"Неплохо удается раскрутить на деньги финнов". Откровенный рассказ петрозаводской проститутки о ее работе | Daily
Личный опыт

«Неплохо удается раскрутить на деньги финнов». Откровенный рассказ петрозаводской проститутки о ее работе

Я родилась в одном из отдаленных уголков Карелии, в поселке, куда зимой можно было добраться только на вахтовке. Отец утонул на рыбалке, я жила с мамой и бабушкой. Училась хорошо, а еще, несмотря на деревенские корни, природа не обидела меня внешностью, и все парни, кто еще не успел уехать или окончательно не спился, за мной бегали.

Хотя мне это льстило, я мечтала о другом будущем. Предполагала уехать в город, получить образование, найти работу. У нас красивые места, но зарабатывать практически нечем, люди спасаются тем, что собирают ягоды и сдают их оптовикам, как правило, по заниженным ценам.

Кто-то считает Петрозаводск большой деревней, но тогда для меня он был объектом мечтаний. К сожалению, экзамены в университет я провалила: то ли слишком волновалась, то ли уровень моей подготовки был ниже, чем у местных абитуриентов. Возвращаться в родной поселок мне не хотелось, и я устроилась на работу. Сняла комнату в общежитии и там же познакомилась с петрозаводской девушкой, которая была побойчее меня и лучше разбиралась в городской жизни. Когда у нас сложились доверительные отношения, она рассказала, как в Петрозаводске обстоит дело с первой древнейшей профессией и призналась, что иногда тоже оказывает интимные услуги за деньги и только благодаря этому может что-то купить и прилично выглядеть.

Тогда я посчитала такое занятие не то что недостойным нормальной женщины, а постыдным и мерзким, но моя новая подруга только посмеялась. Я мечтала о любви и дружной семье, а Ольга утверждала, что в современном обществе верные и заботливые мужчины — исключение из правил. «Это мы все разные, а их будто скопировали с одного образца. Ничего хорошего от них не жди, а потому лучшее, что мы можем сделать, это не дать им пользоваться собой, а пользоваться ими», — постоянно слышала я от нее. По характеру она была доброй отзывчивой девушкой, и я не отказалась от общения с ней, хотя сейчас думаю, что если б не Ольга, едва ли у меня когда-либо возникла мысль продавать свою молодость и красоту.

Путь от обычной девушки к ночной бабочке я прошла не сразу, не обошлось без моральной ломки, сомнений и страхов. Основную роль в принятии решения зарабатывать на жизнь таким способом сыграло тотальное безденежье, неустроенность в жизни и разочарование в предполагаемом будущем. Мои надежды встретить большую любовь не оправдались: у меня было несколько неудачных, оставивших горький след романов, один из которых увенчался появлением на свет внебрачного ребенка. Не зная, как содержать дочь, я отдала ее в Дом ребенка. Отказ не подписывала, потому ее не могли удочерить до трех лет, а потом мне предстояло выбирать, возьму ли я Юлю обратно или оставлю на попечении государства.

Сказав себе, что терять мне, собственно нечего, я осмелилась стать путаной. Меня взяли, потому что я подходила по многим параметрам, надо было только пройти «инструктаж» и освоиться с миром, который я еще не знала изнутри. Сначала я работала на низшем уровне — у меня не было права отказать клиенту, который остановил выбор на мне, приходилось выезжать в сауны, на корпоративы, где никогда не знаешь, чего ждать, а мужчины почти всегда бывают пьяны, могут унизить. Несмотря на это, быть единоличной «любительницей», какой некогда была Ольга, работать без всякого прикрытия я не рисковала — это слишком опасно: могут не заплатить, изнасиловать, избить или убить.

Тогда я жила на съемной квартире вместе с другими девушками, а заправляла всем мамка. Наша, как и почти всякая другая, раньше тоже торговала телом, а постарев и скопив кое-каких деньжат, решила организовать бизнес. Другими словами, сделалась хозяйкой «мясного рынка». Но поскольку без мужчин и тут никак, ее партнером стал прежний любовник, который постоянно заглядывался на девочек, а иногда и приставал, хотя если бы мамка узнала, то убила бы, причем не его, а нас. В ту пору у меня были другие манеры и привычки, чем сейчас: научилась ругаться, иногда я не следила за собой, нередко заглушала душевную боль и физическую брезгливость спиртным.

Со временем я поняла, что рано или поздно утону в этом болоте. Мы платили мамке за комнаты и еду, не говоря об отчислениях с «гонорара» каждого клиента и штрафов за разные, с ее точки зрения, нарушения. Мы не были рабынями, хочешь, уходи, но дело было налажено так, что ты просто не имела возможности уйти. Да и куда? Развратная профессия развращает, и ты перестаешь видеть для себя что-то другое. Я все меньше думала о маме и дочке, а когда умерла бабушка, у меня не получилось приехать на ее похороны, я только послала деньги. Прежние стремления вырваться из бедности, выучиться, найти достойную работу, создать семью отошли на второй план, я погрузилась в какой-то дурман, где нет ни мыслей, ни чувств.

Что сказать о мужчинах, которые пользовались нашими услугами? На мой взгляд, любой из представителей сильного пола (хотя на самом деле мы гораздо сильнее) желает хотя бы раз провести ночь с проституткой, что равносильно противоположному стремлению быть у девушки первым. Кто-то хочет получить новые ощущения, попробовать то, чего нельзя получить от жены, почувствовать себя, как они считают, настоящим мужчиной. Кем-то движет банальная похоть и даже жестокость. И если кто-то из них скажет, что у нас нет совести, то тогда ее нет и у них. А так называемые порядочные женщины? Мало ли тех, кто живет с мужчинами исключительно из выгоды: ради денег или чтобы «мужик в доме был»?

Один клиент признался, что найти в Петрозаводске не проститутку, а просто женщину на ночь не такая уж большая проблема. «Соглашаются быстро, особенно разведенные, ничего особого для этого делать не надо. Но потом хотят внимания, продолжения отношений», — говорил он. С нами было куда проще: сделал, что хотел, заплатил и ушел. Никто не притворяется, ничего из себя не строит, ни малейшей романтики, никаких обязательств.

Постепенно я поняла, что, дабы выбраться на поверхность бизнеса, все-таки стоит привнести момент театральности, некоего перевоплощения. Я старалась, это нравилосьь клиентам, и их количество существенно возросло. В материальном отношении мне очень помогло более тесное, чем это было принято, знакомство с одним мужчиной из Санкт-Петербурга. Так получилось, что мы разговорились, после чего он не один раз приезжал именно ко мне и, судя по всему, его привлекали не только постельные отношения. Услышав мою историю, узнав о моей дочери и маме, он заплатил мне гораздо больше, чем положено. «Я не хочу, чтобы ты думала, будто вы нам безразличны и нам нужно только одно», — сказал он, давая мне деньги. И я была уже достаточно опытна, чтобы надежно припрятать их от мамки.

Что касается питерцев, то их привлекает дешевизна услуг наших девочек по сравнению с расценками тамошних путан, хотя по факту жители Северной столицы, да и командировочные из других городов все равно платят больше, чем местные. Коренные петрозаводчане хотят получить все по полной программе, а кошелек чуть не в зубах держат. Неплохо удается раскрутить на деньги финнов, особенно если они примут на грудь, потому как быстро пьянеют и перестают соображать, что еврики — это не фантики от конфет. А наутро «поздно пить боржоми, когда желудок вырезали».

Понемногу я стала внимательнее относиться к себе, следила за внешностью, за речью, изучала тенденции рынка наших услуг. Во всем необходимы перемены: допустим, считается, что блондинки были и будут популярны всегда, но в последние годы их потеснили девушки с восточной внешностью. Из Елены я превратилась в Элен, училась быть разной, вникать в психологию тех, с кем приходилось общаться, если это нужно, мастерски притворяться. Не отрицаю, что цинизм и вранье являются частью нашего занятия, это щит и меч любой грамотной и опытной проститутки, хотя, если смотреть правде в глаза, порой ты защищаешься от самой себя, а не от других.

Через некоторое время я поселилась в отдельной квартире и стала оставлять свой номер телефона в соответствующих местах, например, в печатных изданиях разделе «знакомства». С виду не придерешься, хотя все понимают, что имеется в виду. Помогают и специальные сайты и социальные сети. Теперь уже я выбирала клиентов, принимала только в апартаментах, без всяких выездов. Работала по графику, сотрудничая с одним агентством. Обычно свидание не длилось больше ночи, лишь однажды клиент пожелал провести со мной все выходные.

Я наконец забрала дочку из Дома ребенка, в чем мне помогла знакомая, устроившая меня на фиктивную работу в одну фирму, то есть я уже не была девушкой с пониженной социальной ответственностью, благо и на учете нигде не состояла. Мне повезло, что я сумела познакомиться с обычными женщинами, а с некоторыми даже завести дружбу. Что касается моих былых товарок, с которыми я некогда проживала под одной крышей, то там имели место как взаимовыручка, так и жесткая конкуренция. Каждая из нас должна была знать свое место и зачастую не выбранное ими, а просто указанное. Хотя проститутки бывают очень разные, не только такие, на ком, как говорят, пробы ставить негде: некоторые и молятся, и на исповедь в церковь ходят.

С дочерью было сложно, она требовала много внимания, мне предстояло привыкнуть к ней, а ей — ко мне. Дело пошло на лад только тогда, когда я нашла опытную няню. Успокаивая себя, я вспоминала, что те же высокооплачиваемые певицы неделями пропадают на гастролях, оставляя детей на мамок и нянек. Сами воспитывать то ли не могут, то ли не хотят. Я хотела посвящать Юле как можно больше времени, но не всегда получалось. Маме я помогала чем могла, но перевезти ее в город не было возможности. Поселись она с нами, у нее неизбежно возникли бы вопросы, а соврать, глядя ей в глаза, ей мне будет сложно, да и она неглупый человек.

Как и в начале пути, моя жизнь полна страхов и сомнений, и наверняка я знаю только одно: мне никогда не стать прежней. Я утратила доверие к людям, веру в бескорыстие и честность, в любовь между мужчиной и женщиной. Все чаще в свободные дни меня одолевает тоска, я остро ощущаю свою незащищенность, чувствую пустоту в душе. В эти минуты мне кажется, что человеческий мир полон предательства, подлости и продажности. Сколько я еще продержусь? Сумею ли стать хорошей матерью или драгоценное время уже упущено? Я понимаю, что надо зреть в корень зла, и мне остается только надеяться, что я еще сумею что-то исправить.

Новости партнеров

Интересное в сети

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2017 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings