"Можно ли купить права? Запросто!" Откровения петрозаводского гаишника, от которых становится не по себе (план по штрафам у них действительно есть!) | Daily
Личный опыт

«Можно ли купить права? Запросто!» Откровения петрозаводского гаишника, от которых становится не по себе (план по штрафам у них действительно есть!)

сотрудники гибдд штрафы планы водители

Все граждане нашей страны в какой-то степени заложники системы, а сотрудники ГИБДД — больше, чем кто-либо. Мы по жизни ходим строем, и ослушаться приказа означает рисковать погонами, а значит, зарплатой, благополучием семьи. Как и повсюду в нашей стране, в сфере ГИБДД большое значение имеют знакомства, блат. Один сразу сядет в теплое кресло и будет шуршать бумагами и отдавать приказы другим, а второй так всю жизнь и проработает «на земле». Но в условиях нынешней нестабильности наша работа не так уж плоха, а что мы, водители и пешеходы, находимся по разные стороны хотя и невидимой, но четко ощутимой границы, то так, наверное, везде, во всем мире. Другое дело, мне бы хотелось, чтобы нас, гаишников, воспринимали не как тех, кто наказывает, а тех, кто учит и защищает.

В Сети много видеороликов, где показывают, как бравые граждане ставят на место инспекторов ДПС. Так вот: я категорически не рекомендую пытаться это сделать. Даже если водитель защищен законом, как правило, он не имеет представления о том, как воспользоваться своими правами. И если в общении с сотрудником ГИБДД он выбирает грубость и хамство, то чаще всего ему же выходит дороже. Разозлить инспектора легко, а вот доказать свою правоту впоследствии довольно трудно, потому что в подавляющем большинстве случаев мы пойдем на принцип и найдем, к чему обоснованно придраться.

Можно ли купить водительские права? Категории «В» — запросто; в Санкт-Петербурге даже сами права, без всякой сдачи экзамена. В Петрозаводске можно приобрести гарантированную положительную оценку, поставленную инспектором ГИБДД на экзамене, и, по последним данным, это стоит порядка пятнадцати тысяч рублей. Сам я такими вещами не занимался и сознательно никого не заваливал, а вот некоторые коллеги этим грешили. Если сотрудник ГИБДД захочет завалить новичка, то завалит без малейших усилий. Ситуация как в давней передаче «Вокруг смеха»: «Каждое утро Марья Ивановна бежала к остановке, а водитель смотрел и думал: «Успеет или не успеет?» И Марья Петровна всегда успевала. А однажды он закрыл двери прямо у нее перед носом и подумал: «Не успела».

Когда-то моя сестра, учась в университете, рассказывала, что кто-то из преподавателей не любил беременных, другие — ярко накрашенных девушек (или наоборот, любили таких), одна старая дева ненавидела парней. Вот тут такая же история: погода плохая, жена с утра не в настроении, дети уроки не выучили, а тут еще этот экзамен и дрожащая от страха (или наоборот, самоуверенная) блондинка или молодой (старый) осел. Вообще, я сразу вижу, дано или не дано человеку чувствовать автомобиль и дорогу, сможет ли он натренировать реакцию. Зачастую на экзамене люди просто сильно волнуются, и я не считаю, что стоит проявлять садизм, заставляя человека раз за разом испытывать разочарование, да еще выкладывать немалые суммы денег. Если он старается и имеет способности, лучше дать ему шанс.

Кстати, женщина за рулем — это особая тема. Обычно дамы водят уверенно, аккуратно, просто в силу особенностей пола они бывают рассеянными, то есть больше думают о своем, о женском. Однажды у нас было задание проверять старые автомобили — в тот год их много числилось в угоне. Тормознули «копейку» — в ней две девушки. Документов на машину никаких. Та, что за рулем, давай плакать. Мол, вчера резко потеплело, я поменяла сумку, а права, свидетельство, полис переложить забыла, они у меня дома, сейчас привезу. Все ясно: у моей жены тоже далеко не одна сумка. Мы записали номера, девчонок отпустили, и они в самом деле минут через пятнадцать привезли нам документы и… коробку конфет. Говорят, хотели коньяк, но постеснялись.

Иные дамы пытаются спекулировать на своей половой принадлежности, но вообще водитель — существо бесполое. Кто-то, может, и клюнет на хорошенькое личико, но у многих из нас это вызовет только раздражение. Не умеешь — не садись за руль, нарушила — отвечай. Встречаются крайне агрессивные дамы, которые сразу лезут в бутылку, чуть не с кулаками на инспектора кидаются, орут. С такими мы не церемонимся: влепим административку и скандаль потом в другом месте. Кстати, признаюсь, что расфуфыренных дамочек на шпильках за рулем я не люблю. Создается впечатление, что человек не куда-то едет, а просто выделывается. Поехала — надень удобную обувь, практичную одежду. Хочешь повыделываться, вызови такси.

«Своих» мы обычно не трогаем — это наша корпоративная солидарность. Приведу пример: однажды остановили с напарником Cherokee с московскими номерами — уж больно лихо ребята ехали, да и набито их было там больше чем под завязку. Они остановились, и видно без алкотестера, что бухие. Ну, что делать, попались столичные птички! Мы за протокол, а они нам: «Мужики, да войдите в положение: приехали к вам в Карелию порыбачить, места у вас тут красивые — да так получилось, что погуляли и перебрали. Вот уже домой возвращаемся. Все будет нормально, доберемся целые и никого не покалечим». Показывают «корочки»: все из «убойного» отдела. Мы им честь, они нам честь — и отпустили. Предупредили только, чтобы ехали осторожно, у нас тут своих аварий хватает.

Почему, если я должен без вопросов отпускать местного VIPа, который только кресло пятой точкой давит, хоть он сто раз нарушит, то не могу закрыть глаза на ребят, которые рискуют жизнью, ловя преступников? Закон у нас одинаков для всех? Нет, не для всех. Я люблю свою работу, но терпеть не могу некоторые ее моменты, например, если приезжает какой-нибудь Волков с кортежем, промелькнет по городу за секунду, а мы с напарником несколько часов стоим на морозе и как будто чего-то ждем. К сожалению, в нашей работе много бессмыслицы, мешающей настоящему делу, а также немало такого, благодаря чему порой чувствуешь себя дураком. Например, когда начальство несет откровенную хрень, а ты стой навытяжку, слушай и кивай. Хотя начальство, скорее, и само в курсе, но тоже притворяется, потому что ему это свыше спустили. Вот и получается такая игра в матрешки.

План по штрафам у нас, конечно, есть. Ловим водителей, выезжающих со двора на основную проезжую часть в том месте, где на боковой улице одностороннее движение в другую сторону. Штрафуем за неправильную парковку, за мелочи, вроде колесом на поребрик заехал. Любимая тема — обгон через сплошную линию. В кустах мы не сидим, но удобные места знаем, где под конец рабочего дня можно спокойно постоять: и поработать, и отдохнуть. Взятки не берем — кому надо рисковать, зарплата и так неплохая, все социальные гарантии есть. Другое дело, если кто-то может договориться через знакомых в ГИБДД. Тогда какую-то мзду получаем, рассматриваем как премию. Между прочим, наши гаишники — далеко не звери, а вот когда я был в Краснодарском крае, то буквально испытал шок. Все ездят как хотят, пешеходов не пропускают, инспекторы взятки не успевают рассовывать по карманам. Меня остановили — свой не свой, все равно оштрафовали.

Водители, несущиеся навстречу собственной гибели, — это одно, это можно хоть как-то объяснить, а вот стремящиеся туда же пешеходы — для меня до сих пор загадка. Одна пожилая женщина с завидным упорством сигала под колеса, потому как в этом месте ей было удобнее переходить дорогу, чтобы попасть в ближайший магазин. Я ей говорю: «Бабушка, ну, поживи ты еще немного, чего торопишься на тот свет? Вот же переход, через двадцать метров». А она: «Да я, сынок, всю жизнь так хожу». Иногда велосипедисты кажутся просто слепыми и глухими, как будто пребывают в другом мире. Мамочки того и гляди толкнут коляску под колеса, как будто ребенок уже смертельно надоел. Пешеходы не понимают, что дорога — это очень и очень опасно, что даже на пешеходном переходе нужно быть сто раз внимательным.

Принято считать, что наша профессия если не озлобляет, то очерствляет. Возможно, потому, что мы часто видим людей в массе. Я не перестаю поражаться не просто скоплению народа при авариях, а откровенному и какому-то то ли тупому, то ли просто циничному любопытству людей. Если есть смертельные жертвы, так некоторые граждане сделают все, чтобы пролезть вперед и не просто глянуть, а детально разглядеть труп. И если я вижу в руках человека телефон и понимаю, что он явно намеревается этим телефоном снимать последствия катастрофы, то просто хочется взять камеру и разбить. Тут же смерть, а не цирк! Вот тогда и создается впечатление, что у части населения атрофировались и мозги, и чувства.

В целом наша работа — это обязаловка, творческой жилки тут нет. А главное — ты как бы всегда на посту. Поехали отдыхать с женой на машине, и я буквально на автомате «этот нарушил, этот нарушил». Супруга сначала смеялась: «Давай, штрафуй всех, миллионерами будем!» А потом рассердилась и сказала, чтобы больше этого не слышала. Наши семьи тоже без конца словно вращаются в этом кругу, а я даже во сне, случается, что-нибудь говорю про работу. Стараюсь не рассказывать о служебных делах, хотя все знакомые постоянно спрашивают. Я рад, когда я на отдыхе и не в форме, тогда я вроде как обычный человек. Хотя специфика нашей работы накладывает большой отпечаток на личность, и такими, как все, мы, наверное, уже никогда не будем.

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings