«Бывшие квартиранты пытались отравить меня газом, но меня чудом спасла собака»: шокирующая история петрозаводчанки, сдававшей свой дом | Daily
Личный опыт

«Бывшие квартиранты пытались отравить меня газом, но меня чудом спасла собака»: шокирующая история петрозаводчанки, сдававшей свой дом

Сдавать жилье — дело рискованное и зачастую неблагодарное, это подтвердят многие люди. Так квартиранты моей знакомой, которые, мало того, что не погасили долги за несколько месяцев, постоянно ссылаясь на какие-то проблемы, съехали, не поставив хозяйку в известность, при этом свинтили барную стойку и увезли стиральную машину. Другие люди жалуются, что квартиранты портят мебель, разводят грязь и так далее. В общем, чужое — не свое. Хотя вещи есть вещи, это не человеческая жизнь, потому что меня еще и пытались убить. А спасением и я, и еще два человека обязаны собаке породы ротвейлер по кличке Уран.

Я всегда пускала жильцов в свой крымский дом бесплатно: дом без газа, отопление углем дорогое, «удобства» на улице, а чтобы в ванной была горячая вода, надо топить титан дровами. Газифицировать дом дорого, порядка 200 тысяч, а мы с дочкой приезжаем только на лето, и нам вполне хватает летнего душа, когда вода нагревается солнцем.

Самые первые квартиранты прожили в моем доме тринадцать лет; когда мы приезжали, уходили жить к родителям и появлялись только затем, чтобы поливать огород. Они многое сделали по ремонту, но я во все вкладывалась. Ушли они сами, когда у них появилось собственное жилье, я их не выгоняла. Причем в известность меня не поставили: о том, что они выезжают, мне сообщили соседи. И когда приехала летом, то увидела, что выкопаны самые хорошие цветы и молодые деревья, а также в одной из комнат снята батарея.

Больше я бы жильцов не искала, но следующим летом нам подкинули белого беспородного щенка. Собаку мы с дочкой заводить не собирались, поскольку в августе обычно уезжаем домой, но не выбрасывать же ее… Пристроить никуда не удалось, вывезти в Петрозаводск было сложно, поскольку по возрасту щенка не успевали с прививкой от бешенства, да и везти маленькую беспокойную собачонку в плацкарте — ни себя, ни окружающих не жалеть, и я стала искать людей. Звонила по объявлениям, сама подавала, но как только узнавали, что нет газа, сразу отказывались, хотя говорила, что пускаю бесплатно, только собаку кормите. В поселке собаки есть почти в каждом дворе — это если не охрана, то хотя бы «звонок»: чужие люди просто так в калитку не зайдут.

Я была в отчаянии, что делать с собакой, а потом буквально перед самым отъездом увидела на остановке объявление, что семья с двумя детьми срочно ищет недорогое жилье. Позвонила, они сразу пришли и сказали, что их все устраивает. Показались порядочными доброжелательными людьми. Обо всем договорились, я отдала им ключи, и мы с дочкой уехали с более-менее легкой душой, хотя жаль было расставаться с Робином: так мы назвали своего приемыша. Я заказала для него большую утепленную будку, свозила его на прививки, купила длинную цепь: в поселке собак в основном держат на цепи.

Всю зиму мы с квартирантами перезванивались — все было нормально. Они говорили, что навели порядок на участке, в доме поставили унитаз и провели местную канализацию, а также сделали освещение во дворе. Однажды написали, что на кухне холодно, надо поставить пластиковое окно, а у них совсем нет денег, и попросили меня прислать пять тысяч. Пересылать деньги в Крым в тот момент сложно, и я бегала по всему городу, пока не нашла, как это сделать, да еще и комиссию заплатила в 500 рублей. Только потом я узнала, что квартиранты взяли большой кредит и приобрели иномарку. То есть на это деньги нашлись. Что касается канализации, то они сделали ее для себя, я их об этом не просила: нас с дочкой вполне устраивал уличный туалет.

Когда летом я приехала в Крым и вошла в дом, то не узнала его: обе комнаты были буквально забиты чужой мебелью, а моя была разобрана и вынесена в сарай — на это у меня разрешения никто не спрашивал. На участке развели целую ферму, хотя спрашивали только, можно ли завести с десяток кур. Уходить этим квартирантам, по их словам, было некуда, и мы попытались жить двумя семьями. И нас общий быт не устроил буквально с первых дней.

Квартиранты вели себя так, будто хозяева они, а не мы. Утром меня ждала немытая посуда, приготовленную мной еду семья из четырех человек ела как свою, если младший ребенок заболевал, его оставляли на старшего, то есть и на нас тоже. Когда я что-то высказывала, поднималась волна возмущения. Собаку кормили помоями, и я сразу взялась сама варить ей кашу на мясном бульоне. Вдобавок выяснилось, что у квартирантов долги за коммунальные услуги. В общем, много чего было, и в конце отдыха мое терпение лопнуло. Я сказала: «Съезжайте!» Ответ поверг меня в шок: «А мы не съедем!» Дочку я отправила домой, а сама поменяла билет на более позднее число и осталась решать проблемы.

А дальше, собственно, о главном герое этой истории. Еще раньше, на пляже, я случайно познакомилась с парой: он москвич, она из Якутии. Встретились, полюбили друг друга, поженились. Сначала жили в Якутии, потом в Москве, а после решили бесшабашно махнуть в теплые края и обосноваться там. Третьим членом их семьи был крупный ротвейлер по кличке Уран. Когда я впервые его увидела, то испугалась: огромная голова, а пасть и зубы — это нечто. При этом очень красивая, пропорционально сложенная собака. Пес был невероятно умный, знал все команды и при этом не злой, не натасканный на охрану.

Ребята искали жилье на зиму, но все никак не получалось. Мне они сразу понравились: не в обиду жителям поселка, но их менталитет и интеллект отличались в выгодную сторону. Я спросила, устроит ли их мой дом, и они ответили, что да: хотя они типично городские жители и искали квартиру, но попробуют справиться. Я пожаловалась, что квартиранты и не думают уходить, ведут себя нагло. Данила, хозяин Урана, взял собаку на поводок и пошел со мной. Войдя в калитку вместе с такой компанией, я заявила, что это новый жилец. Данила сказал буквально пару совершенно не грубых слов, а Урану было достаточно молча стоять рядом.

На следующий день чудесным образом исчезло и многочисленное хозяйство, и вечно орущие дети, и часть мебели. Разумеется, эти квартиранты тоже не отличались оригинальностью: пытались прихватить кое-что из моего имущества, что было пресечено. В свой адрес я получила много «лестных» слов — видимо, в награду за то, что эти товарищи жили в моем доме бесплатно целый год. Данила же и Татьяна перенесли свои вещи, помогли собрать мебель, которая за год лежания в сарае от перепада температур была практически не собираема, познакомили Урана с нашим Робином, который, будучи гораздо меньше, бесстрашно бросался на ротвейлера, защищая свою территорию, за что получил от новых квартирантов прозвище Мушкетер.

С ребятами я сразу поладила, можно сказать, подружилась. Бывшие квартиранты время от времени наведывались во двор и в дом, чтобы забрать остатки своего барахла. Урану было велено их не трогать, и он почти не обращал на них внимания. На кухне из того, что принадлежало прежним жильцам, оставалась плита и газовый баллон, которыми мы не пользовались, а готовили на электрической плитке. Как-то раз она перегорела, и я отыскала в сарае старую, поставила ее на тумбочку у входа, после чего мы все пошли спать.

Я ночевала в дальней комнате, а Данила и Таня в той, что примыкала к кухне. Уран всегда лежал возле дивана, на котором спали его хозяева, а то и на диван норовил забраться. Входная дверь из-за жары была открыта. Никакого вторжения мы не боялись: привязанный во дворе Робин еще тот «звонок», а в доме огромный ротвейлер.

В Крыму спится крепко, потому, даже почувствовав на своей груди какую-то тяжесть, я не сразу проснулась. Когда я подняла веки, то увидела, что Уран смотрит мне прямо в глаза. Он принялся лизать меня в лицо и тормошить лапами. К слову, он сразу отнесся ко мне очень хорошо, клал голову на колени, и я быстро перестала его бояться. Ребята сказали, что он понял, что я хозяйка дома. В общем, поняв, что я проснулась, Уран потянул меня на кухню. При этом очень явственно ощущалось его волнение. Он словно хотел сказать: «Давай, давай, скорее, опасность»! Я поднялась, все еще не предполагая, что что-то не так и прошла туда, куда он меня так настойчиво звал.

То, что я увидела и почувствовала, повергло меня в шок: совсем не там, где я ее оставила вчера, а в другом углу, где розетка, на табуретке, стояла докрасна раскаленная плитка, и явственно ощущался запах газа. Я бросилась к баллону, подключенному к газовой плите, — он был открыт, как и одна из конфорок! Я быстро перекрыла газ, после чего рванула к электрической плитке и выдернула шнур. Сердце колотилось как бешеное, ноги были ватные, тело пробирала дрожь, всю меня буквально пронизывал страх. Может, еще существовала опасность «взлететь»?! К счастью, нет, хотя после все говорили, что если бы не собака, дом разнесло бы полностью, а мы бы, как говорится, очутились на небесах.

Я принялась будить Данилу и Таней, Уран помогал как мог. Не передать, как он тревожился за своих хозяев! И рычал, и скулил, и лаял; запрыгнул на диван и буквально тряс их. Они очнулись, но были как в тумане: успели надышаться газа. Видимо, Уран не сумел их растолкать и направился ко мне. А до меня газ еще просто не дошел. Версия наша была такая: калитка низкая, через нее ничего не стоит перелезть. И кто это мог быть, если Робин не залаял? Только тот человек, которого он прекрасно знал, а с бывшими квартирантами он прожил год. А Уран, по словам его хозяев, спит крепко, и, несмотря на свои размеры, он, скорее, квартирная собака и не охранник. К тому же ему было приказано не реагировать на бывших жильцов.

Тихонько открутить баллон и повернуть конфорку, а также перенести и подключить плитку ничего не стоило. Было написано заявление в полицию, ответ на которое пришел незадолго до Нового года, то есть почти через три месяца. Разумеется, там было сказано, что в возбуждении дела отказано «ввиду недостатка доказательств». Вроде как мы сами из-за ротозейства могли такое сделать. Или, может, этакая попытка коллективного суицида? А бывшие квартиранты, разумеется, все отрицали. Кстати, когда шло разбирательство, приходящие в мой дом полицейские сразу просили «увести собачку», а потом осторожно заглядывали в окна, глазели на запертого в комнате Урана и перешептывались: «Вот это собака, вот это собака!»

Зато теперь все знают, на какой улице и в каком доме живет самый устрашающе большой и по-человечески умный в поселке пес. Вряд ли кто-то посмеет сунуться. Данила и Таня пишут мне, что с живностью все хорошо, «мушкетер» Робин по-прежнему «гоняет ротвейлера», не понимая, что тому просто запретили его трогать. А еще из собак получился хороший тандем в смысле охраны. Теперь Уран чутко реагирует на лай Робина и сразу выходит на улицу, посмотреть, не случилось ли что.

Что касается прежних квартирантов, то пусть все будет на их совести, главное, что все мы остались живы. Хотя порой просто поражаешься, на что бывают способны вроде бы обыкновенные, совсем не криминального образа жизни люди, когда их одолевает зависть, злость или желание отомстить. В этом смысле многие собаки гораздо порядочнее, благороднее и добрее.

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings