Обзор

Карелия глазами мигрантов: усатые женщины, блины и гигантские комары

Интернет пестрит печальными новостями: из-за кризиса мигранты уезжают из России. И Карелия, увы, не стала исключением. Чтобы напомнить, как иностранцам хорошо жилось и живется в нашей республике, и что уезжать никуда не надо, мы вспомнили увлекательные истории мигрантов, которые нашли в Карелии свой второй дом. В свое время они поведали нам «горькую правду» о нашей стране и ее традициях, а также о русских людях. Вот несколько историй, которые мигранты рассказали «Губернiи Daily».

Оскар Хименес Крус, Испания

Приехал в 2010-м.
Тренирует детей в школе футбола, дает уроки испанского языка, занимается пропагандой Испании в России и России в Испании.

Россия глазами мигрантов: почему мы проигрываем в футбол, и чем пахнет в поезде «Симферополь – Мурманск»? Часть 1— Любовь к футболу у испанцев в крови. На первый же день рождения ребенку дарят мяч. А что с ним делать? Или кидать, тогда прямая дорога в баскетбол, или пинать – тогда в футбол. Я занимаюсь футболом с четырех лет. Игроки из той детской команды потом пополнили ряды Первой лиги Испании.

Я очень хотел бы, чтобы мой родной Леганес (пригород Мадрида) стал побратимом Петрозаводска. Города даже по численности примерно одинаковые. Но это оказалось не нужно ни одной из сторон: много затрат и бумажек. Пытаюсь рассказать о своем городе и стране хотя бы ученикам. В Леганесе есть футбольная команда, которая существует аж с 1929 года. У нее есть своя спортивная школа, которая готовит детей с 4-летнего возраста. Выращивают будущих футболистов, в том числе и для клубов «Реал Мадрид» и «Атлетико Мадрид». Летом моя футбольная школа организовала для карельских ребят поездку в футбольный лагерь в Леганес. В этом лагере мы стали первыми иностранными гостями. Уровень тренировок был просто потрясающим: руководитель лагеря, к примеру, в июле был приглашен тренировать вратарей в «Реал Мадрид», а тренер, с которым занимались наши дети, является тренером детской сборной Мадрида по футболу. Мы готовились к этому событию полгода, в Испанию дети поехали с родителями: пока малыши занимались, взрослые могли хорошенько отдохнуть. Леганес совсем не туристический город, там настоящая Испания! Мы привезли туда и оставили флаги России и Карелии, испанские дети научились читать «Петрозаводск» по-русски.

Россия глазами мигрантов: почему мы проигрываем в футбол, и чем пахнет в поезде «Симферополь – Мурманск»? Часть 1

О русском футболе мне говорить больно. Я смотрю матчи Премьер-лиги и вижу, как спортсмены просто бегают туда-обратно и передают друг другу мяч. Где тактика? Поэтому и проигрывают российские команды. В футболе важно не только быстро бегать и быть хорошо развитым физически. Нужно работать над техникой, изучать стратегию игры. А я вижу хаос. И меня удивляет, что на российских стадионах люди пьют пиво и коньяк!

Я занимаюсь с детьми с 4-летнего возраста, многие считают, что это рано. Но на самом деле именно в этом возрасте закладываются основы техники. Нужно научить элементарно вести мяч и развивать моторику. Но одно точно объединяет испанских и русских детей – шнурки завязывать не умеют. Взрослых из любительских команд я тоже хотел тренировать. Но они просто хотят после работы по полю побегать с мячом, мои тренировки им не очень интересны.

Русский язык очень трудный. У меня никогда не было учителей. Здесь я три года и всему, что знаю, научился на практике. С женой Натальей дома мы говорим по-испански.

В России иностранцу адаптироваться очень тяжело. Меня как-то в центре Москвы задержали сотрудники полиции и ФСБ. Представляете, никто из полицейских не говорил по-английски! В Мадрид летом специально командируют полицейских из Франции и Англии, чтобы они помогали туристам. Я на Красной площади встретился с фанатами «Реал Мадрида». Никто из них по-русски не говорил. Представьте себе, больше ста испанцев с флагами, журналисты двух телеканалов с камерами. Полиция подошла несколько раз, попросила не кричать и прекратить съемку. Не понимаю, почему съемка на смартфон разрешена, а на камеру нет? Мы перешли оттуда на другое место, куда нам указал полицейский. И тут к нам подошел человек в штатском. Я единственный говорил по-русски, поэтому мне предложили пройти с ним. Мне потом пришлось долго доказывать, что мы болельщики «Реал Мадрида», сегодня матч в Москве и ничего плохого мы не хотим. Москва и Питер – это другие страны, это не Россия. А вот Петрозаводск – настоящая Россия.

Помню свой первый день здесь, это был март. Чудовищная грязь, все таяло! Я не знал, куда наступить, воды по колено. И еще одно сильное впечатление от следующего приезда – поезд Симферополь – Мурманск. Я вышел в Петрозаводске, а пассажирам до Мурманска нужно было ехать еще сутки!!! Запах ужасный, и люди… В Испании мы говорим громко. А они просто кричали. Напротив меня сидела женщина с золотыми зубами и усами, я даже подумал, может, это он, а не она? Я забирался к себе на полку, а женщина начала на меня орать, мол, куда я лезу. Вот так русский язык и учу.

А еще я даю уроки классического испанского языка. Горжусь, что один из моих учеников работает экскурсоводом в музее «Кижи», там его испанские туристы очень хвалят. Один русский мальчик как-то попросил меня рассказать краткое содержание «Дон Кихота». Оказывается, в России и Испании его воспринимают по-разному. Нас в Испании учат, что Дон Кихот – это метафора. Это страна глазами Сервантеса – старая, бедная, а Дульсинея – это наша национальная испанская мечта. У моего отца есть дома переводы Толстого и Чехова, но мой папа – исключение. Испанцы знают о России немного – про водку, Пушкина, Путина и авиакатастрофы из новостей.

Айсель Гусейнова, Азербайджан

Приехала в 2003-м.
Торгует овощами и фруктами.

— Я здесь уже 10 лет. Овощи продавала не всегда, раньше на Ленинградском рынке торговала обувью. В Петрозаводске у меня семья, дети. За 10 лет ничего в России не изменилось: как жили, так и живем. Но знаете, на такие вопросы, которые вы про страну задаете, у нас не принято отвечать женщинам. Вот придет мой муж, у него и спрашивайте. Нам неинтересно себя рекламировать, говорить о своей жизни.

Я человек образованный, у меня диплом педагогического университета. Училась в Баку, специальность – математика и информатика. Мы жили в районе Азербайджана, не в столице. А там зарплаты очень маленькие – троих детей на такие деньги не вырастишь. Сначала сюда мои братья приехали, потом мама, потом я. Так что Карелию не мы выбирали, а она нас. За столько лет привыкла уже и к жизни этой, и к природе северной. Но в Азербайджане, конечно, климат лучше. Сейчас мы каждый год на Родину ездим – родных навестить и отдохнуть. Родительская семья там осталась. Те фрукты, которые продаем, – все оттуда. Вы когда-нибудь кизил пробовали? Полезные ягоды, давление понижают, на клюкву вашу похожи. Очень советую.

Только вы меня не фотографируйте. А то напишете, где торгую – все знать будут.

Туран Мелекис, Турция

Приехал в 2013-м.
Работает на стройке.

— До того как приехать в Петрозаводск, я успел пожить в Москве и Питере. Москва очень большая и красивая, но пьяных много, особенно в метро. Я там как-то в магазин зашел и обалдел: пара полок с едой, остальное – алкоголь. В Петрозаводске потом тоже такое видел – по пятницам люди приезжают в гипермаркет и нагружают целую тележку водки, шампанского, текилы... Откуда деньги на все это берут – не знаю.

Россия глазами мигрантов: почему мы проигрываем в футбол, и чем пахнет в поезде «Симферополь – Мурманск»? Часть 1

Мое первое впечатление от города – комары. Огромные! Много зелени и большое озеро. А еще много кафе, ночных клубов и магазинов. Я тогда обратил внимание, что заводов и фабрик совсем не видно. Подумал, где тогда работают люди? А потом понял: вашему президенту легче нанять иностранцев, чем заставить трудиться русских. Мне очень нравится в России, и я никого не хочу обижать. Русские работают отлично, просто отдыхать любят. А темпы строительства большие. Мне иногда приходится работать по 15 дней, а потом – один выходной. У нас крановщик – русский парень, у него обеденный перерыв, а груз так над землей и висит.

В России много красивых женщин. Очень-очень много. Трудно, наверное, выбрать одну! Обидно слышать, когда красавица говорит, что не хочет детей. Одного максимум. Может, боятся, что их бросят и уйдут к такой же красивой. Так и получается, что кругом одни таджики и узбеки: у них в семьях по 5-6 малышей бывает. Нас вот в семье много: я приехал вместе с младшим братом, он тут водителем работает, в России живет еще один, и еще один в Анкаре – он учитель.

Раньше в Турции было мало русских, а теперь называют Анталию маленькой Россией. Так что привыкать к России не пришлось. Круговорот получается: ваши люди к нам отдыхать, мы к вам – работать. Язык я знаю не очень хорошо, а с английским совсем беда, но у меня все равно есть русские друзья. С девушкой в Петрозаводске познакомился. Кормила меня вкусными блинами. У нее дома собака есть, маленькая такая. В Турции собак дома не держат, для них будки на улице. А в домах – коты.

Пабло Колладо, Куба

Приехал в 2010-м.
Основатель и преподаватель школы танцев Buena Danza

—  Я приехал в Карелию 24 декабря. Эту дату я буду помнить всегда! Дело в том, что на Кубе зимнюю одежду не носят, там температура опускается минимум до 12 градусов и то только ночью. Я приехал в Петрозаводск в рубашке и кожаной куртке, которую мне с трудом удалось найти на Кубе. Холод был дикий!

Карелия глазами мигрантов. Часть 2

В Гаване я познакомился с девушкой, она отдыхала там с подругой. Влюбился и решил, что сделаю все, чтобы мы были вместе. Мы женаты уже два года. Когда познакомились, у нее здесь уже была работа, друзья… Ей устроиться на Кубе было бы очень трудно, так как для иностранных граждан у нас очень строгие правила. А я в Гаване только начал учиться на медицинском факультете и готов был ради нее все начать с нуля. Поэтому мы решили, что будем строить свою совместную жизнь в России. Сейчас я работаю и учусь в кооперативном техникуме на «гостиничном сервисе», в этом году последний курс. На этой специальности мне очень пригодилось знание трех языков: испанского, английского и русского.

Когда познакомился с будущей женой, отправился на Кубе изучать русский. Было очень тяжело найти преподавателя. После того, как распался СССР, все стали изучать английский, а русский забросили. Но Россия для нас все равно страна очень близкая по духу. У меня сестра старшая больше ваших мультиков знает, чем моя жена. Я умудрился найти преподавателя с последнего курса университета, но все равно, кроме «что?», «как дела?» и «привет» ничего не запомнил. Я не общался с русскими людьми, даже Интернета не было.

Карелия глазами мигрантов. Часть 2

Нормально стал учить язык только, когда приехал сюда. Поначалу было тяжеловато: в кино пойдешь – там фильмы на русском, на телеэкране люди улыбаются, а я понять не могу, над чем смеются (кстати, сейчас я даже Comedy смотрю и КВН, «Пятигорск» и «Сборная КВН по вольной борьбе» – крутые команды). Я пошел в ПетрГУ, там есть факультет русского языка как иностранного. Правда, так и недоучился, времени не хватало. Но могу сказать огромное спасибо моей преподавательнице – Екатерине Тереховой. Она мне очень помогла! Я теперь думаю на русском языке, на испанском только письма домой пишу. Мы с Екатериной сейчас дружим. Я вообще поддерживаю отношения со всеми, с кем знакомился на разных этапах жизни в России. Дружу сейчас и с прорабом, у которого трудился на стройке. Когда я только приехал, это была моя первая работа.

Моя юность прошла в Гаване и в школе неподалеку от нее. Я рад, что у нас не было никаких видеоигр и гаджетов. Была только улица. И мы делали из палок ворота, а мяч – из бумаги и скотча. Вот тебе и футбол, и бейсбол. Крышка от колы и палка – вот хоккей. А сейчас люди уткнулись в телефоны, ничего не хотят придумывать и не хотят общаться. Если я улыбаюсь на улице – они считают меня странным. Я человек настроения, всегда улыбаюсь, легко нахожу общий язык с людьми.

Карелия глазами мигрантов. Часть 2

Я на Кубе занимался танцами для себя, но никогда не преподавал. Когда я сюда приехал, понял, что по танцам страшно скучаю. Решил, что буду давать уроки. Группу назвали Buena Danza. Танцы – это моя жизнь. Теперь вечерами танцуем карибский микс: сальса, бачата, меренге, реггетон… Девушки русские двигаются отлично, а вот парней русских на танцы заманить тяжело, почему то многие считают, что это не мужское дело. На Кубе танцуют все, и мужчины, и женщины. Но бывают и у нас такие, у которых обе ноги левые. Танцы для меня – это не просто работа, это мое главное увлечение. Я стараюсь научить чувствовать музыку, выражать в танце эмоции. В зале я танцую, как нигде! Это настоящая свобода и заряд позитива!

Натия Квачадзе, Грузия

Приехала в 1992 году.
 Учится на медицинском факультете ПетрГУ.

— Мое имя переводится как светлячок, светлая. По-русски – Света. Но с друзьями у нас так принято – зовем друг друга по фамилии. Меня называют Квачадзе или просто Ква. Как мне говорили, «ква» – это камень, а «чадзе» – колодец.

Карелия глазами мигрантов. Часть 2

Когда у меня спрашивают, кто я по национальности – всегда говорю, что грузинка, и горжусь этим. Я родилась в Грузии, в городе Кобулети. Он намного меньше Петрозаводска, находится в Аджарии, в 15 минутах езды от Батуми. В Россию мы переехали давно, я была совсем маленькой. Но в Кобулети стараюсь приезжать каждое лето, там у нашей семьи есть дом.
Мои родители учились в Москве. Бабушка по матери – коренная москвичка. Она вышла замуж за грузина и уже 58 лет живет в Грузии. Родители учились в одном университете, только на разных факультетах. Там и познакомились. Он ушел в армию, а когда вернулся, разузнал, где она живет в Кобулети, и приехал к ней. «Помнишь меня, это же я, Тенго!» (Папу зовут Тенгиз). Он так красиво за ней ухаживал! Грузинские мужчины все так умеют!

Мой дядя женился на петрозаводчанке, начал тут работать. И постепенно все перебрались сюда. Семья должна держаться вместе. Все бабушкины дети живут в Петрозаводске. А у нее 15 внуков! Мы сохраняем грузинские традиции и всегда очень шумно отмечаем праздники. На столе обязательно шашлык, хинкали, хачапури, сациви, аджансандали… Готовят все очень вкусно, особенно папа и брат. А еще на торжествах принято устраивать детские концерты – представления длятся часа по два!

У нас очень творческая семья. Папа окончил художественную школу. У мамы есть музыкальное образование. Сестра играет на скрипке. А брат фотографирует. Моя свадебная фотосессия – его подарок. У нас в семье принято, чтобы дети всегда были чем-то заняты. И я считаю, что это правильно. Утром – школа, потом музыка, танцы, художественная школа… А каждые выходные мы ездили куда-то с родителями.

Карелия глазами мигрантов. Часть 2

Карелия глазами мигрантов. Часть 2

Я занималась балетом 9 лет плюс фортепиано – это обязательно. Кроме классического балета, владею и другими танцами. Например, на первом курсе преподавала детям танец живота. А в Грузии нанимала репетиторов и училась грузинским танцам. В Петрозаводске никто так не умеет! У меня были очень сильные преподаватели, одна из них – племянница руководителей знаменитого ансамбля «Сухишвили». Мы с ней за неделю разучили пять танцев. В том числе и самый сложный – аджарский. На него люди тратят годы!

Карелия глазами мигрантов. Часть 2

Я замужем два года. Мой муж из Петрозаводска, а сейчас работает в Финляндии. А я учусь здесь на медицинском факультете, специальность «педиатрия». Мне безумно нравится работать с детьми. Это сложно, но невероятно интересно. Я замечаю, что дети ко мне тянутся. Стою на практике в больничном коридоре, а ребенок подходит и сам заводит разговор: «Привет, меня Маша зовут, мне 8 лет, я здесь лежу, потому что у меня сердечко больное». А мамы бегают по отделению, ищут, где их чада. Я всегда хотела быть доктором. Бабушка мне говорила, что самые престижные профессии – это инженер, учитель и врач.

Когда привыкаешь к другому темпу и к другой жизни, сложно что-то резко менять. Если бы я переехала сейчас жить с Грузию, мне бы было тяжело поначалу. Я выросла в России и воспитана здесь. Когда приезжаю отдыхать в Грузию, думаю: «Боже, как здесь хорошо! Как же хочется раствориться в этой атмосфере и отдохнуть!» Но люди там живут совсем по-другому. Они все равно смотрят на меня как на русскую. Потому что у меня другие привычки, я веду себя иначе, разговариваю и даже одеваюсь не так.

К примеру, в Кобулети соседи друг за друга — горой. Можно утром решить: «А схожу-ка я сегодня в гости…» И зайти к любому из соседей без звонков и предупреждений. Там тебя и накормят, и напоят. Когда гость заходит в дом, ты все должен для него сделать, даже если это твой самый лютый враг. Но пока он в твоем доме – он первый человек. В России так не бывает. Тут нужно позвонить несколько раз, договориться. В России в гости могут прийти с пустыми руками! (Конечно, среди моих друзей таких нет). У нас так не принято. Хоть шоколадку, но надо принести. Ведь ты же будешь сидеть, чай или кофе пить, может, тебя угостят чем-то. В Грузии если у кого-то (будь то близкий или дальний родственник) что-то случается, все отправляются ему помогать. Все решают его проблемы. У русских, я знаю, не так. А еще здесь бывает, когда молодой человек или девушка уезжают куда-то, к примеру, учиться, и совершенно перестают общаться со своими родителями. Я не представляю и дня без звонка маме. Бывает такое, что мы неделями не видимся, но если я однажды не позвоню, она на следующий день спросит: «Ты что, мой номер потеряла?»

Карелия глазами мигрантов. Часть 2

Грузия ассоциируется у меня с теплом и солнцем, с запахом моря и родными людьми. Если я говорю, что хочу домой, все понимают, что я имею в виду любимую Грузию. Россия – тоже дом. Эта страна дала мне много. И я всегда буду любить ее как вторую Родину.

Владимир Софиенко, Казахстан

Приехал в 2000 году.
Пишет книги.

— Когда распался Союз, я почувствовал себя эмигрантом на своей земле. В автобусе женщины кричали русским: «Пошли вон отсюда к своему Ельцину!» Народ покидал Казахстан целыми толпами. Мои родители продали квартиру за смешные по тем временам деньги и переехали в Украину. А я еще немного пожил в Казахстане, но перспектив не было никаких. Русским карьеру сделать было крайне тяжело. Бизнес не смотрит на национальность, но я попробовал и скоро понял, что это не мое.

Карелия глазами мигрантов. Часть 2

Я серьезно занимался плаванием, и наша команда раз в год выбирала точку на географической карте и устраивала там встречу. И вот очередное рандеву прошло в Карелии. Я имел об этой республике довольно слабое представление. Знал, разве что об Онежском озере. Я сразу влюбился в этой край! Решил тогда, что съезжу в Карелию и больше не вернусь. Собрал вещи в огромный баул (его, кстати, украли у меня в Петрозаводске), взял огромный магнитофон, из которого неслись Pink Floyd и Tom Waits, и отправился в путь. Да, еще год я успел пожить у родителей в Украине и всерьез думал переехать в Крым, но в Петрозаводске мне понравилось больше.

Когда я увидел русских милиционеров – не азиатов, мне захотелось с разбегу кинуться им на шею! В Казахстане в милиции в основном работали нацкадры.

Я приехал осенью: промозгло, сыро, облака свинцовые. Шел по проспекту Ленина и почувствовал, как будто попал в черно-белый фильм. Оператор медленно крутит ручку, а я – такое желто-оранжевое пятно, прыгающее туда-сюда. Но постепенно появились и скорость, и новые цвета.

Карелия глазами мигрантов. Часть 2

На Востоке абсолютно другая жизнь. Во-первых, там небо выше и ночи всегда темные. Во-вторых, там казахи. И суслики. И степь: едешь, не за что зацепиться глазом. У нас как-то сломалась машина в степи ночью. Мы остановились. А в небе пролетала комета Галлея. Машина заглохла. Чернота кругом, и вся Вселенная вдруг как обрушится на нас! Как будто в космосе плывешь. И тут водитель начал колесо крутить. Скрип, мат – все впечатление испортил.

Здесь жизнь начинается в 12 часов. А там она уже заканчивается в это время, особенно на базаре. Пока не привык к здешнему темпу, люди казались замороженными. Хотелось подойти и проверить, дышит ли человек. Адаптироваться было тяжело. Документов нет, гражданства нет. Чтобы устроиться на работу – нужен паспорт, чтобы получить паспорт – прописка. А чтобы была прописка – надо гражданство. Замкнутый круг. Я пытался как-то устроиться, жил в общагах, бывало, даже в комнатушках на семь кроватей. Гражданство я получил только через год, радовался, как новогоднему подарку. А через три года моей жизни в Карелии познакомился с будущей женой. Сейчас у нас двое детей.

Карелия глазами мигрантов. Часть 2

Писать рассказы я начал еще в Алма-Ате, как раз перед отъездом. Это помогало сориентироваться в окружающем мире, разобраться в себе. Мои герои почти всегда вымышленные. Но сейчас я готовлю к выпуску книгу реалистичной прозы. Пишу как раз о том времени, когда приехал в Россию. Повесть называется «Общество с ограниченной ответственностью».

Карелия для меня — особенное место. Я мечтаю о том, чтобы иностранцы (да что там иностранцы, сами карелы!) знали больше об этой республике и ее уникальной красоте.

Наверх
Change privacy settings
Главные новости в нашем Telegram