«Там высокая смертность и хамское отношение»: почему папа из Петрозаводска забрал свою дочь из клиники, куда ее направили по квоте, не дав врачам сделать операцию
Интервью

«Там высокая смертность и хамское отношение»: почему папа из Петрозаводска забрал свою дочь из клиники, куда ее направили по квоте, не дав врачам сделать операцию

папа с дочкой

Многие родители проходят непростой путь к выздоровлению своего ребенка, не хотят после даже вспоминать об этом. Но есть и те, кто готов говорить — ради того, чтобы другие не совершали их ошибок, чтобы у других детей была возможность пройти правильное обследование и лечение, был шанс на жизнь. Сегодняшняя история — из таких.

Житель Петрозаводска Сергей Анищенко — многодетный папа, у его двухлетней дочери Богданы в феврале 2019 года выявили врожденный порок сердца. До этого у ребенка стоял неправильный диагноз — «стеноз», врачи уверяли, что со временем всё пройдет само. В итоге на очередном ЭХО-КГ выяснилось: у девочки вторичный дефект межпредсердной перегородки (ДМПП — наличие открытого сообщения между правым и левым предсердиями – прим. авт.) 10 мм. Операцию таким детям делают практически сразу после рождения.

девочка

Сергей: Нас направили на осмотр к кардиологам из ФГБУ «НМИЦ ССХ им. А.Н. Бакулева». Поставили в очередь на квоту, место появилось на 21 октября, жена с дочкой поехали. Половину анализов для госпитализации при этом мы сдавали платно. В сердечно-сосудистом центре по результатам ЭХО-КГ у Богданы размер ДМПП был уже 12 мм. Операцию назначили, но жена с самого начала нахождения в больнице пребывала в шоке, так как условия были антисанитарные: пол в палатах грязный, носки почти сразу стали черными, в туалетах плесень и грибок. Детей возят после операции на каталках прямо по общим коридорам. Пока сидели в очереди, наблюдали хамское отношение персонала к пациентам.

Родителям Богданы сказали, что при таком диагнозе поможет только полостная операция, при которой тело ребенка охлаждают, достают сердечко, ставят на него «заплатку» и возвращают обратно.

Сергей: Мы поверили врачам, ведь это одна из самых известных больниц в России. Взяли платную палату за 4000 рублей в сутки, так как в бесплатных мест не было: две палаты по 8 человек были заняты. Пока жена и дочь готовились к операции, я написал в группу «КардиоМама — родители детей с пороками сердца», чтобы узнать отзывы про этот кардиоцентр и была ли у кого-то похожая ситуация. Мне начали отвечать многие родители, около 300 сообщений за вечер: отговаривали от операции, потому что диагноз некритичный и много случаев плохого исхода именно при полостной операции. Кстати, сам врач в клинике им. Бакулева нам сказал, что «у всех больниц свое кладбищ, всякое может быть».

Мужчине дали контакты врачей из других кардиоцентров России, с кем-то удалось связаться по телефону, с через WhatsApp и Viber. Три врача ответили сразу, что торопиться не надо, ситуация плановая. Еще пять написали на следующее утро, подтвердили. Семья еще вечером в срочном порядке приняла решение отказаться от операции и поехать на прием в ДГБ № 1 в Санкт-Петербург для обследования.

Сергей: За 10 часов до операции позвонил супруге и сказал, чтобы собирались и ехали домой. Но в больнице Богдане даже не снимали катетеры, через которые должны были делать капельницы, сказали, чтобы утром оплатили платную палату и тогда снимут их. Жену отговаривали уезжать оттуда, даже быстро поменяли время операции с 9 на 6 утра, собрали консилиум. Когда я говорил с нашим лечащим врачом по телефону, она бросила трубку, недослушав. Сказала медсестре снять катетер, а жене: «Мы вас назад не примем, вам может стать хуже».

девочка с катетером

В ДГБ № 1 папа Богданы узнал, что, оказывается, они могут получить квоту во многие кардиоцентры страны, только об этом почему-то им не рассказали сразу. Сумма по квоте, кстати, 860 тысяч рублей — конкретно на операцию, которую собирались делать девочке.

Сергей: Нам дали положительный ответ 9 учреждений! И, что самое главное, родители сами выбирают, куда везти своего ребенка. До этого в Республиканской больнице Петрозаводска нам говорили, что квоту нам дают только в центр им. Бакулева и что нужно срочно ехать именно туда. Но самое главное — в ДГБ нам сказали, что Богдане не требуется полостная операция! По результатам обследований ДМПП — 8,7 мм, края хорошо видны, пока только наблюдение. Если отверстие будет увеличиваться, дочери закроют его окклюдером в плановом порядке. Это безопасная операция, ребенок 100% будет жить.

папа с дочкой

Издание Mash в октябре этого года опубликовало статью, в ней родители детей, которым была сделана операция в клинике им. Бакулева, а также медсестра клиники, рассказали о том, что происходит за ее стенами и почему там такая высокая смертность после операций. Основная причина — плохая дезинфекция. По словам пациентов, буквально в течение часа после информации в СМИ об антисанитарных условиях пришли рабочие и начали красить, штукатурить и мыть всё вокруг.

Ни для кого не секрет, насколько часто в учреждениях здравоохранения России вся работа грамотных врачей сводится на нет, если медсестра плохо продезинфицировала инструменты. Или уборщица помыла тряпкой кувез ребенка с инфекцией, а затем этой же тряпкой кувез малыша здорового — итог всем понятен, правда? Тот же стафилококк настолько въелся в стены зданий, что уже никакие средства дезинфекции не помогают.

Сергей также отправил обращение на сайт change.org, где собирает подписи к петиции «Контроль и открытость за работой работников сферы здравоохранения!»

семья

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings