«Торговля людьми» или помощь бездетным? Петербургская пара по решению суда заберет своих детей у суррогатной матерей
Страна

«Торговля людьми» или помощь бездетным? Петербургская пара по решению суда заберет своих детей у суррогатной матерей

Санкт-Петербургский городской суд отказал в апелляции суррогатной матери Татьяне Суздалевой, которая выносила и родила двух близнецов. Суд решил, что дети должны жить с биологическими родителями – Сергеем и Мариной Фроловыми.

Разорвать договор суррогатная мать решила, когда еще была беременна. На УЗИ поняла, что ждет двойню. По словам Фроловых, она сперва якобы устроила циничный торг. Мол, оплата предусмотрена за одного, а тут двое. Платите больше. Она предлагала даже разделить близнецов.

Но в итоге просто решила оставить их себе, на что по договору могла пойти. Но накануне уже даже Верховный суд выступил с разъяснениями. По сути, если суррогатная мать устраивает, скажем, шантаж, ее право по договору оставить себе детей может быть пересмотрено.

Сергей Фролов, биологический отец, рассказывает:

– Она предлагала одного мальчика отдать за 750 тысяч рублей, а второго оставить себе. Это отягчающий для нее поступок. Непонятно, зачем мать так себя повела.

В ближайшее время супруги Фроловы, скорее всего, смогут изъять малышей у суррогатной матери с помощью судебных приставов. Вероятно, это будет один из самых эмоциональных моментов этой драматичной истории.

Между тем сенатор Антон Беляков внес в этом году в Госдуму законопроект о запрете суррогатного материнства в России. Запрет он предлагает ввести не навсегда, а до тех пор, пока в стране не будет выработан «новый, комплексный подход к институту суррогатного материнства, в равной мере защищающий права и интересы детей, суррогатных матерей и потенциальных родителей».

Беляков считает суррогатное материнство «грубейшим нарушением прав ребенка, прежде всего на личную и семейную идентичность и связанное с таковой специфическое общение с родной матерью». В пояснительной записке он указывает, что «ребенок в младенческом возрасте имеет устойчивую психофизиологическую связь» с биологической матерью, и эта связь формируется еще до рождения. Разрыв этой связи влечет существенный стресс для ребенка и иные негативные для него последствия, отмечает сенатор.

Что думают известные люди России?

Елена Мизулина, член Совета Федерации:

– В России коммерческое суррогатное материнство должно быть приравнено к торговле людьми, как это уже сделано в ряде стран. В Германии, Франции, Норвегии, Австрии, Швейцарии, Дании, Италии, во многих штатах США коммерческое суррогатное материнство уже приравнено к торговле людьми – эксплуатации тела человека, его репродуктивных функций. Подобная форма торговли людьми – одна из очевидных угроз всему человечеству, так как способность вынашивать ребенка не должна ставиться в один ряд с обыденными оплачиваемыми услугами. Моя позиция по данному вопросу не касается полного запрета суррогатного материнства. Есть случаи, когда этот способ остается для супружеской пары единственной возможностью иметь собственных биологических детей. Мы призываем к контролю коммерческой его составляющей. Опыт тех стран, которые широко использовали коммерческое суррогатное материнство, обернулся тем, что там сразу появились преступные группировки, которые стали эксплуатировать функцию вынашивания. Это Венгрия, Молдавия, Великобритания.

Вахтанг Кипшидзе, зампредседателя Синодального отдела по взаимоотношениям Русской православной церкви с обществом и СМИ:

– Мы считаем, что практика суррогатного материнства унижает достоинство женщины. Подобный подход к рождению детей не соответствует представлениям о браке и семье. Данная ситуация может рассматриваться как продажа матерью своего ребенка, что является нравственно сомнительным. Совсем не обязательно обращаться к технологиям, которые подрывают представление о семье и отношениях между ребенком и матерью. Можно обратиться к практике усыновления детей, которые тоже нуждаются в родительской любви.

Ольга Баталина, депутат Госдумы:

– Суррогатное материнство – это единственный шанс для некоторых семей иметь ребенка, и лишать их этого шанса нельзя. Каждый должен иметь возможность стать родителем, испытать счастье воспитать кровного ребенка, увидеть в нем свое продолжение. Я сама мама двоих детей и довольно долго ждала возможности родить первого ребенка, поэтому прекрасно понимаю, что если у женщины нет другого шанса родить ребенка, кроме как суррогатное материнство, никто не вправе отнять у нее эту последнюю возможность. Другое дело, суррогатным материнством нельзя злоупотреблять, этот процесс должен четко регулироваться государством, с тем чтобы он не превратился в бизнес.

Владислав Корсак, президент Российской ассоциации репродукции человека:

– В этом плане казахстанское законодательство очень хорошее: там если женщина вступает в такую программу, то она с самого начала на законодательном уровне не может быть матерью, и этот ребенок принадлежит генетическим родителям… В нашем законодательстве последнее слово за матерью, она должна родить и написать отказ от ребенка, это бывает проблемой, когда в течение беременности многое может меняться в голове у женщины.

Юлия Зимова, член комиссии Общественной палаты РФ по поддержке семьи, детей и материнства:

– Мне кажется, что не нужно запрещать. Если есть пробелы в этих договорах (оказания услуг суррогатного материнства), то нужно работать над этими договорами. Если мы это запретим, то что предложить тогда тем людям, которые не могут самостоятельно иметь детей? В какие условия мы этих людей поставим?

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2019 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings