Победа в Европейском суде: что дальше? | Daily
Интервью

Победа в Европейском суде: что дальше?

Что означает победа Девлета Алиханова в Европейском суде по правам человека и когда он сможет выйти на свободу, — об этом мы расспросили его адвоката Михаила Шогина.

Европейский суд по правам человека удовлетворил жалобу Девлета Алиханова на незаконное содержание под стражей в течение трех лет. Фактически он подтвердил, что все это время судьи, которые принимали решения о продлении меры пресечения в виде ареста, действовали в нарушение российского законодательства. Означает ли это, что Алиханова освободят из колонии? И какие последствия будет иметь победа в ЕСПЧ для него самого и для судебной системы Карелии, оказавшейся в центре скандала? Будет ли известный политик и предприниматель обжаловать в Страсбурге вынесенный ему приговор? Эти и другие вопросы мы обсудили с Михаилом Шогиным — адвокатом Девлета Алиханова, который с первого дня задержания и до настоящего времени защищает его в судах.

— Михаил, что самое главное в решении Европейского суда?

— 29 марта 2018 года Европейским судом по правам человека принято итоговое решение по нашей жалобе в интересах Девлета Алиханова, где установлено нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод при избрании ему меры пресечения в виде заключения под стражу и неоднократного продления срока содержания в СИЗО.

В решении Европейского суда особо значимы два обстоятельства. Во-первых, суд прямо указал на отсутствие оснований для избрания меры пресечения и продления срока содержания под стражей в отношении Алиханова. В решении изложены конкретные нарушения, касающиеся именно данного случая: несостоятельность причин, использованных судами; выдвижение предположений о рисках того, что Алиханов может скрыться от правосудия или воспрепятствовать ему при отсутствии каких-либо доказательств этому; неспособность оценить индивидуальное положение заявителя; отсутствие попыток изучения возможности использования других мер пресечения; неэффективность проведения судебного разбирательства во время содержания под стражей.

Особо обращает на себя внимание тот факт, что мы неоднократно предупреждали наши суды о том, что нельзя выносить немотивированные решения об аресте и его продлении, говорили о последствиях и реакции на это Европейского суда по правам человека. Почему-то все забывают, что Верховный суд России в своих разъяснениях точно также толкует положения закона о необходимости указания на фактические основания, что на практике не исполняется. По крайней мере в нашем случае.

Только один раз наши доводы были услышаны судьей Верховного суда Карелии Альфией Нуждиной, которая изменила Алиханову арест на залог, однако после прямого вмешательства в ситуацию председателя Верховного суда Анатолия Накваса это законное решение было отменено, о чем подробно писали средства массовой информации.

— В Страсбурге Алиханов выиграл, все его аресты незаконны. Но три года человек уже отсидел. Что дальше?

— Согласно уголовно-процессуальному закону, принятие такого решения Европейским Судом по правам человека — это безусловное основание для отмены всех решений Петрозаводского городского суда и Верховного суда Республики Карелия, которые избирали Девлету Алиханову меру пресечения в виде заключения под стражу и продлевали сроки на протяжении трех лет. Отменить решения должен Президиум Верховного суда России по представлению председателя Вячеслава Михайловича Лебедева.

— А как это происходит на практике? Россия исполняет подобные решения Европейского суда?

— Это только вопрос времени: такое ходатайство нами уже направлено в высшую судебную инстанцию нашей страны. Вопрос касается устоявшейся практики Европейского суда по правам человека и Верховного суда России и не связан с толкованием федерального законодательства и российской Конституции. Поэтому, я уверен, в течение достаточно короткого срока эти решения будут отменены Верховным судом РФ.

— Надеемся, что так и будет. И тогда главный вопрос: как долго Алиханов должен находиться в местах лишения свободы?! Ведь по приговору ему дали 6 лет…

— 30 января 2018 года незаконный приговор Петрозаводского городского суда вступил в силу (оставлен в этот день без изменения определением судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Карелия), после чего Девлет Алиханов отправлен для отбывания наказания в исправительную колонию № 7, расположенную в Сегеже.

На наш взгляд, решением Европейского суда по правам человека по первой жалобе в интересах Алиханова заложена база для отмены незаконного и необоснованного приговора, вынесенного судом по существу уголовного дела. Ведь международной судебной инстанцией уже установлена предвзятость судьи, которой было вынесено данное судебное решение — судья Наталья Маненок неоднократно рассматривала вопрос о продлении срока содержания под стражей, в том числе, и на первоначальной стадии.

Стороной защиты в марте 2018 года приговор суда в отношении Алиханова обжалован в кассационном порядке в Президиум Верховного суда Республики Карелия. Жалобы адвокатов находятся на изучении у судьи, которым истребованы из суда первой инстанции все материалы уголовного дела.

По нашему мнению, многочисленные ошибки при рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции, которые перекочевали в приговор суда, очевидны. Их перечень уже известен любому представителю юридического сообщества Республики Карелия.

— Можете перечислить самые грубые нарушения, на основании которых приговор Алиханову должен быть отменен?

— Да, конечно. Самое грубое нарушение — Алиханов был незаконно удален из суда на стадии судебного следствия без права обжалования  этого решения за то, что он в процессуальной форме (прямо в соответствии с УПК) высказал свое несогласие с отказом суда в истребовании доказательств своей невиновности. Напомню, суд отказался допрашивать свидетелей защиты, хотя перед этим неспешно в течение года исследовал доказательства, представленные прокуратурой.

Несмотря на то, что возможность обжаловать решение суда законом предусмотрена, и вышестоящий суд дал такое указание, судья Наталья Маненок отказалась направлять в Верховный суд Карелии апелляционные жалобы стороны защиты на постановление об удалении подсудимого. Таким образом, Алиханов и защитники были лишены права обжалования этого постановления отдельно от итогового судебного акта.

Еще одно вопиющее нарушение — по уголовному делу были проведены две судебные оценочные экспертизы, которые подтвердили правомерность позиции Алиханова о том, что приватизация помещений, арендованных Сбербанком, прошла в соответствии с законом. Эксперты по уголовному делу также учли обременение в виде долгосрочной аренды при определении стоимости спорных помещений, так что ущерба по делу нет. Во всех регионах нашей страны приватизация помещений, арендованных Сбербанком России, была проведена точно также, как и в нашем случае, чему нами представлены бесспорные доказательства. Органом местного самоуправления назначался оценщик, который определял начальную стоимость таких объектов перед проведением аукциона. Экспертами в качестве обременения в Санкт-Петербурге, Мурманске, Великом Новгороде и других городах Северо-Запада учитывалось наличие долгосрочной аренды. Сбербанк России не имел права участвовать в таких аукционах, следовательно, не мог гарантировать приобретение арендованных помещений. Поэтому рыночная стоимость всех помещений для проведения аукциона была определена с учетом такого обременения.

Никого, кроме Алиханова, по таким сделкам почему-то не арестовали. Нам даже пришлось пойти на нестандартный ход — обратиться в Генеральную прокуратуру России с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту приватизации таких помещений по точно такой же схеме в Санкт-Петербурге. По поручению генпрокурора России прокуратурой Санкт-Петербурга была проведена проверка, которая установила, что такой механизм приватизации полностью соответствует закону. В возбуждении уголовного дела по факту приватизации помещений, арендованных Сбербанком России в Санкт-Петербурге, было отказано.

Невозможно похитить имущество, которое было продано на открытом аукционе. Никто из организаторов и участников к ответственности не привлечен.

Ну, и, наконец, нельзя не сказать про изменение обвинения. После того, как были представлены доказательства невиновности Алиханова, прокурорами в прениях в мое отсутствие и в отсутствие подсудимого — а это очень редкий случай, когда намеренно удаляют из судебного процесса и защитника, и подсудимого, — было изменено предъявленное обвинение. А это прямо запрещено законом.

Выход только один — это отмена незаконного и необоснованного приговора суда. Чем раньше, тем лучше. Незаконное осуждение такого принципиального и честного человека, как Алиханов, наносит вред, прежде всего, авторитету судебной системы. В противном случае, мы будем вынуждены вновь обратиться в ЕСПЧ, решение которого будет, несомненно, в пользу Алиханова. Хотя он сам не раз говорил, что обращение в Европейский суд по правам человека — это крайняя мера, на которую придется пойти только в том случае, если не останется шансов на правосудие в России.

Беседовала Наталья Захарчук

 

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings