Интересное

Молодая женщина погибла в автокатастрофе. Отец с сыном возвращались с ее похорон, тоже попали в аварию и погибли. История из разряда «судьба»...

Алексей Решетун работает в морге, ведет тематический блог, а в прошлом году выпустил книгу «Вскрытие покажет: записки увлеченного судмедэксперта». С виду и не скажешь, что у Алексея такая суровая работа – он веселый и общительный человек, который умеет рассказывать о самых жутких вещах так, что становится и страшно, и смешно.

В недавнем интервью Алексей Решетун поделился занимательными фактами из своей практики.

За 18 лет работы патологоанатом произвел такое количество вскрытий, что давно уже сбился и перестал считать трупы, с которыми работал. Но, по словам Алексея, эта цифра измеряется десятками тысяч.

Примечательно, что во времена работы в небольшом уральском городке под Челябинском (до 2006 года), как говорит Решетун, он вскрывал гораздо больше, чем сейчас в Москве. «За шесть лет я увидел все, чем занимается судебная медицина, за исключением авиационной травмы», – вспоминает патологоанатом.

В Московском бюро судебно-медицинской экспертизы, где мужчина работает теперь, он вскрывает максимум по три-четыре тела в день, не считая чрезвычайных ситуаций с большим количеством погибших вроде теракта в аэропорту Домодедово, падения польского самолета под Смоленском и прочих.

Несмотря на огромное количество тел, над которыми Алексей производил экспертизы, он до сих пор помнит свой первый труп.

«Фамилия человека была Робинзон, а звали его Роберт Юлиусович. Умер он оттого, что в поле его, пьяного, переехала сеялка», – делится эксперт.

Патологоанатом подчеркивает, что хоть смерть всегда и трагична, но бывает, что к печальному исходу приводит обычная человеческая глупость. И сталкивается с этим Алексей постоянно.

«Банальный пример: компания подвыпивших молодых людей выходит на балкон покурить, и один говорит: «Смотрите, как я могу!» Забирается на парапет, повисает на руках, а обратно залезть уже не может – сил не хватает. А это десятый этаж. Глупейшая смерть», – говорит Решетун.

Но бывали в его практике дела, о которых можно сказать: «Судьба!»

«Был случай, когда погибла молодая женщина в автокатастрофе. Отец с сыном возвращались с ее похорон, тоже попали в аварию и погибли. История из разряда «судьба»... Бывают какие-то непредсказуемые, необъяснимые смерти. Вот человек вышел на крыльцо покурить и упал замертво – прилетела шальная пуля. Оказалось, на другом конце улицы кто-то стрелял собак. Судьба существует. Я в это верю», – рассказывает патологоанатом.

Алексей Решетун вообще считает себя человеком верующим: «Мне часто задают вопрос о вере в Бога, отвечаю обычно так: я лично уверен, что там что-то есть. Объяснить невозможно, потому что это находится на уровне внутренних ощущений. Просто знаю, и все!»

Судмедэксперт признается, что большинство трупов, с которыми ему приходится иметь дело, это жертвы бытового насилия в семье. «Дети бьют родителей, мужья – жен, и наоборот», – поясняет он.

Также часто встречаются случаи смерти от удушения, когда еда, как говорится, попала не в то горло.

«Как правило, такая асфиксия происходит, когда человек находится в пьяном состоянии. Из пищи на первом месте сало, на втором – вареная колбаса, шашлык тоже бывает. Обычно это большие куски, которые глотают в спешке. Кашлевой рефлекс в состоянии алкогольного опьянения угнетается. Смерть наступает очень быстро. Помню случай асфиксии у трехлетней девочки, когда семечка застряла в дыхательных путях. Ребенок несколько дней кашлял, а потом семечка разбухла, и произошла асфиксия. Виноваты родители: если бы они сразу обратились к врачу, инородный предмет был бы извлечен, и девочка осталась бы жива», – отмечает Алексей.

Кроме того, ему неоднократно приходилось видеть детей в состоянии алкогольного опьянения, в том числе новорожденных, когда спирт в их организм попадал с грудным молоком пьющей матери.

Реже, но все же встречаются, более необычные эпизоды, говорит Решетун:

«Любым острым предметом можно причинить несовместимые с жизнью повреждения, той же вилкой. Рану, проникающую в грудную полость, можно нанести квартирным ключом. Криминальные убийства встречаются не часто. Был не так давно довольно экзотический случай, когда убили человека из охотничьего арбалета».

При этом бывают моменты, когда даже такому опытному судмедэксперту, как Алексей, становится не по себе.

«Например, человеческая жестокость в плане количества нанесенных ран. Иногда это ничем, кроме помутнения сознания, не объяснить. Зачем наносить человеку больше ста колото-резаных ран, отрезать ему голову, половые органы? Утешает одно: для покойника уже все закончилось. Самое неприятное – видеть родственников на месте происшествия. Помню, как убивался отец, который не пустил ночевать в дом пьяного сына, а тот сгорел в бане от случайно выпавшего из печки уголька…» – вспоминает патологоанатом.

Решетун сталкивался и с еще более леденящими кровь случаями, в том числе людоедством:

«Муж убил жену, отрезал у трупа бедро до кости, сделал пельмени и пригласил приятелей выпить и закусить. Тело было спрятано на балконе под старым одеялом. Собутыльники вышли покурить и случайно отодвинули край одеяла, а там труп без бедра. Один на месте умер, второй попал в больницу. Они еще удивлялись, откуда у хозяина столько пельменей!» – рассказывает Алексей.

Кроме того, патологоанатом «собирает» необычные наколки на телах умерших.

«Классические уголовные татуировки типа «Не забуду мать родную» уже уходят в прошлое. В Москве их очень мало, а в регионах можно еще встретить. Зато появляются довольно интересные тематические татуировки. Человека, увы, уже не спросишь, что это означает. Поэтому пытаюсь найти ответы в книгах или выяснить на форумах. Это не всегда получается, особенно если здесь что-то личное. Единственный раз в жизни я видел татуировку на ноге в виде специфической бирки с надписью «Привет работникам морга». Труп вскрывала коллега и сфотографировала для моей коллекции», – говорит Решетун.

«Коллекционирует» он и неожиданные находки в мертвых телах.

«В прошлом году у наркомана была игла от шприца в бронхе, – вспоминает судмедэксперт. – После того как укололся, игла, по-видимому, была в зубах, и в момент смерти, наверное, улетела через трахею и попала в бронх. Я нашел ее на ощупь, случайно наткнулся».

Алексей Решетун согласен, что его профессия весьма специфическая, но ничего экстраординарного в ней не видит:

«Любая брезгливость побеждается интересом к работе. Конечно, надо иметь определенный склад характера. Когда вскрываешь трупы молодых людей или детей, которым еще жить и жить, испытываешь чувство сожаления. Но сильных экспрессивных эмоций у нас нет. Это просто работа».

Коротко о главном в нашем Telegram