Полковник Ширков: «Самое ценное - вовремя наступить на грабли» | Daily
Интервью

Полковник Ширков: «Самое ценное — вовремя наступить на грабли»

Именно он в 1981 году принял решение выкурить «черемухой» террориста из самолета и спас жизни членов экипажа захваченного ТУ-134, не говоря уже о самом воздушном судне, которое готовы были расстрелять. Все это происходило здесь у нас, в аэропорту «Бесовец», и тогда все газеты писали об операции «Набат». Сегодня полковник МВД в отставке Владимир Ширков вспоминает о первом раскрытом убийстве, совершенном почти по Достоевскому, рассказывает, почему долго не любил помидоры и делится мнением о реформе МВД. Для того чтобы судить о последнем, у него есть все основания – все-таки 30 лет прослужил в милиции, 10 лет возглавлял уголовный розыск республики, и даже став заместителем министра внутренних дел Карелии, продолжал лично контролировать расследование тяжких преступлений.

20 лет не ел помидоры

Вообще, говорить с человеком, который полжизни посвятил раскрытию тяжких преступлений – мероприятие не для слабонервных. Взгляд Владимира Ивановича выдержать ой как непросто – уже через пару минут я была готова показать содержимое сумки, объяснить, какие записи и почему есть на диктофоне и вообще, выложить всю подноготную.

– Мои прадеды были атаманами станицы Тифлисская Краснодарского края. Мать – донская казачка, причем тоже из знаменитой станицы. Шолохова читали? Один из героев – Аникей Борисович Травянов – совершенно реальный человек, и наши усадьбы были рядом. У него как у партизана, после войны были привилегии, в том числе и две коровы. Что такое каймак, знаете? В большом котле (литров на 30-50) топят молоко, и сверху получается толстый слой коричневых сливок, который потом режут на куски, как масло. Это и есть каймак. 1945-1946 годы, мы, мальчишки, жили как: папа на службе, мама тоже служила в милиции в паспортном столе, то есть сутками на работе, и нас воспитывала бабушка – преимущественно хворостиной. Нам по 5-6 лет, но надо помогать по хозяйству, поливать помидоры – труд адский, таскали воду из колодца какими-то огромными чайниками… Я потом лет 20 не мог есть помидоры. Но это я отвлекся. В общем, голодно, конечно, было и хотелось чего-нибудь вкусненького, и вот сидим мы с мальчишками в конопле, наблюдаем, как работница на соседнем участке топит молоко в этом огромном котле – подкинет дров и уйдет. Приноровились в ее отсутствие банкой этот каймак черпать. Пару раз все удачно прошло, а на третий только приспособились к очередной вылазке, как Аникей Борисович «прожарил» наши спины хлыстом так, что больше нам этого каймака не хотелось.

Пожалуй, символично, что потомок атаманов и будущий полковник МВД родился на тачанке – маму везли в роддом и не довезли. Случилось это в деревне Новосельцево Новгородской области, где тогда служил отец Владимира Ширкова. Потом были Монголия, Ярославль, только что освобожденный Сталинград, мамина родная станица, а в 1947 году отца перевели в Северный военный округ.

– Так мы и оказались в Петрозаводске. Город, конечно, был разгромлен – по всей улице Гоголя лишь один целый дом, так называемый «генеральский» (где сейчас паспортная служба). От соседнего дома осталось лишь два этажа – мы там с мальчишками на лыжах катались.

– В школу пошли в Петрозаводске?
– В первый класс пошел еще в станице, но стихийно: сам взял портфель, книгу «Три мушкетера» вместо букваря и пошел в школу. Конечно, в Петрозаводске после деревенской школы было тяжеловато учиться. Зато здесь я впервые увидел и попробовал пряник: в школе выдали, и я бежал домой, чтобы показать маме этот пряник.

– Учились хорошо?
– Нормально для мальчишки, до 8-9 класса «разбойничал», а потом очень серьезно стал заниматься хоккеем и даже был чемпионом Карелии.

 

Выкурили террориста

Владимир Иванович, расскажите историю о том, как здесь в Петрозаводске 30 лет назад был обезврежен террорист, захвативший самолет.

– А что рассказывать? Об этом все газеты писали… Вообще, мы, конечно, понятия не имели, что делать с террористом, захватившим самолет. Но Карелия оказалась очень выгодно расположена, поскольку террорист требовал доставить его в Финляндию. Здесь те же леса, небольшой аэропорт и по времени лететь примерно столько же, а русские вывески и аншлаги быстро сняли. Это успокоило молодого человека с бомбой, и он выпустил всех пассажиров, оставив в заложниках только экипаж самолета. Как выяснилось позже, у него действительно была бомба – пусть самодельная, но достаточно мощная для того, чтобы взорвать самолет. Конечно, мгновенно был собран штаб антитеррористической операции, которым руководили три генерала – армии, КГБ и МВД, и когда мы приехали на место, аэропорт уже был окружен солдатами с автоматами, везде были специалисты КГБ, ну и милиция. Решение должен был принимать генерал КГБ, а я смотрю – он постоянно с Москвой консультируется и время уходит. В общем, посоветовались мы с командиром Петрозаводского авиаотряда Николаем Скачковым, поговорили с техниками, привязали несколько пакетов «черемухи» на шесты, подошли со стороны хвоста и кабины, чтобы преступник не мог нас увидеть, и пустили дым через туалетные трубы. Через несколько минут террорист выскочил из самолета – осталось его только задержать. Он потом на допросах сам признавался, что думал – открыть дверь или взорвать самолет, но понадеялся, что его не расстреляют. Ему дали 12 лет и, может быть, он жив до сих пор.

Можно и повторить

– Что вы думаете о реформе МВД?

– Совершенствовать систему МВД, конечно, необходимо. Но делать так, как это было сделано – нельзя. Вы представляете, человеку говорят, что он, может, останется работать, а, может, и нет – через два года станет понятно. Как в таких условиях работать? А сокращение штатов и политика МВД в отношении участковых уполномоченных? То они экологи по совместительству, то еще кого-то подменяют, а ведь именно участковые – основная опора в работе… Еще при царе были околоточные – они знали свой участок, знали людей, и люди знали их. Сегодня кто знает своего участкового? Это главная ошибка министерства. И объединение районов – тоже огромная ошибка. Я понимаю, что такое съездить из Сегежи в Муезерку или из Кондопоги в Суоярви – все-таки 30 лет отработал и в том числе будучи старшим оперуполномоченным республики, по 200 дней в году проводил в командировках. Неразумно, конечно, проводили реформу. При этом, все изменения больше коснулись именно тех, кто на посту, а во всяких других службах, например, бухгалтерии – остались люди в погонах, хоть именно там и могли бы работать вольнонаемные.

Вообще, надо ли было менять «ми» на «по» и тратить на это почти 250 миллиардов рублей?
– Ни в коем случае. Ничего от этого не изменилось. Да и отношение у нас к «полицаям» исторически сложилось негативное.

– Бывали случаи, когда вам было жалко преступника?
– Бывало. Особенно молодых людей, которые ломали себе жизнь из-за необдуманных поступков.

– Не пожалели, что в вашей жизни все сложилось именно так?
– Я задумывался над этим вопросом… Можно было бы и повторить все еще раз.

– Дети не пошли по стопам отца?
– Нет, слава богу. Старшая дочь – отличный педагог, преподает в университете, сын работает в системе торговли, а младшая доченька у нас невеста на выданье. Я не ориентировал ни детей, ни внуков на выбор какой-то определенной профессии, они принимали решения сами. Я всегда даю возможность, может быть, и шишку набить, но получить свой жизненный опыт, чтобы потом не совершить более серьезных ошибок. Вовремя «наступить на грабли» – самое ценное.

Анастасия Вайник

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2017 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings