?

— Что-то бахнуло – не знаю… Нелюбовь, наверное, к системе.

— Пишут, что вы были просто неуправляемым подростком, хулиганом – это правда?

— Я и сейчас хулиган. А в детстве это было просто самоутверждение.

3

— Вам важно, где выступать – в таких, скажем так, академических залах или в клубах?

— Важно, но не принципиально. То, что было в Петрозаводске, для нас новый формат, мы его только осваиваем. Большой зал, зрители в креслах, филармоническая такая атмосфера нам в новинку, но очень интересно.

— Как вам наша публика?

— По-моему, прекрасная! Тем более, учитывая, что мы же еще не знакомы – большинство знают три-четыре песни, которые слышали в «Голосе». А те, кто продолжили дальше, слышали еще несколько наших композиций – свежей пластинки у нас нет, и слушателю пока трудно составить какое-то представление о нас, о нашей музыке.

[youtube_sc url=»http://youtu.be/T7uXBDobpoo»]

— Вам не предлагали стать шоуменом на телевидении – вы ведь уже попробовали себя в этой роли.

— Ну да, это был такой экспериментальный заход, и эта история продолжится, но она будет немножко в другом формате: меньше поп-музыки – больше разговоров про музыку.

6

— Как вы относитесь к сравнению вас со Стингом?

— Это же не три месяца назад случилось – привык уже. Я когда-то первый раз «открыл рот» просто потому, что не пришли на работу мои соратники и мне пришлось выкручиваться перед залом — это был Стинг. Естественно, мне нравится Стинг, и я много слушал его в детстве – наверное, манера отложилась. Спокойно, в общем, я к этому отношусь.

— Вы общаетесь с кем-то из участников «Голоса»?

— Дружить не дружим – просто времени на это ни у кого пока нет. Но когда вдруг встречаемся, то это всегда шумно и эмоционально. Есть люди, которые предлагали поучаствовать в их проектах, написать аранжировки, и я постараюсь найти на это время.

7

— С Леонидом Агутиным не планируете какой-то совместный проект?

— Есть предложение, но я пока не знаю, как это может выглядеть. Сделать что-то в рамках шоу не стыдно, а отдельно – совсем другое. Не готов сказать, получится ли.

Редакция благодарит за помощь в организации интервью Концертное агентство «АРТ- Престиж»

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2019 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings