Необычные фотографии петрозаводчанина Никиты Апанасенко: человек как материал
Интервью

Необычные фотографии петрозаводчанина Никиты Апанасенко: человек как материал

никита апанасенко, фотограф, петрозаводск, интервью,

Никита Апанасенко — талантливый фотограф из Великого Устюга, который сейчас живет и работает в Петрозаводске. Его фотографии радикально отличаются от всего, что делают другие фотографы в нашем городе. Читаем интервью и смотрим портфолио Никиты.

Фотографировать я начал где-то лет в 16. Тогда я первый раз я осознанно взял фотоаппарат в руки и пошел на улицу. Я тогда даже не знал, что существуют жанры фотографии — что бывает стрит, художественная, ню-фотография. На тот момент я учился в колледже и вообще не интересовался искусством, пристрастием моим была музыка. Да, как и многие, я ходил в художественную и музыкальную школы, но это было всё из разряда “лишь бы пиво по подъездам не пил”.

Друзья все разъехались, жил в провинции, заняться было особо нечем. Так что каждые выходные я стабильно выходил с камерой из дома на 5 часов и снимал всё, что видел. Выезжал за город, уходил в лес. Снимал пейзажи, улицы, людей. С тех времен у меня фотографий не осталась — я полностью удалил все архивы. Понял, что все эти цветочки-кошечки мне не очень интересны.

Никита Апанасенко (фото: Лолита Ташпулатова)

Уже тогда я начал делать черно-белые снимки, потому что с цветом мне тяжело работать, да и цветные снимки мне не особо нравились. Позднее я начал экспериментировать. Фотографировал своего друга дома — красил его краской, стал делать фоны из подручных материалов. Смотрелось это как подростковое баловство, конечно. Но все подошло к первой интересной серии — я начал делать композиции с костями. Не знаю, под чьим влиянием. Тогда мне нравились коллажи Виктора Горностаева (карельский художник и тату-мастер — прим. ред.). Я решил взять эту тему за опору и постараться оторваться от пейзажей и стандартных фотографий, искать что-то свое. Первые эксперименты с этими цифровыми коллажами многим понравились.

На момент этих первых экспериментов я все равно ничего не читал и мало интересовался искусством. Я помню, как на меня произвел большое впечатление фотограф Джоэл Питер Уиткин (американский фотограф с трансгрессивной тематикой — прим. ред.). Где-то увидел одну из его фотографий, полез смотреть и остался под сильным впечатлением. В подростковом периоде меня еще вдохновляли фотографы-путешественники. Фаворитом, которого я мог рассматривать бесконечно, был Майк Броуди (американский фотограф, снимающий под псевдонимом Polaroid Kidd — прим. ред.), который тусовался с панками, снимал на полароид. Нравилась эта эстетика бродяжничества.

В 2012 году я пошел учиться в “Академию фотографии” в Петрозаводске. Здесь я уже начал читать, вникать и разбираться. Овладел всей технической стороной вопроса, стал изучать классиков — в общем, начал с основ. В рамках занятий мы работали с актерами. На одной из съемок я познакомился с Сашей Галиевым (актер театра «Творческая мастерская» — прим. ред.). У нас получился интересный творческий союз — сделали тогда много хороших кадров. Я понял, что людей снимать мне нравится. Но все фотографии того периода были похожи друг на друга, и в итоге постепенно всё зашло в тупик. Я сделал большой перерыв. В 2018 году я снова начал снимать. Вот уже полгода тружусь — и вроде что-то получается

О своем стиле я не могу судить. Да, может, в рамках небольшого города мои снимки можно назвать узнаваемыми и немного шокирующими. Я понимаю, что люди разные и всем не угодить. Кому-то нравятся кошечки-собачки, кому-то — жанр “стрит”, а кому-то — связанные девушки Нобуёси Араки (известный японский фотограф, получивший известность благодаря провокационным фотографиям — прим. ред.). На вкус и цвет, как говорится…

Могу согласиться с тем, что у меня немного специфическое видение. Я считаю, что то, что я делаю, — это красиво. Иначе я бы этим не занимался — не смог делать то, что не нравится. Наверное, фраза прозвучит достаточно избито, но когда ты смотришь на фотографию, то главное, чтобы она вызывала у тебя эмоции. Неважно какие: гнев, восхищение, отвращение. Реакция в духе “как этот человек вообще ходит по этой планете” —  тоже вполне себе реакция. Хуже всего, когда ты смотришь на фотографию и ничего не испытываешь. В наше время это важно, потому что изображений много, а эмоций они вызывают мало.

Раньше один кадр мог изменить мир. Те же военные журналисты, которые освещали конфликты, публикуя, например, фотографии мертвых людей. Это еще хоть как-то влияло на человечество. Сейчас такими кадрами уже никого не удивишь. Человек всем пресытился, насилия и так много, информация об этом поступает к нам отовсюду. Покажи нам лет 20 назад фотографию мертвого человека — мы были бы в ужасе. Сейчас просто будем листать новостную ленту дальше. Слезу это уже не выбьет. Что касается реакции на мои фото, то самой неожиданной был небольшой рвотный рефлекс.

В моих фотографиях нет ничего про бодипозитив. Да, вы можете увидеть человеческое тело как оно есть, но здесь суть не в жире и не в складках. Это очень поверхностный взгляд. Такие кадры — это просто моя попытка передать через человеческое тело эмоции, красоту, напряжение через изгибы и линии. Человек в данном случае является просто материалом.

Коллажи получились спонтанно. Хотелось чего-то хулиганского: рваные края, острые линии, сшитые нитками края, грубые наложения. Это более честно, когда ты работаешь без эскизов, эмоционально погружаясь в момент. Фотографии все-таки немного о другом — более личном, глубоком. Коллажи — это, скорее, как эмоциональный порыв или вспышка.

Денег мне фотографии не приносят. Свадьбы — это не мое. Радостные фотографии с детьми я тоже не сделаю. Раскруткой особо не занимаюсь — выкладываю свои фотографии в социальные сети — и все. Что-то лайкают и комментируют. Писали недавно из двух зарубежных галерей, но там все в подвешенном состоянии. Как-то попал в финский самиздат Katso. Может, в “Ласточке” (выставка молодых карельских художников — прим. ред.) буду участвовать со своими коллажами. Есть планы сделать небольшой мультик или видео. Но пока я просто концентрируюсь на работе. Сейчас вообще много кто из творческой среды так живет — днем ходят в офис, а по вечерам творят. Ничего страшного в этом не вижу.

P.S. Сейчас фотографии Никиты можно посмотреть на небольшой выставке в кофейне «Кофессор» (Антикайнена, 27).

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2019 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings