Илья Тимин: «Бежать или драться? Конечно, драться!»
Интервью

Илья Тимин: «Бежать или драться? Конечно, драться!»

Тимин

Наверное, мало кто из школьных учителей мог подумать, что из этого парня выйдет толк. «Ну да, в школьные годы меня часто называли хулиганом, чего уж тут лукавить, – признается нынешний директор по связям с общественностью компании «Ситилинк» Илья Тимин. – Хотя внутри себя я не всегда это признавал». Это потом хулиган чуть было не стал военным журналистом, но предпочел классическое филологическое образование. И именно «гроза школы» через несколько лет стал педагогом дополнительного образования и до сих пор работает с так называемыми трудными подростками.

А еще он заядлый охотник, рыбак и каякер, сумевший дать старт сильным спортсменам теперь уже международного уровня. А увлекается Илья (вы не поверите) резьбой по дереву и реставрацией музыкальных инструментов, хотя сам говорит, что реставрация – это слишком громко сказано, он лишь восстанавливает сломанные и переставшие звучать инструменты.

Свой дом

Мы встречались с Ильей в декабре в лютые морозы, и его приглашение домой на чай было весьма уместным. Тем более оказалось, что дом заслуживает отдельного рассказа. Здесь все по-настоящему – никаких тебе каркасных конструкций и стандартных решений. Бревенчатый сруб, который ничем не «закамуфлирован» внутри дома. В гостиной – солидный и, естественно, деревянный стол, камин, уютные диван и кресла, тут же гитары, скрипки, балалайки и очень вкусно пахнет деревом, а также блинами, которые готовит супруга Ильи Мария.

На второй этаж ведет лестница (ее Илья сосем недавно сделал вместе с другом) – огромное бревно, из которого как бы растут ступени. Рядом приставлены перила – тоже бревнышко, правда, значительно тоньше того, что держит ступени, и изогнуто так, чтобы действительно быть перилами и попадать во все размеры. Илья признается, что долго пришлось искать по лесам именно такой сухой ствол, потом его надо было довести до ума. И вот перила готовы – осталось только закрепить. Илья вообще все в этом доме делает своими руками, говорит, «заболел самоделкиным».

– Мы этот участок купили давно за две тысячи долларов, а теперь участки здесь стоят в несколько раз дороже, – рассказывает Илья. – Родители ворчали, конечно, говорили, что уж лучше бы на квартиру копили, но нам хотелось свой дом. Строили долго, и до сих пор до конца все не доделали, но уж очень хотелось встретить этот Новый год в своем доме, поэтому решили переехать. – А тут мы задумывали что-то типа небольшого спортивного зала с теннисным столом и тренажерами, но сама собой образовалась столярная мастерская, – проводит нас за стену гостиной Илья, и становится понятно, откуда на весь дом распространяется аромат дерева.

Кстати, в мастерской вместе с папой столярничает и одна из старших дочерей. Их у супругов Тиминых трое: двум старшим по 8 лет, младшенькой – 4 годика. «Старшие дочери – близняшки?» – спрашиваю я и по реакции Ильи понимаю, что что-то не так спросила… Он как-то сразу сник и будто начал подыскивать слова, для того чтобы ответить. Сестра Ильи погибла, и с тех пор в семье Тиминых три дочери. «И все обожают папу! – тут же, улыбаясь, комментирует Мария, супруга Ильи. – Папа у нас – душа семьи! С ним интересно и весело».

Увлеченные люди

Тимин играет на скрипки

– Илья, а как так получилось, что сын музыканта и художницы слыл завзятым хулиганом?
– Ну, вот как-то так получилось, – улыбается Илья. – Родители со мной, конечно, натерпелись… Прихожу я в новую школу, иду по коридору и вижу, что все разбегаются, а мне навстречу идет троица – самые главные хулиганы в школе. И что делать? Бежать или драться? Конечно, драться! В общем, в итоге подружились с этими хулиганами, – смеется Тимин. – А учиться я любил. И вообще в школе проводил много времени, в том числе и вне уроков. «Тройки» были не всегда, но были – по математике, химии, иногда по физике. Учился в музыкальной и художественной школах – а как иначе с моими родителями?

– В армии служили?
– Нет, в армию попасть стремления не было, поэтому я спросил в военкомате: нет ли какого-нибудь военного вуза, в котором бы я мог учиться вместо армии? И мне сказали – вот, пожалуйста, выбирай. Я решил поступать в Военный университет Вооруженных сил на факультет журналистики. Если честно, думал просто время потянуть, но случайно поступил и даже учился некоторое время, познав основные прелести казарменного положения. Но так как задачи стать военным у меня не было, при первой возможности комиссовался и продолжил учиться уже на гражданке – на филфаке ПетрГУ, затем, согласно новым законам в турбизнесе, прошел обучение на менеджера по туризму. А вообще со школьных лет у меня было увлечение – неформальная педагогика. Работал в школе, в детско-юношеском центре, в спортивно-экологическом клубе «Пилигрим». И даже учителем музыки в деревне Матросы… Мне нравилось и нравится заниматься с подростками.

– Почему? Что может быть интересного в подростках?
– Быть может, потому, что когда-то я сам был таким же подростком и в моей жизни встретились интересные, увлеченные люди, например, в клубе юных корреспондентов «Товарищ», в клубе археологии во Дворце творчества, в этнографическом клубе «Моя Карелия». В подростковом возрасте очень многое значат люди, которые тебя окружают, – старшие наставники и формируют жизненные принципы ребят. Мне всегда везло – рядом были уникальные люди. Учителя с большой буквы. Позже я увлекся каякингом и мальчишек стал учить – некоторые из них до сих пор занимаются, а один из участников обучения (из Финляндии) даже стал выступать на международных соревнованиях, и весьма успешно. Спорт и путешествия – как альтернатива улице и подъездам.

– И творческие проекты «Ситилинка» рассчитаны на то, чтобы привлечь молодежь?
– Не все, но часто – а как иначе? Мы хотим, чтобы люди знали, что им есть, где реализовать свое творчество или даже первые попытки творить. У них есть место, где они могут получить советы и какие-то рекомендации. У молодежи должен быть выбор – надо все попробовать и найти то, что близко тебе. Да и в целом у нас в команде «Ситилинка» есть уверенность – мы должны не только внутри компании формировать позитивное сообщество, но и посильно вкладываться в то большое общество, частью которого мы являемся.

Активный отдых

– Хорошо. А охотой вы когда увлеклись?
– Это все благодаря деду – он с моих малых лет брал меня с собой в лес. Он всему и научил. Я не понимаю, как мог бы жить без леса, без охоты и рыбалки – это моя большая страсть.

– У вас есть своя туристическая компания. Она из тех, что предлагает богатеям поохотиться на медведя или лося?
– Нет, таких показательных охот, когда зверя специально загоняют под охотника, мы не устраиваем. Это неправильно. Мы предлагаем активный отдых, сплавы на байдарках, катамаранах и каяках, походы, рыбалку и – иногда в экспедициях – охоту, в том числе на рябчиков, например, очень интересная охота. И необязательно быть уже бывалым охотником или рыболовом – мы всему научим и новичков.

– Ну а резьба по дереву и реставрация музыкальных инструментов откуда вдруг взялись в вашей жизни?
– И тут все очень просто. До 7-го класса я учился в 27-й школе, где был сказочный кабинет труда под руководством Михаила Александровича Курвина. Я готов был жить в школьных мастерских. Безусловно, без учителя сами мастерские не были бы привлекательны. Я уверен: все, что умею делать руками – это заслуга Михаила Александровича. Скучаю по тем временам. Кроме школы, у меня и дома было много творчества, моя мама – художник, поэтому работать руками и придумывать творческие решения, скорее всего, на уровне генетики передались и мне. Резьба по дереву – это вообще интересно, а уж тем более здорово, когда ты можешь что-то сделать своими руками для себя же: кровать, например, или кухонные фасады. Что же касается музыкальных инструментов, то это, опять же, дань прошлому, когда мы собирались «древлянской» тусовкой и что-то там пели. Тогда выбора инструментов не было, и мы часто делали гитары сами. Одна из запомнившихся мне гитар была потрескавшейся деревяхой с жуткими ржавыми железными струнами – именно на ней в 16 лет я готовился к поступлению в музучилище. В тот период я ушел из-под родительского крыла, работал матросом на поморской ладье «Святитель Николай». Гитара была корабельной – использовалась то как подставка, то как подпорка, то под дождиком кто-нибудь ей струны помучает. И с этой гитарой очень уверенный в себе я пришел поступать в музыкальное училище на класс гитары. Экзамены, конечно, провалил. Но охоту играть на гитаре этот случай у меня не отбил. Позже в руки попалась почти развалившаяся балалайка – восстановил ее, и вот звучит до сих пор. Однажды у дяди увидел скрипку и даже научился извлекать звук, – говорит Илья, снимает со стены скрипку и действительно чисто играет пусть и простую мелодию. – На флейте научился играть…

– То есть родительские старания с музыкальной и художественной школами все-таки не пропали даром?
– Не пропали. Родители – наше все. Папа – отличный музыкант и педагог, а мама – прекрасный художник, все это в той или иной мере формирует меня и сегодня… А вообще сейчас я задумал грандиозный интернет-проект – такого нет во всем мире.

– Расскажете?
– Вот когда эта фантазия начнет оживать – вам первым расскажу, – смеется Илья Тимин.

Что ж, пожелаем Илье удачи в его начинаниях!

Анастасия Вайник

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2019 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings