Интересное

Биологическая мать, у которой умер ребенок от голода, хочет забрать дочь из приемной семьи

Фото: Комсомольская правда

В прошлом году Светлана Сеченова с мужем удочерили девочку Кристину. Они не побоялись многочисленных диагнозов врачей: порок сердца, проблемы с центральной нервной системой и недовес. Недавно биологическая мать Кристины захотела вернуть дочь в семью, и по закону ребенка должны передать матери, но в случае Сеченовых ни опекуны, ни спецслужбы делать этого не хотят.

Семья живет в Новосибирской области, у них большой дом, хороший ремонт и стабильный заработок, сообщает Rep.ru. Приемные родители хорошо заботятся о ребенке и регулярно возят дочку на обследования. Светлана беспокоится, что биологические родители не смогут оказать малышке нужный уход.

— Как я могу ребенка отдать туда, откуда его голодным забирали? Представлю, что с малышкой с ее болячками там будет, и становится плохо… В опеке нам так и сказали: «Да, мы понимаем, что в конечном итоге они сорвутся, будут пить, но у нас руки связаны», — рассказывает Светлана.

Биологическая мать Кристины Ольга родила четверых детей, затем переехала в Первомайский район Новосибирска и родила пятого ребенка. Она совсем не следила за ребенком, у которого было истощение организма и пролежни. К девяти месяцам она весила всего 3600 граммов. Девочка умерла, а ее мать попала в колонию на 8 лет. Там родила мальчика-инвалида, который сейчас воспитывается в интернате. Первый сын Ольги уже совершеннолетний, трое других детей на воспитании у бабушки, в отношении них мать лишена родительских прав.

Лечимся от алкоголизма

Права остались лишь на младшую дочь Кристину. Биологический отец девочки даже подал заявление в опеку. Пара начала проходить лечение от алкоголизма, зарегистрировала свои отношения и получила новое свидетельство о рождении дочери. Однако факт отцовства нужно еще доказать.

— Ребенка нашего дали им под временную опеку. А они говорят: «Будем бороться за нашу доченьку». Так это не их дочь, она наша. Странные люди, все нервы вымотали. Мы не пьем, а наговорить все что угодно можно. Я работаю, муж работает, — заявила Ольга.

Пара живет в трехкомнатной квартире Михаила: на полу тонкий палас, пустой сервант с аккуратно расставленными мягкими игрушками наверху, в комнате родителей стоит детская кроватка. Они намерены начать новую жизнь и вернуть опеку над другими детьми.

Глава сельсовета Наталья Никулина вспоминает, что Ольга и Михаил выпивали, на работу ходили через раз. Опасаясь за ребенка, соседи вызвали полицию.

— Мы приехали с полицией, с соцзащитой — там бедлам. Ребенка изъяли. Девочку не кормили, поэтому она и кричала. Сначала девочку отдали бабушке, но для нее это оказалось слишком тяжело, ведь девочка очень маленькая. Поэтому и определили малютку в дом ребенка. У нас вся общественность в шоке: неужели ей вернут ребенка? Не любит работать, у них долг по квартире. Он, когда пьяный, агрессивный: она с синяками была, когда мы на обследование приходили, — сообщили в сельсовете.

Отец Кристины родительских прав лишен не был, ему могут вернуть дочь. Однако если суд откажет Ольге в восстановлении ее родительских прав, в одном доме с малышкой она проживать не сможет.

— Она и на соседей кидалась, говорила: «Горло перережу, из-за вас у меня ребенка отобрали». Только люди в суде это подтверждать отказываются, боятся ее, — продолжает Наталья Никулина.

Юрист Константин Зиновьев считает, что шансы у биологической семьи есть.

— Если в случае со смертью ребенка этой женщины установлено, что это было умышленное лишение жизни, то тогда вопрос о лишении родительских прав уже практически решен. Умысел бывает прямой и косвенный — когда человек допускает, что такое возможно, но относится к этому безразлично. В любом случае в подобных делах многое зависит от суда. И от того, как себя стороны поведут. Но пока у нас существует общая направленность на сохранение реально существующей биологической семьи. Хотя, что касается конкретной истории, есть большие шансы, что мать лишат родительских прав.

 

Наверх
Change privacy settings
Главные новости в нашем Telegram