Елена Ваенга: "Хорошо, что я не в 20 лет звездулечкой стала!" | Daily
Интервью

Елена Ваенга: «Хорошо, что я не в 20 лет звездулечкой стала!»

В День республики, пожалуй, главным подарком для гостей праздника стал концерт Елены Ваенги. Весь стадион вместе с пригорками аплодировал певице, которая категорически отказывается чувствовать себя звездой, запросто босиком убегает со сцены в народ, восхищается народными коллективами, выступавшими до нее и рассказывает, что о Карелии знает с раннего детства – с тех самых пор, когда ее пугали старухой Лоухи.

— Дорогие друзья, мы с Еленой действительно очень давно друг друга знаем, и я сегодня в очередной раз убедился, что дружба – это когда человек может поддержать тебя не словами, а конкретными поступками. Елена, огромное спасибо! – сказал глава Карелии Александр Худилайнен, когда ближе к концу концерта Елена Ваенга наконец решилась открыть имя человека, просьбе которого она не смогла отказать и приехала спеть на главном празднике республики.

— Спасибо вам большое за то, что вы заботитесь о своих людях, — ответила Елена. – Кстати, сегодня ведущий со сцены сказал: «Если люди не умеют гулять – они не умеют жить». Почему только за кулисами сильно засмеялись? Кстати, если надо что-то спеть – просите, меня часто просят. И очень часто, знаете, какую песню? «С чего начинается Родина». А давайте споем буквально один куплет!

И они запели – причем все официальные мужчины, вышедшие с поздравительными благодарностями на сцену во главе с губернатором. Выстроились как мальчишки в вышколенном хоре и пели.

— Это была проверка! Если руководство не знает этой песни, значит, это плохое руководство! А эти мужчины были готовы допеть песню до конца! – довольная экспромтом заявила Ваенга. Правда, потом посетовала:

— Что я сейчас сказала? Меня же теперь «уволят» из половины городов России…

А сразу после концерта Елена Ваенга согласилась дать короткое интервью специально для «Губернiя DAILY».

— Вы действительно дружны с нашим губернатором?

— Да, очень давно — лет 15 как минимум. То есть еще с тех пор, когда и он, и я были, скажем так, простыми людьми.

— Вас называют шансонье – как вы к этому относитесь?

— Меня еще плохим человеком называют. Честно говоря, я уже давно никак к этому не отношусь – мне абсолютно все равно, как меня называют. Впрочем, давайте так: кто меня так называет?

— Ну, в Интернете – «шансонье Елена Ваенга»… Люди, журналисты называют.

— Ну, вот вы и ответили — журналисты. Чтобы я вас не обижала ни в коем случае, объясню – сейчас я согласилась дать интервью карельскому журналисту. Московский журналист здесь бы не сидел.

— Да, я читала, что у вас сложные отношения со столичной прессой.

— Конечно, сложные – потому что они решают, с кем я живу, что я ем, какая я, пишут что у меня базедова болезнь, что я сбежала из дурдома… Не хочу обсуждать, что обо мне пишут журналисты и как они меня называют — мне интересно, как меня люди называют.

— И журналисты тоже люди, ну да ладно…

— Таких очень мало, поверьте – вы, наверное, давно не встречали журналистов, которые в Москве работают… К моей больной бабушке стучатся люди в белых халатах: «Здравствуйте, мы из поликлиники – откройте, пожалуйста», а потом ходят, втихаря из-под полы все фотографируют и публикуют с комментариями.

— Это правда?

— Да, это журналисты газеты «Жизнь». И так поступают многие — 15 судов я уже выиграла. Ко мне в дом журналисты залезли – получили своей же камерой по голове. Люди, говорите? Не дай вам бог с такими людьми в жизни столкнуться, поэтому давайте говорить о творчестве и о хороших людях.

— Я, собственно, почему про шансон и спрашивала – на мой взгляд, в вашем творчестве в последнее время появилось больше ноток из национальных мелодий. Вы сами как назовете жанр или стиль, в котором работаете?

— Фолк-рок, наверное. А вообще, это дело у меня не появилось – у меня давным-давно все это было. Просто крутили по радио и ТВ определенные песни, из которых складывается мнение о человеке и его музыке. Когда люди приходят на концерты, они видят реальную картинку происходящего. Я думаю, вряд ли 15 лет назад на «Русском радио» поставили бы в эфир песню «Шопен». Потом я стала популярной, и ее стали крутить, а песне 15 лет, и ничего во мне не менялось.

— Не может быть, чтобы за 15 лет в человеке ничего не изменилось.

— Вы правы, поменялось, конечно – я была более наивная, более добрая и открытая всем людям. Потом я поняла, что люди не все одинаковы, и открываться, когда человек идет к тебе изначально со злом, не нужно.

— Вы со сцены сказали, что не чувствуете себя звездой, но считаете ли вы себя народной певицей – без всех этих грамот и подтвердительных бумажек?

— Ответ очень простой – народной певицей или певцом может назвать только народ.

— И как – называет?

— Ну, вы же все сами слышали сегодня.

— В ближайших планах у вас есть большой сольный концерт в Карелии?

— Будет, я обязательно приеду в Петрозаводск.

— Вы сказали, что сегодняшнее мероприятие – праздник с человеческим лицом.

— Да, мне все очень понравилось. Ваши народные коллективы – удивительны, костюмы прекрасные. И что главное — спиртного и сигарет не продают! Где вы такие праздники видели? Поверьте, я много по стране езжу и всякое видела – здесь люди с нормальными лицами, они действительно по-хорошему гуляют. Вечером выпьют, потому что это нормально, так принято на праздниках – а здесь сейчас все очень прилично.

— Что вы думаете о поддержке национальных традиций там, где коренных представителей осталось очень мало?

— В любой национальности есть традиции — и это очень серьезно, и это сила. Чем многонациональнее страна и чем больше в ней чтят культуру каждой национальности – тем лучше. А уважать исконные народы, поддерживать и даже культивировать – очень важно. Мы же с детства знаем, что такое хорошо и что такое плохо. То, что происходит здесь, на этом празднике – это хорошо.

— Как вам удается быть сильной властной женщиной, при этом оставаясь озорной девчонкой?

— Если честно – не знаю. Хотя… если бы мне досталось все это в 20 лет, то, наверное, все было бы по-другому. А поскольку я уже в очень зрелом возрасте получила популярность, то вот как-то так и получилось.

— Ну, про очень зрелый возраст вы лукавите, конечно…

— Ну, я все же не в 20 лет звездулечкой стала, а в 30. Между 20 и 30 годами разница большая.

— У вас шикарные музыканты – это первый состав, с которым начинали?

— Нет, алкоголики уволены. Оставшиеся оказались не идейные и тоже скоро ушли.

— Что значит «не идейные»?

— Те, которые пришли только деньги зарабатывать. Им все равно, у кого и что играть – у Стаса Михайлова, у Меладзе, у Пелагеи, у Ваенги, у «Короля и шута» — вообще плевать, просто дайте бабла. Вот такие люди рано или поздно откалываются от меня, просто как грязь. Я, может быть, агрессивна в этом вопросе, но я правда не люблю, когда люди что-то делают только ради денег — надо любить то, что ты делаешь. Сейчас у меня такие супермузыканты, которые меня заставляют пахать.

— Что вы еще в этой жизни любите?

— Очень много всего… Я не плету макраме, честно скажу, но вообще слишком многое мне интересно и слишком многое я люблю для того, чтобы что-то выделять.

— Говорят, вы любите готовить — может, поделитесь фирменным рецептом от Ваенги?

— Их так много… Давайте так: мы в следующий раз с вами встретимся, когда я приеду в Карелию, я подготовлюсь, расскажу вам парочку рецептов и, может быть, даже приготовлю.

— Договорились! Что пожелаете жителям Карелии?

— Я желаю быть здоровыми и хранить свои традиции, гордиться своей национальностью, своими костюмами, бытом и фольклором, потому что есть чем гордиться. Карелию я знаю очень хорошо и это невероятно красивый край. И люди здесь красивые.

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings