"Покойница стала ко мне каждую ночь приходить". Кладбищенский сторож о слонах, цыганах и жилом доме среди могил | Daily
Личный опыт

«Покойница стала ко мне каждую ночь приходить». Кладбищенский сторож о слонах, цыганах и жилом доме среди могил

На кладбище, как и в морге, пожалуй, работать сможет не каждый. Однако наш сегодняшний герой своей должностью был вполне доволен и уж точно не видел в ней ничего страшного. Знакомьтесь, Виктор.

— Когда автостоянку, которую я раньше охранял, закрыли, мне предложили работу в одной охранной фирме. Вакансия была одна — сторож на кладбище, — рассказывает Виктор. — Я сразу согласился.

Должностные обязанности и зарплата

— Зарплату обещали небольшую, но и не слишком маленькую — 15 тысяч в месяц. График работы – 3 через 2. В мои обязанности входило открывать ворота для автомобилей, пропуска проверять у рабочих, которые памятники ставят. Такие пропуска нужны и самим хозяевам участков, которые, например, решили своими силами обустроить могилы. Если это просто уборка, то, конечно, можно и без пропуска. Но если какие-то серьезные работы, то такой документ нужен обязательно. Он, кстати, бесплатный. Просто нужно иметь паспорт на тот участок, где вы собираетесь что-то делать.

Многим кажется, что ничего сложного в подобной работе нет: сиди себе да смотри. Но на самом деле это не такой уж и легкий труд. Вы сами попробуйте посидеть хотя бы пару часов на улице. А если дождь или мороз? У нас же там только будочки пластиковые были — и все. Горячим чаем из термоса спасался. Летом комары одолевали. Болото ведь рядом.

Хотя на кладбище все равно было спокойнее было, чем на стоянке. Большинство же людей до двенадцати дня на кладбище ездят. А после трех там вообще тишина.

Коллектив

— Коллектив как таковой был. Но все равно я ни с кем особенно не общался, потому как возможности не было. Мы ведь по одну сидели, каждый на своем участке. Одиночество меня не тяготило. Напротив, общения мне хватало. Посетители сами разговоры заводили. Вскоре даже тех, кто со мной только здоровался, я начал узнавать в лицо. Есть люди, которые на кладбище очень часто ходят. У каждого своя история.

Кладбищенские истории

— Вот однажды женщина, которую я частенько видел на кладбище и с которой часто беседовал, решила благоустроить участок, памятники поменять. Рабочие приехали, все сделали. А потом вдруг вижу ее через две недели снова в сопровождении тех рабочих. Спрашиваю, мол, что-то напортачили. А она отвечает: «Нет, просто залили бетонную плиту на всю могилу, а покойница стала ко мне каждую ночь приходить. Жалуется, что тяжело, давит. Не могу больше. Пошли демонтировать».

Одно время, говорят, вандалов и всяких там сатанистов на кладбище много было. Памятники разрушали, воровали. Сейчас, конечно, спокойнее. Правда, ходят слухи, что некоторые цыгане здесь до сих пор промышляют металлом. Только теперь они хитрее стали. Увидят, где дерево гнилое на участке, сломают его и бросят на ограду. Ограда, понятное дело, заминается, и хозяевам участка ничего не остается, как сменить ее на новую. Старую же выносят в мусор. А потом цыгане ее оттуда забирают. Вот такой бизнес.

Ходят легенды, что неподалеку от Сулажгорского кладбища похоронен слон из бродячего цирка, который скончался от сибирской язвы.

Эмоциональное состояние

— В детстве мы с пацанами на кладбище частенько гуляли. Раньше же заборов не было. Собирали конфеты с могил да и спиртное из стопок пробовали, чего уж греха таить. Я в этом и сейчас ничего страшного не вижу. Родственники же еду не покойникам оставляют. Как известно, усопшие уже не могут ни есть, ни пить. К тому же, говорят, что это языческий обычай. Священники, по-моему, не рекомендуют еду на кладбище носить. Но люди все равно это делают. Наверное, по привычке.

Эта работа ничем не хуже любой другой. Немного печально было поначалу, а потом привык. Никакого напряжения или страха я не испытывал. Отработал и ушел. Может, кто помнит, в былые времена на первом Сулажгорском кладбище дом стоял, справа от входа. Там жила семья с детьми. Ребятишки там бегали, играли. Их родители сторожили кладбище и тут же жили. Вот это, наверное, не очень приятно.

Увольнение

— Я уволился совсем недавно. Тяжело мне стало. Особенно зимой. Я уже на пенсии, поэтому решил, что проживу и так. Работу свою вспоминаю с удовольствием. Нравилась она мне за покой и тишину. А насчет покойников… Я их не боялся. Они ведь ничего плохого не делают, гадости-то только живые творят.

 

Ульян Кудженаты

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings