Девушка-кок о романтике, мужском коллективе и морской закалке | Daily
Личный опыт

Девушка-кок о романтике, мужском коллективе и морской закалке

Все началось с того, что в 2007 году я познакомилась с будущим мужем, и Александр сразу сказал: «Я моряк, хожу в рейсы, готова ли ты меня ждать?» Я, конечно, была готова, но, ожидая любимого, сильно плакала, переживала. Наша разлука продолжалась семь месяцев — не такой уж маленький срок, а хотелось быть вместе, рядом.

Потом у нас состоялся, казалось бы, шуточный разговор, когда мой парень сказал: «Вот бы тебя к нам на судно поваром!» Дело в том, что Саше очень нравилась моя еда — я в самом деле хорошо готовлю. Мне кажется, он не предполагал, что я смогу воспринять это всерьез, но я задумалась. В результате документы мы оформляли вместе, и Саша говорил: «Если все получится, и менеджер тебя возьмет, то в следующий рейс пойдем вдвоем». Собеседование я прошла, медкомиссию тоже, хотя требования были, как к космонавту. А еще выяснилось, что нужны «корочки» повара, и я пошла на курсы, где все удивлялись, что я, такая молодая, хрупкая, хочу стать судовым поваром. Обычно женщинам-кокам уже за сорок, и они более крепкой комплекции. Но я была целеустремленной и стояла на своем.

Помимо обучения технике безопасности и тому, как оказывать первую медицинскую помощь, в береговом учебно-тренажерном центре мне предстояло пройти очень сложное испытание. Человек облачается в гидрокостюм, залезает на верхнюю палубу учебного корабля, проходит по узкому трапу и прыгает в холодную воду. А у меня был страх высоты, да и вообще я оказалась единственной девушкой в мужской команде. Мой парень советовал, мол, попроси у инструктора поблажку, но я заупрямилась: неужели я такая слабачка и сдамся без боя? Больше того, я вызвалась… прыгать первой. Как же было трудно сделать шаг в пустоту, но я справилась! И потом увидела в глазах мужчин неподдельное уважение.

У нас с Сашей была возможность выбора рейса: на Европу или в южные страны. Мы выбрали юг — море, тепло, экзотика, хотя позднее мой будущий муж говорил, что надо было выбрать европейское направление: там короткие переходы, а я страдаю от качки. Когда я стала собираться, не обошлось без приключений: попала с документами под сильный ливень, все намокло. Благо, менеджер помог все восстановить. Судно долго не давали, мы с Сашей ждали не меньше четырех месяцев и дождались только в декабре, а пока строили планы: сходим в рейс, вернемся с деньгами, сыграем свадьбу. И вот наконец в декабре 2008 года мы поднялись на борт сухогруза «Волго-Балт 237» и взяли курс к турецким берегам. Команда состояла из одиннадцати человек, четверо или пятеро были наши, петрозаводские. Конечно же, все мужчины, лишь одна я девушка-кок.

Работа судового повара очень тяжела, даже для мужчины, не то что для женщины. Собственно, я уже кое-что знала об этом и видела условия: огромные плиты, тяжелые кастрюли, вся кухонная работа на одном человеке. Когда во время предыдущего Сашиного рейса судно стояло на ремонте, я ездила в Ростов-на-Дону повидаться с любимым, была на камбузе и общалась с тамошним коком. Уже тогда я поняла, что далеко не каждая девушка рискнет отправиться в рейс в качестве повара. Мой парень тоже это понимал и теперь невероятно гордился тем, что я последовала за ним, и все остальные члены команды ему завидовали.

Ложилась я обычно в час ночи, а просыпаться приходилось в шесть утра, включать плиту, греть воду. (Правда, потом я просила об этом вахтенных, и тогда могла вставать в семь тридцать). Завтрак начинался в восемь тридцать. Обычно я готовила кашу или яичницу. Обед был в 13 часов: салат или овощная нарезка, суп, на второе обычно мясо с каким-либо гарниром. Суп я всегда готовила с тем расчетом, чтобы остатки можно было доесть вечером — это помимо основного ужина. Если был еще и полдник в 16:30, то ужин начинался в 20 часов, а если нет, то в 18:00. Полдника не было, когда мы стояли в порту, чтобы была возможность сходить в город. А так в полдник я нередко баловала экипаж выпечкой (пирожки, сосиски в тесте, блины, оладьи), а если очень уставала, то просто раздавала печенье, хотя его и так без конца таскали. Постоянно варила компот, а когда закончился хлеб, пекла его сама. И, конечно, после каждой трапезы предстояло мытье посуды.

«Если Таня стучит молотком, значит, на ужин отбивные!» — радовалась команда. Накормить стольких голодных мужчин не так-то просто, и с тех пор дома я не умею готовить мало супа: вечно начищу полно овощей! Кое-кто из членов команды по ночам пробирался на кухню и жарил яичницу или ел соленые огурцы. Сперва я закрывала на это глаза, а потом начала сердиться: уж если хомячите по ночам, то хотя бы мойте за собой посуду! Вообще, если я ступила на борт скромной, «белой и пушистой», то потом морская жизнь меня закалила, я научилась всех «строить», и меня слушались.

Новый год мы встречали на борту судна. Дело в том, что пока пограничники не примут пароход, мы не можем сойти на берег. А они открыли нам путь только 5 января. И на мне был весь новогодний стол! Я приготовила и традиционный оливье, и крабовый салат, и холодец. Капитан разрешил перенести завтрак на более позднее время. Очутившись на турецком берегу, мы погуляли по городу — было интересно. Ночной пролив Босфор очень красивый, огни ночного Стамбула, подсветка мостов и более ста кораблей в одном месте выглядят впечатляюще.

А вот турецкая еда, за исключением сладостей, мне не понравилась. Потом отправились с грузом в Азов, и тут меня настиг сюрприз. Некоторое время назад я стала подозревать, что беременна, хотя раньше списывала недомогание на акклиматизацию, а теперь сделала тесты, и моя догадка подтвердилась. Мы с моим будущим мужем стали думать, как быть. Если бы я призналась капитану, то меня отправили бы на берег, а я хотела продолжать рейс, потому мы приняли решение никому ничего не говорить. Мы очень обрадовались, что у нас будет малыш, и решили, что после следующего рейса я прошу заменить меня другим коком и поеду домой.

Беременной мне было тяжело работать вдвойне: мучилась от качки, меня мутило от запаха сырого мяса. Да еще тяжелые кастрюли и жар от плиты! Но я справлялась. Если бы попала в турецкую клинику, то там все дорого, или меня пришлось бы переправлять в Россию самолетом, но в целом все было хорошо, да и Саша относился ко мне с большой любовью, заботливо и трепетно и во всем поддерживал и помогал. Забегая вперед, скажу, что, несмотря на все трудности, я ни о чем не жалею, потому что такие впечатления — каждый день новые страны, неожиданности, приключения, постоянная новизна — дорогого стоят. И это совсем не то, что путешествовать как турист, ощущения совсем другие.

Бывали и приключения. Один раз мы попали в шторм, почти вся техника вышла из строя, в том числе и холодильники, из-за чего испортилось много мяса — его мы закупили в Турции, потому что там оно дешевое. А в Черном море мы на две недели застряли во льдах и ждали ледокол. Я все время смотрела вдаль, на горизонт, нет ли ледокола, и была на грани отчаяния, меня пугала неизвестность. Продукты заканчивались, а мне очень хотелось сладкого, кислого, фруктов. В те дни я ощущала себя, как в тюрьме, мне казалось, что я понимаю, что чувствуют заключенные. Я мечтала о свободе, мне жутко хотелось ступить на землю, куда-то выйти с корабля.

Однажды ко мне в каюту зашел наш электромонтер и протянул мне гранат. Сказал: «Вот, я берег для тебя». Он, кстати, единственный догадывался о моей беременности. Этот гранат стал для меня спасением, в тот момент для меня это было, как будто мне дали миллион долларов. Вообще, нам очень повезло с экипажем, мы все очень сдружились, а с таким капитаном, как наш, нам были не страшны ни шторма, ни морские пираты.

Я видела дельфинов: черноморские отличаются от средиземноморских. Первые сравнительно небольшие и плавают стайками, вторые — крупнее и держатся парами, самец и самочка. Дельфины очень любят сопровождать корабли, для них это что-то вроде игры. Эти животные вообще очень игривые: подпрыгивают в воздухе, делают перевороты. А еще я мечтала увидеть акулу и однажды увидела прямо в иллюминаторе на камбузе! Просто когда пароход не груженый, палуба находится высоко, а когда он идет с грузом, то иллюминаторы находятся вровень с водой: ты будто стоишь ногами в воде. Иногда на поверхности моря виднелся треугольный плавник — значит, тоже акула. Капитан запретил мне выбрасывать мясные отходы в море, чтобы не привлекать хищников.

Нам с Сашей очень запомнились закаты в Греции, там они особенные, а вместе с морским пейзажем зрелище просто потрясающее, мы любили каждый вечер, когда я доделаю все дела на камбузе, подниматься на верхнюю палубу с чашками горячего чая и любоваться вечерним бескрайним морем и закатом солнца.

Когда мы проплывали мимо Ирака, Сирии, Ливана, было страшно: там как раз начинались военные действия. Я впервые увидела корабли с пушками, на палубе — людей с ружьями. Одно судно подплыло к нам, нас выстроили в шеренгу и стали считать. Обыскали каюты, проверили паспорта и придрались именно к моему паспорту! Мол, фото не похоже, фамилия не так написана по-английски. Я искала какие-то другие снимки, чтобы доказать, что это я. С этими людьми объяснялся капитан, а мы все это время реально были на прицеле. Но все утряслось, и мы двинулись дальше.

Когда мы приплыли в Израиль, капитан хотел свозить меня в Иерусалим, на святую землю. Весь экипаж там уже был, а я — нет. Но мы, к сожалению, не успели. В Хайфе я надеялась купить себе фруктов и сладкого. Фрукты там дешевые, а вот ту же шоколадку «Альпен Гольд», которая у нас тогда стоила 30 руб. на наши деньги, можно было купить где-то за 150 руб. Запомнился момент, когда мы сошли на берег: я ощутила, какое это счастье — ходить по земле. Ни с чем не сравнимое ощущение, когда тебя не качает, когда ты видишь разные лица, а не только одни и те же изо дня в день. Все-таки ограничение в пространстве, в передвижении дает о себе знать.

Вернувшись домой, я сказала маме: «Я привезла много подарков, но один самый большой — ты станешь бабушкой». Мама ответила, что она это чувствовала. После рейса мы с Сашей расписались, а в августе я родила дочку. Мы долго не могли придумать имя и буквально в самый последний момент остановились на Таисии, и только потом я узнала, что Таисия — это покровительница мореплавателей. Она в самом деле сама не своя от воды, любит картины с кораблями. В общем, все, что связано с морем, — это ее. Сейчас у меня уже двое детей, я работаю в другой сфере, но все равно скучаю по морю и благодарна судьбе за то, что она подарила мне столько необычных впечатлений.

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings