«Меня дергали за косу до боли, плевали в лицо в туалете». Искренний рассказ новенькой, над которой жестоко издевались в школе
Личный опыт

«Меня дергали за косу до боли, плевали в лицо в туалете». Искренний рассказ новенькой, над которой жестоко издевались в школе

Кадр из сериала "Половое воспитание"

Я родилась в семье военного, и мы часто переезжали из города в город. Конечно, к этому надо привыкнуть: новый регион, климат, город, школа. Тем более тяжело было мне и моему брату, которые постоянно оказывались в классе новенькими. Но брат не робкого десятка, как говорится, с кулаками, потому ему было легче самоутвердиться. Я же всегда старалась «не высовываться», держалась скромно. Иногда мне удавалось заводить настоящих подруг, но вот только было больно потом их терять. То есть мы общаемся в соцсетях, но дружба на расстоянии — это уже не то.

Училась я средне, потому что в каждой школе свои требования, учителя разные. Бытует мнение, что вот как хорошо, когда папа — военный, тут тебе и хорошая зарплата, и пайки, и мама не работает. Но бесконечные переезды, контейнеры с вещами, новое жилье точно не радуют. У нас еще кошка с собакой, те вообще всякий раз, прошу прощения, офигевали от перемены места жительства. А папу в любое время могут вызвать на службу, и всё равно переживаешь, что и как: никто же ничего не говорит — информация закрытая.

И вот мы очутились в Петрозаводске. Учебное заведение называть не стану из-за папы: думаю, это понятно. Кстати, родители никогда не вмешивались в нашу школьную жизнь: считали, что мы должны приспосабливаться сами. Не скажу, что Петрозаводск мне сразу понравился: вечное межсезонье, мало солнца. Прежде мы жили в Орле — там было лучше. Но судьба семьи военных — это такая судьба, и ничего тут не поделаешь.

О себе (чтобы было понятно, как и что произошло потом): я на четверть армянка (по маме), а папа русский и фамилия у меня русская, и зовут меня Нина. То есть дело совсем не в каких-то национальных пристрастиях. О своей внешности я как-то не задумывалась и только теперь могу сказать: большие глаза, длинные ресницы, коса ниже пояса толщиной в руку, фигура тоже хорошая.

Полукровки — они вообще бывают необычными, выделяются. Но до поры до времени, повторюсь, я вообще не придавала этому никакого значения. Вы представляете, что когда впервые входишь в новый класс, и на тебя устремляются глаза учеников, которые уже давно друг друга знают, это, как минимум, неловко. Ну, ладно, мне не впервой. Села за стол с неприметной девочкой, которая у меня потом постоянно списывала, хотя отличницей я точно не была. Я заметила изучающие взгляды нескольких девчонок и парней, но не придала этому значения: так бывало всегда.

«Осторожнее с Наташей», — как-то шепнула мне соседка по парте Таня. Наташа была признанной красавицей класса: высокая стройная длинноногая блондинка (прошу прощения за стереотипы, но это действительно было так). Мальчики ходили за ней толпами. Есть такое в классе: если в одну девочку влюблен один парень, в нее влюблены и все остальные. Я много раз замечала такое, хотя не могу объяснить, с чем это связано.

Первое время все было нормально, а потом произошел какой-то сбой. Скажу сразу: я ничего для этого не делала. Да и парни вроде как не проявляли ко мне интереса. Но что-то, видимо, все-таки было, потому что это заметила Наташа. Ее побаивались девочки, а мальчики следовали за ней, как табун лошадей за вожаком.

Все началось на физкультуре. Вот случается такой парадокс: вроде и фигура у девушки, но она (девочка) вроде как не спортивная, то есть плохо выполняет упражнения на снарядах. Хотя я хорошо плаваю и неплохо хожу на лыжах. Надо мной стали смеяться мальчики и девочки (руководила Наташа). У меня кувырок не получался, я боялась лазить по канату и ходить по бревну. Всякий раз мои неловкие движения сопровождались издевательским хохотом.

Кадр из сериала «Половое воспитание»

Дальше — больше: стоило мне на алгебре выйти к доске, тут же раздавались комментарии: «Тупая корова!». Дело в том, что я не сильна в математике. А когда учительница русского языка спросила, как пишется слово «гораздо» и выражение «скрепя сердце», как ни странно, правильно ответила только я, потому что с детства много читаю. Так весь класс буквально взревел: «Выскочка!». Однажды мы были на экскурсии в библиотеке, и сотрудница спросила нас, помним ли мы, как звали коней Казбича и Александра Македонского. Я, не задумываясь, ответила: Карагёз и Буцефал. И ко мне тут же прилипла кличка «Кобыла». Это помимо тупой коровы. Хотя вообще-то Карагёз и Буцефал были жеребцами!

Что дальше? Меня дергали за косу до боли, плевали в лицо в туалете. Не Наташа, нет, просто девочки из ее свиты. Когда я, пардон, заходила в туалете в кабинку, за дверью стояли одноклассницы и комментировали, что я там делаю, то есть я даже естественные надобности справить спокойно не могла! Потом я приноровилась ходить в учительский туалет, за что мне не раз делали замечания учителя. Я пыталась по-хорошему поговорить с Наташей, но та только посмотрела на меня с презрением, усмехнулась и повернулась спиной.

Первая красавица класса — она, Наташа, и это не обсуждается. Моей единственной подругой в этой школе оставалась соседка по парте Таня, а ведь она тоже отчасти была изгоем, только как бы наоборот: серая мышка. Таня же мне и сказала: «Нина, ты ничего не изменишь: Наташка с первого класса такая. Потому перед ней все и стелются. Если она кого-то невзлюбит, тот, считай, пропал. Она решила, что ты красивее ее — в этом-то вся и причина. А еще на тебя Олег запал, просто ты этого не замечаешь. А для Наташки — это удар ниже пояса». Я была поражена, потому что никакой симпатии к себе со стороны Олега в самом деле не замечала.

Учителя во внутреннюю жизнь класса, как правило, не вмешиваются: у них без того забот хватает. Тем более старшеклассники — не малыши, вроде как сами должны разбираться. Родители, как я уже говорила, в мои проблемы не вникали. Однажды я сказала, что больше не стану ходить в школу, и получила взбучку, потому что, мол, учеба — это святое и не говори ерунды. Ты почти взрослая, неужели не можешь наладить отношений с одноклассниками? Поговорила с братом, и он посоветовал: «А ты двинь ей в рожу, сразу отвалит! Я-то твоих девчонок побить не могу. А в своем новом классе паре штук навалял, так мигом отстали. Теперь даже дружим».

И вот тогда я совершила большую ошибку. Как-то раз, раздавая тетради, то ли по невнимательности, то ли специально кто-то положил мою тетрадь с контрольной по алгебре на стол Наташи. Та открыла мою тетрадь и громко объявила: «Черная кобыла получила за контрольную два! И тут меня прорвало: «Вообще-то вороная!» С этими словами я подошла к Наташе, взяла ее за волосы и несколько раз изо всей силы ударила лицом о стол. У нее пошла кровь из носа, она зарыдала, учительница закричала, одноклассники застыли, как в ступоре. Наташу отправили в медицинский кабинет, а что было потом, догадаться нетрудно.

Вызов родителей к директору (какая-то там Нина во время урока избила отличницу и признанного лидера класса). Кстати, я замечала, что оценки Наташе всегда ставили хорошие, если даже она ответила «не очень». Мой рюкзак был заплеван, все ручки и карандаши поломаны, книги и тетради испорчены (а вот за это почему-то никого не наказали!). Мне грозили приводом в полицию, чем папа был просто убит. А я сказала, что не жалею о своем поступке и сделала бы это еще раз!

Что было дальше? В классе меня никто не трогал, обходили стороной. А если бы не обошли, я бы снова применила силу. Да, я назвала это ошибкой, но мне неясно, почему все нельзя решить добром. Красивая-некрасивая, с возрастом все меняются, и все эти «первые красавицы» могут со временем сделаться уродинами, а «серые мышки», как Таня, способны расцвести и стать настоящими принцессами.

Наташа с синяками под глазами и разбитым носом сидела дома, а я попросила родителей перевести меня в другую школу. Поставила условие: или так, или вообще в школу ходить не буду, делайте что хотите, силком не затащите. Спасибо брату: он еще как за меня заступился!

А потом ко мне подошел тот самый Олег и признался, что это он во всем виноват. Мол, сказал парням, смотрите, какая красивая девчонка! Мне тоже хотелось ему врезать: а чего ты терпел, когда надо мной издевались! Опустил глаза и извинялся. Не знаю, права ли я, но я его простила. Сейчас я в другой школе, с Олегом видимся, с Таней по-прежнему дружим. Про Наташу особо не спрашивала: полагаю, носит тот же титул. Главное, чтобы корона не жала и не свалилась с головы. Я только считаю, что безнаказанно издеваться над кем-то — это преступление против совести. И я презираю людей, которые этим живут.

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2019 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings