Татьяна Жураховская: "Подумать о внуках мне некогда" | Daily
Интервью

Татьяна Жураховская: «Подумать о внуках мне некогда»

Говорят, когда Адама с Евой изгнали из рая, это стало первой вынужденной миграцией. С тех пор в поисках лучшей доли люди постоянно переезжают в другие города и страны. А вот начальник карельского управления миграционной службы Татьяна Жураховская никуда из Карелии переезжать не собирается. Татьяна Жураховская рассказала, тяжело ли женщине быть полковником, почему она завидует свои детям и что такое «резиновые дома».

Химик и полковник

Будущий полковник внутренней службы в юности и не задумывалась о погонах. Выпускница петрозаводской школы №17 увлекалась химией, любила математику и физику, а потому решила стать инженером-исследователем. Закончила Ленинградский технологический институт имени Ленсовета и по распределению уехала работать в Алтайский край.

– Татьяна Владимировна, инженер-исследователь – не очень женская профессия…

– Ну, почему же не женская? На мой взгляд, женщины не менее склонны что-то анализировать и делать выводы, даже, может быть, более глубокие. Женщины склонны к наблюдательности, к тому, чтобы замечать какие-то мелочи, детали, обобщать их. Ничего удивительного, на мой взгляд, тут нет.

– А что вы исследовали в Алтайском крае?

– Я работала на химическом комбинате в лаборатории на новом опытном производстве, которое только запускалось, все процессы проходили пилотную отработку и было очень интересно, но уж больно далеко. Поэтому я вернулась на родину к родителям – мне кажется, лучше и красивее Карелии нет ничего.

– Как же так получилось, что вы оказались в системе МВД и дослужились до звания полковника?

– Сюда я вернулась мамой двоих детей и в течение нескольких лет занималась их воспитанием. Сын старше дочери всего на два с половиной года и так получилось, что у меня был перерыв в работе в несколько лет. В это время в нашей стране произошли известные всем изменения, Советский Союз распался, был снят «железный занавес», создавались новые службы и в том числе проводился набор в паспортно-визовую службу. Так получилось, что в 1993 году меня приняли сюда на службу.

– Рядовым сотрудником?

– Естественно, сначала простым инспектором. Я до сих пор помню первую беседу с начальником паспортно-визового отдела МВД. Он очень серьезно меня предупреждал о том, что это служба, погоны, что это тяжело и трудно, спрашивал, есть ли кому сидеть с детьми, потому что будет необходимость нести службу в особом режиме и это часто связано с задержками на работе – нельзя все оставить и уйти с работы в 18.00. Я сказала, что готова и прослужила 19 лет. Сейчас полковник в отставке. Но я не предполагала, насколько это действительно тяжело.

– Дети пошли по вашим стопам?

– Нет – сын работает менеджером в одной из карельских компаний, дочь преподает в университете. Они до сих пор большие друзья, у них много общего и что меня больше всего радует сейчас в детях – они не разучились читать и обдумывать прочитанное. Я им очень завидую, потому что себе не могу этого позволить – времени для чтения в удовольствие очень мало, приходится читать много специальной литературы. Поэтому последний подарок, который мне сделали дети – электронная книга, чтобы мама хоть иногда читала.

– Как дети относились к маме полковнику?

– Наверное, гордились. Правда, сын до сих пор с обидой вспоминает, как я на нем, когда он был подростком, отрабатывала приемы борьбы… Спортивную подготовку в МВД никто не отменял.

– Вы строгая мама?

– Нет, совсем не строгая. Я учила их, что главное в жизни – доброта, понимание, честность и любовь.

– Бабушкой готовы стать?

– Мне даже подумать об этом некогда, – смеется Татьяна Жураховская. – Я стараюсь на них не давить, не поучать, не «заказывать» что-то, они сами выбирали себе профессию – может быть, и надо было где-то настоять, но я считаю, что они сами должны принимать решения. Хорошо бы, конечно, чтобы мы все учились не на своих ошибках, но решения они принимают сами, я стараюсь не опекать (насколько это может получаться у родителей).

– А дети не боялись за вас – все-таки служба в МВД подразумевает возможные форс-мажорные обстоятельства.

– Я думаю, конечно, переживали. Мне не довелось, но наши сотрудницы ездили в командировки в горячие точки и среди российских сотрудников УФМС были те, которые погибли в этих командировках. Все могло быть – это служба, но МВД все-таки берегло нас, учитывая, что большая часть сотрудников УФМС – женщины.

– Много ли в Карелии женщин-полковников? И что самое сложное в вашей работе?

– На самом деле, женщины полковники не такая уж редкость, но мужчин, естественно, больше. А самое сложное на службе в паспортно-визовом отделе – общение с людьми. Ведь никто не обходится без паспорта, а, значит, к нам обращается каждый. А люди все разные, у каждого своя история и свои чрезвычайные обстоятельства, поэтому бывают и просьбы, и конфликты, но часто людям действительно надо помогать. Поэтому, несмотря на то, что общение с людьми самое трудное в нашей работе, это же и самое интересное – то, что приносит удовлетворение, потому что очень приятно, когда удается помочь человеку разрешить какую-то непростую ситуацию.

«Резиновые дома»

– Интересна ли республика для приезжих?

– На наш взгляд, республика для мигрантов привлекательна. Только за полгода к нам въехало более 250 тысяч человек. Но не надо забывать, что у нас рядом Финляндия и большая часть потока идет через республику транзитом. Если говорить о тех, кто встает на миграционный учет в республике, то это порядка 50 тысяч человек в год. Здесь тоже достаточно большой процент граждан Финляндии, которые приезжают и останавливаются в гостиницах. Ну а если говорить о том, сколько у нас единовременно находится в республике иностранцев, то эта цифра не очень большая: зимой порядка двух-трех тысяч человек, летом – четыре-пять тысяч иностранных граждан, которые находятся здесь с разными целями. Если говорить о тех, кто работает, то это единовременно около 2000 человек.

Персона– Выдворять с территории России многих приходится?

– В этом году судами были приняты решения в отношении 30 человек. Это почти из 24 тысяч, поставленных на миграционный учет. Но решение о выдворении – крайняя мера, ведь после выдворения человек не может въехать на территорию России 5 лет. Это сегодня, а в готовящемся законопроекте планируется продлить этот срок до 10 лет. Готовятся изменения в законодательство, которые предусматривают выдворение из страны за повторное привлечение к административной ответственности на территории России.

– Какие еще изменения планируются в миграционном законодательстве?

– Только в этом году у нас появилась концепция государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года. В первые два года будет совершенствоваться законодательство и изменения коснутся как иностранных граждан (о некоторых мы уже говорили), так и россиян. В первую очередь это касается ужесточения уголовной ответственности за организацию незаконной миграции. Есть такая статья в уголовном кодексе, применяется она в принципе не очень часто, а у нас в республике, к сожалению, вообще прецедентов не было.

– Вы говорите, «к сожалению» – у нас в республики есть основания для применения этой статьи уголовного кодекса?

– К сожалению, организаторы пока не понесли соответствующего наказания.

– То есть они есть и даже вам известны?

– Пока ничего не реализовано, будем считать, что материалы находятся в разработке. Это всем известная проблема «резиновых домов», когда по одному адресу прописывают порой несколько сотен человек. Она, может быть, менее характерна для Карелии, но очень актуальна для центральных районов страны. Уже выявлены случаи приватизации жилья сотнями собственников и на каждого приходится меньше квадратного метра жилой площади. Это нонсенс и с этим, конечно, надо бороться, поэтому и планируется ввести уголовную ответственность для граждан России. Кроме того, будут ужесточаться санкции за незаконное пересечение границы. У нас же границы с бывшими республиками СНГ открыты и мало что мешает выдворенным иностранным гражданам въехать обратно.

– А выезжает из Карелии много наших граждан?

– К сожалению, выезжают от нас больше, чем въезжают – сальдо миграции пока не в нашу пользу. Но все шаги по изменению миграционной политики призваны улучшить демографическую ситуацию. У нас сейчас принята программа по содействию добровольному переселению и в этом году подано больше 200 заявлений.

Вообще если сравнивать миграционную привлекательность России с другими государствами, то она не очень велика.

– Во Франции было достаточно открытое миграционное законодательство и сейчас мы смотрим на Францию…

– Ну, да в Европе случился некоторый перекос – во Франции это были африканские страны – бывшие колонии, в Германии – турецкие рабочие. Хотелось бы этих проблем избежать и поскольку мы «едем сзади», то все ошибки проанализированы и хочется надеяться, что мы их не повторим.

 Анастасия Вайник

Читайте также

Новости партнеров

Интересное в сети

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2017 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings