Экс-губернатор Сергей Катанандов: "Надо вовремя уходить" | Daily
Интервью

Экс-губернатор Сергей Катанандов: «Надо вовремя уходить»

Бывший глава республики Сергей Катанандов, а ныне сенатор от Карелии, всегда был осторожным, почти скрытным человеком. Это вам не Андрей Нелидов, душа нараспашку, который уже через неделю после отставки давал откровенные интервью. Наверное, добрые полчаса нашей беседы Сергей Леонидович не смотрел мне в глаза. Потом «потеплел». Катанандов признался, что у него нет недвижимости за границей, рассказал, о чем он мечтает и почему не чувствует себя счастливым.

– Как вам нынешнее карельское лето?
– Два предыдущих года были жаркие, а сейчас, видимо, лет на пять снова обычное карельское лето. Конечно, ничего хорошего, что в наше время не хватает солнца для детей, ведь многие не могут позволить куда-то выехать.

– А вы за солнцем ехать собираетесь?
– Я летом всегда в Карелии. Один раз в году езжу в Карловы Вары, чтобы поддержать здоровье. Я люблю рыбалку, охоту. Начиная с середины июня до середины сентября приезжают товарищи-друзья.

– Народная молва приписывает вам недвижимость за границей: отели в Чехии и Испании…
– Это все неправда. Недвижимости за границей у меня нет. Надо понимать, что это колоссальные проблемы: надо денег найти, кредиты где-то брать. А что с ней потом делать? Покупать для отдыха дома, которые стоят пустыми?! Эксплуатация же денег стоит. Я приверженец простого способа отдыха – остановиться в обычной гостинице. В Карловых Варах мы снимаем однокомнатные квартиры и живем. Недорого совершенно. Сегодня и в Праге, и в Карловых Варах снять квартиру дешевле, чем в Петрозаводске. Гостиницы – в два раза дешевле, чем в Москве.

Почему вы так прикипели душой к Карловым Варам?
– Это единственный курорт, который мне помогал. Попал же я  туда не случайно: в 90-е годы у меня было большое количество язв. Еще важно, что там русский язык в обиходе, и у тебя голова не болит по поводу общения. Теперь как будто к себе домой приезжаешь.

– Английский язык не учите?
– Теперь забросил совсем. У меня был период, когда я занимался языком, он мне нужен был, а сейчас практически три слова знаю. Знания у меня слабенькие. Если язык используешь от случая к случаю  и нет практики, то забудешь все быстро.

– То есть в Совете Федерации не часто приходится общаться с иностранцами?
– Нет, практически нет. У нас для этого есть международный комитет.

– Как вообще вас приняла Москва?
– Условия жизни в Москве стали лучше по сравнению с тем, что было в 90-е годы. Москва – интенсивный город и там тяжело. И проблема не только в пробках, там такой магнетизм, будь здоров. Москва начинает работать позже, чем Карелия. Если здесь я был на работе в 7.45, то в Москве не раньше 10. Но зато мы назначаем встречи и в 10 вечера, и в 11.

– Что больше всего не нравится в Москве?
– Чувство несправедливости и неравенства. Возвращаюсь в родной Петрозаводск и вижу нехватку денег, а в Москве каждую улицу за сезон могут три раза заасфальтировать. Подобное изобилие средств не помешало бы таким территориям, как наша. И это вызывает раздражение. А так  москвичи – активные люди, там зевать не приходится. Кстати, в Москве научились ездить. Могу сравнивать с Карелией: в Петрозаводске водители хуже себя ведут, чем в Москве. В Москве водители более внимательные и аккуратные.

– Вы сами водите?
– Очень редко, но иногда приходится.

– А что нравится в Москве?
– Это город, где есть возможности образовываться, изучать родную историю, понимать истоки нашей жизни. Там уйма музеев. Часто бываем на концертах, спектаклях. В Большом театре еще не были – в него практически не попасть. В основном в драматические театры ходим. Мне много раз предлагали переехать в Москву, каждый раз выбирал Петрозаводск. И не жалею об этом. Несмотря на то, что город недостаточно развивается, все равно предпочитаю Петрозаводск. Он уютный и тихий.

– По вашим наблюдениям, как изменилась жизнь в Карелии за последние два года?
– Оценил бы эти два года, как нейтральные по развитию. Вроде и не топтались на месте, но и вперед не сильно шагнули. Еще немало времени потребуется, чтобы республика набрала новый темп. Последние два года очень много было дискуссий и шараханий, и разных идей. Но это не те ответы, которые нужны сегодня.

– Связаны ли были эти шараханья с личностью губернатора Андрея Нелидова?
– Я вообще не склонен критиковать людей, которые работают во власти по той причине, что сегодня мы трудно живем. Не могу связывать итоги работы с губернатором. Общее положение,  рубль ходит направо и налево, наши предприятия испытывают проблемы, лесопромышленный комплекс хромает. Это не только проблема правительства Карелии – это общероссийские проблемы.

– Президент работу Нелидова оценил весьма однозначно…
– Государство не подводило итоги, а, видимо, приняло решение по определенным мотивам. Я не слышал ни разу, чтобы кто-то крепко критиковал экономику Карелии и рассматривал ее в отрыве от, предположим, общего контекста развития страны. Да, у нас есть сложности. Почему? Потому что рядом с нами – динамично развивающиеся территории, в первую очередь Ленинградская область и Санкт-Петербург. Рядом с нами – Финляндия, и народу есть с чем сравнивать. Но мы не сможем сразу перескочить из одного состояния в другое. Путь нам предстоит пройти сложный. Два года – не тот срок, по которому можно оценивать итоги работы. Наверное, причиной стали взаимоотношения внутри Карелии в целом. И, мне кажется, это все понимают.

– Какие у вас отношения с новым губернатором?
– Александра Петровича знаю давно. У нас был договор с Ленобластью, бывали и в Гатчине, он нас принимал.

Сергей Катанандов– Даете советы по руководству республикой?
– Нет. Это не принято, это несерьезно. Каждый занимает свою нишу. Есть чем заниматься в Москве, тем более сейчас спрос с сенаторов возрос.

– А вам самому интересно то, чем вы сейчас занимаетесь?
– Работа в Совете Федерации отличается от работы в исполнительной власти. На первых порах было непросто адаптироваться. Сейчас скажу: если человек добросовестный, то он вполне может получить удовлетворение от этой работы и представлять регион достойно.

– Кому удалось помочь?
– Мы приняли за полгода 125 человек. Много вопросов по тарифам. Ищем пути, как помочь, думаем, как основу изменить. Просто приходят граждане, попавшие в сложную ситуацию. Приходила вдова ветерана, просила поставить памятник мужу.

– И как?
– На памятник из кармана достал денег. По ряду случаев обратился к предпринимателям. Например, оказали помощь фестивалю «Белые ночи» – тут моего кошелька не хватит. Для себя планку поставили – как минимум 25% обратившихся граждан должны получить 100-процентный результат. Хотя бы половина должна уйти с осознанием, что им помогли.

– Часто ли вас ругают?
– Бывает. Вы смотрите, наверное, Интернет, есть группа товарищей, которые высказываются по всем поводам. Северяне – народ прямой. Я регулярно смотрю наши новостные программы. Ведь не всегда получается из кабинета в Москве представлять картину. А не представляешь – трудно защищать интересы региона, сразу «поплывешь».

– Не обижаетесь, читая нелицеприятные мнения о себе?
– Обижаюсь, конечно. Прямую ложь хорошо различаю, а мнение есть мнение. Все, кто пришел в политику, должны это понимать. В Уголовный кодекс недавно ввели статью «Клевета», так вот сразу хочу сказать, что  никаких репрессий и посадок по этой статье не будет. Есть штраф большой, но это не означает, что кто-то попирает свободу слова.

– Экс-губернатор Нелидов ожидал, что после отставки ему вдогонку полетят упреки и гадости. Но, наоборот, услышал о себе много хорошего. А как у вас?
– (Смеется.) Конечно, люди имеют право давать оценки. Только мнение народа – главная оценка деятельности руководителя и политика. Не может он его не учитывать. Если оно негативное, он должен это понимать. Не могу сказать, что оценки все радостные были.

Говорят, свою отставку вы очень долго переживали.

– Мне рано подводить итоги и делать глобальные выводы. Я двадцать лет был руководителем: 8 лет мэром и 12 – главой республики. Это большой срок, чтобы люди поняли и высказались. Понятно, что не зря есть в законе ограничение сроков пребывания у власти. Надо вовремя уходить. Для того чтобы получить объективную оценку, не надо 20 лет сидеть – через 20 лет люди даже не вспомнят, что было в начале твоего пути. И оценку будут давать только по твоим последним поступкам.

То есть вы пересидели?
– Конечно. Понятно всем было. Я должен был почувствовать это раньше. Отгреб все, что положено. Но ничего страшного, это нормально. Почему я не уходил? У меня был ряд вопросов, принципиальных для меня, которые должен был довести до конца. Закончить мероприятия по 90-летию республики. Я принял непростое решение уйти. Помните, что я сделал это сам.

– Чувствуете ли вы себя счастливым?
– Есть замечательный фильм «Доживем до понедельника», там герой в сочинении пишет, что «Счастье – это тогда, когда тебя понимают». Я с ним солидарен. Чем больше тебя людей понимает, тем больше получаешь удовлетворения от своей работы. Жизнь человека состоит не только из работы, есть друзья, семья, общество, в котором он живет. Конечно, ощущать себя полностью счастливым очень трудно. Полно проблем, и начинаешь радоваться маленьким событиям. Пять внуков, жизнь идет. Нормально все, но было бы лукаво сказать, что такая жизнь козырная. Все равно хватает проблем: и в быту, и в работе. Хотелось бы, чтобы и страна, и мир были постабильнее. Чтобы в Петрозаводске на проспекте Ленина ям не было на дорогах. Но пока они есть.

– Помните, вы говорили, что мечтаете побывать в Рио-де-Жанейро…
– Да, Остап Бендер мечтал пройтись по Рио-де-Жанейро в белых штанах и в белой панаме. Пока эта мечта у меня не осуществилась. В феврале там проходит карнавал, но стоимость авиабилета в это время так поднимается, что не хочется лететь, без штанов останешься. Дорогое удовольствие. А в остальное время не получается. Надеюсь, что когда-нибудь побываю, это такая детская мечта.

Надежда Меккиева

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2017 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings