Прислуги богатых людей рассказывают о секретах и капризах своих хозяев
Обзор

Прислуги богатых людей рассказывают о секретах и капризах своих хозяев

Прислуга знает все о стиле жизни и причудах очень богатых людей. Как живут в своих особняках за высокими заборами те, кого вы можете увидеть только по телевизору или на страницах журналов? Правда ли, что они ужасно ведут себя с горничными и нянями? 5 реальных историй от женщин, поработавших в этой сфере.

Собачку — в клочья

— В домах отдельных состоятельных клиентов случаются обыски, и персонал часто попадает под подозрение. Было дело, нам устраивали маски-шоу. Ночью пришли, я вообще была в трусах. Из дома никого не выпускали, ни хозяйку, ни маму, никого.

Хозяйка дома ужасно любила собак. Ну просто ужасно. И вот этих собак она постоянно скупала, коллекционировала, что ли: увидела, захотела, забрала, а дальше уже вся забота о них сваливалась на нас. Курцхаары, немецкие овчарки, комнатные собачки — дом был большой, бывшая резиденция Шеварднадзе на Рублёвке, там по территории на джипе охрана ездила, так что места хватало. Собаками никто особенно не занимался, они были злые и дерганые. Хозяйка их иногда, когда разозлится, ногой била, а еще купила ошейники с электрошоком, и сын животных током шугал, когда ему скучно было.

И вот однажды выношу я большим собакам миски с едой и вижу, как через весь двор бежит мелкая. Думаю, как бы ее не съели, хватаю, а бросаются на меня. Когда прибежала охрана, меня грызли три курцхаара и одна немецкая овчарка. Маленькую собачку, говорят, разорвали, там даже ничего от нее не осталось. А у меня были швы даже на скальпе. Я десять дней пролежала в больнице, мне оплатили полулюкс, и всё. Швы снимали, переделывали. Даже когда всё стало заживать, всё равно было ужасно. Я смотрела в окно и понимала, что не могу выйти на улицу. Воздуха боялась. Мне помог психолог, который ездил к матери хозяина. Психолог приходил, я глаза закрывала, за него цеплялась, и мы вместе перешагивали порог больницы. Я думала, психолога хозяйка привела, а оказалось, он сам — услышал, что случилось, и приехал. А знаете, что сказал хозяин, когда узнал, что собак охранникам пришлось застрелить? «Ну а как, мы вернемся, а нас никто встречать не будет?..» И ни слова обо мне. А уже потом, когда я уволилась, мне рассказывали, будто они с женой говорили, что я сама виновата.

Служанка для котов

— Я работала во многих семьях, приходилось встречаться и с причудами богатых людей. В доме одной семьи музыкантов, в которой я проработала порядка двух месяцев, ванная комната была оформлена в стиле «золотых унитазов»: белый фаянс покрыт позолоченными рисунками. На мой взгляд, позолоченный унитаз — это излишние понты, ведь такой дизайн недолговечен. Да и убирать такие места намного сложнее, чем обычные ванные: с одной стороны всё в золоте, а с другой — в кальциевых разводах от воды.

Обычно клиенты относятся ко мне уважительно, но всякое бывало. В одной семье, к примеру, для домработницы не был предусмотрен перерыв на обед. Где и как я буду питаться, их не особо волновало. Есть, стоя в отделении для стирки, мне было не очень приятно.

Как-то я устроилась на работу в семью юристов — адвоката и ее дочки. У них было два кота, и в доме было невероятное количество шерсти. Приходить для того, чтобы убирать за котами, мне стало невыносимо, тогда я сказала себе: я не буду служить котам. Если человек заводит кота, это его прихоть, а не моя, поэтому и ухаживать за ним человек должен сам. Я помогаю людям, когда они действительно нуждаются в помощи домработницы, а когда им просто не хочется делать это самим, во мне возникает внутренний протест. По этой причине в скором времени я ушла от этой семьи.

У нас в стране много женщин, которые не любят заниматься домашним хозяйством, но, тем не менее, они сидят в четырех стенах и не знают, чем себя занять. Если хотя бы два раза в неделю они будут кому-то помогать, для них это будет полезно как в финансовом плане, так и в плане осознания своей полезности. Но в домработницы всё больше идут приезжие из других городов и стран, преодолеть свою гордость и стать помощницей по хозяйству нашим женщинам всё еще сложно. Хотя в этой работе нет ничего постыдного, и я воспринимаю её как взаимопомощь: у клиентов есть возможность помочь мне финансово, а у меня есть возможность помочь им в ведении хозяйства. Моя собственная семья сейчас не требует от меня много внимания, поэтому мой дом — это дом семей, где я работаю.

«Доширак»

— Кастинги среди нянь тоже случаются. Как-то пришлось заполнять анкету с немыслимым количеством вопросов. На это место претендовало много нянь. Я решила: на все вопросы отвечу искренне, а там будь что будет! Помимо интереса по поводу употребления спиртного и наркотиков было еще и такое: «Можно, мы придем и посмотрим, как вы живете?» Или: «Вы не против, если мы установим в нашей квартире видеокамеру или диктофон?»

«Не возражаю: чего мне бояться!» — подумала я, хотя многие претендентки возмущались, типа, что за маразм. В результате взяли именно меня. Я не горжусь, просто это судьба. После выяснилось, что в этой семье уже была няня, которая плохо относилась к ребенку, не выполняла своих обязанностей, и все это удалось выявить только с помощью диктофона!

На первую встречу с детками я всегда приношу игрушку. Смотрю, как ребеночек реагирует, ни в коем случае не заискиваю. Предпочитаю работать с дошкольниками начиная от полутора лет — благодатный возраст, первый этап закладывания жизненных основ. Обычно я не перехожу рамки, заданные родителями. Например, если нет указаний делать замечания ребенку за столом, то и не делаю, даже если очень хочется.

Однажды я работала в богатой московской семье. Заботилась о 14-летнем Глебе. Поначалу он не обращал на меня внимания, точнее, смотрел как на мебель. Но однажды — уже не помню, как это получилось! — мы разговорились. Мальчик признался, что после окончания школы хотел бы уехать за границу из-за желания получить свободу.

Глеб учился в закрытой школе. В Москве сейчас все стараются отдать детей именно в такие учебные заведения. Основная причина: распространение наркотиков. Я слышала, что и у нас сейчас есть такая проблема, но в столице она приобрела прямо-таки глобальные масштабы. Закрытые школы полностью под охраной, доступ на территорию посторонних строго запрещен.

— Отец все время боится, что меня украдут или убьют его конкуренты по бизнесу, — признался Глеб. — Потому меня привозят и отвозят на машине с охранником. Это уже достало! Я как в тюрьме. Однажды удалось вырваться к одному приятелю! У нас в классе есть мальчики из обычных семей, живущие в стандартных городских квартирах. Знаете, что мы купили в магазине? Лапшу «Доширак»! И съели. У нас дома такая еда под запретом.

Увольнение в Италии

—  Чтобы устроиться, мне даже пришлось пройти два экзамена: четыре часа на собеседовании  у психолога и час  – на полиграфе, который увидела в первый раз в жизни. В заключение подписала договор о неразглашении информации о личной жизни хозяина, о запрете на фото- и видеосъемку. Страха не было, но хотелось  быстрее узнать, куда мою кандидатуру так тщательно отбирают.

На работу каждый день ездила с обслуживающим персоналом из 50 человек. Охранники, горничные, водители, плотники, няни, домработницы, садовники, сантехники в 8 утра встречались у метро и на разных машинах (общение не  приветствовалось) добирались до Подмосковья. Здесь они работали до 20 часов, и потом возвращались домой. Выходной – воскресенье.

Владения хозяина – усадьба. На территории располагались огромный особняк, два гостевых дома, спортивный комплекс с бассейном, спортзалом, СПА-комплексом, соляными комнатами. Отдельный банный комплекс,  чайный домик. А еще огромный пруд, где разводили три вида рыб.

Вход на территорию, огороженную семиметровым забором, был только через металлодетектор, нас и наши  сумки с домашними обедами проверяла охрана. По всей территории усадьбы, как снаружи, так и внутри, располагались видеокамеры и прослушивающие устройства.

Хоть в спорткомплексе большие территории для уборки, зато спокойно в психологическом плане: меньше контактов с хозяевами, меньше проблем. И все же хозяйка регулярно наведывалась с белым платком в руках на ревизию – проверить чистоту. Здоровье для супругов было превыше всего, поэтому требовалось не допускать пыли, не использовать чистящие порошки с запахом – боялись аллергии.

Лучших горничных ставили н  уборку  спален и помещений в доме хозяев. Но здесь было непросто –   приходилось с ними часто встречаться, быть всегда настороже – ничего не перепутать, не разбить, много не видеть и не слышать. Естественно, не обходилось без замечаний. Такое напряжение женщины выдерживали лишь три-четыре месяца. Если сами не увольнялись, то их просили уйти.

Быть состоятельным человеком – это огромная нагрузка. У добытчика семьи – ненормированный рабочий день, бесконечные переговоры и командировки. Хозяйка себе тоже не принадлежала: разрывалась между мужем, своей мамой с непростым характером и маленькими детьми. В салонах красоты она не пропадала, знала цену деньгам. Но тратиться ей все же приходилось, положение обязывало носить брендовую одежду. Правда, были у хозяйки и выкрутасы: она могла  разбудить повара в два часа ночи и попросить сварить ей пельменей.

В летний отпуск семья хозяев, взяв с собой и прислугу из пяти человек, ездила в Италию. Тогда я впервые оказалась на зарубежном курорте и старалась все успеть: свои дела сделать, на море сбегать искупаться, на экскурсию съездить. Жили все на вилле хозяев, а еду готовил местный повар.

Как бы ни старалась прислуга, без увольнений не обходилось. Горничная лентой–«липучкой» разгоняла залетевших в комнату мух и комаров, которых много в Подмосковье. Нечаянно к ленте крылом приклеился попугай, выпорхнувший из клетки. Пока женщина его отдирала, птица кричала. Услышав крики любимца и увидев происходящее, прибежала хозяйка и тотчас велела провинившейся женщине собрать вещи и покинуть дом.

Следующая история произошла во время отдыха в Италии. Мать хозяйки увидела, как повар вышла из туалета и, не помыв рук, прошла на кухню и начала резать овощи. Вечером ей в комнату постучал водитель и сообщил: «Собирайтесь – через час самолет, который вас доставит домой».

 Подзатыльники от хозяйки

— За время работы я встречала разных людей: среди моих коллег были настоящие профессионалы, у которых я старалась учиться, были клиенты, которые научили меня ценить себя и расти. Бывали и отрицательные примеры. Когда работаешь в большом доме, где в смене по три горничные, перед глазами постоянная текучка кадров. Я видела помощниц, которые злоупотребляли доверием.

Например, одну из работниц нашли пьяной в бассейне, когда клиент приехал из командировки. Другая, испортив белье при неправильной стирке, исправила ситуацию, сев в поезд до Москвы, и купив точно такое же, но новое – и вернулась обратно. Это все за один день и за свой счет, конечно. Одна из моих «неудобных» клиенток способствовала продуктивной работе, раздавая подзатыльники персоналу. Когда я получила свой пинок, единственным вариантом получить деньги было дождаться конца месяца. Унизительно, но я ждала, поскольку не могла прийти домой без средств.

Причины ухода из профессии понятны – это могут быть домогательства, неуважение к труду, унижение достоинства. Иногда люди не выходят на работу и сбегают, потому что повредили какую-то дорогую вещь и боятся, что хозяева заставят платить за нее. Я пару раз тоже портила вещи. Правда, не очень дорогие. За одну платила, за другую – нет. Это было в самом начале, но для себя я усвоила, что если хочу хорошего отношения, то важно сохранить человеческое лицо. Все мы люди и случиться может что угодно.


Свои границы я уже определила давно –  ухожу тогда, когда не могу уважать клиента. Впрочем, в нашей сфере если ты уходишь откуда-то со скандалом, то об этом знают все вокруг, а агентства уж точно. Тогда как минимум на ближайшие полгода все «неудобные» клиенты станут твоими.

Наша работа необычна тем, что ты вроде бы член семьи, но всегда помнишь, где твое место. Со временем люди привыкают и уже не могут справиться без тебя. Одинокий мужчина не может найти свою сумку и звонит тебе ночью, чтобы ты помогла. Красавица-клиентка, жена прекрасного человека, для которой ты, помимо своей основной работы, озеленяешь крыши и выводишь особые сорта яблонь в кадках на террасе  21-го этажа, ревнует тебя к твоей личной жизни, и это становится настолько невыносимо, что ты вынуждена уйти. Иногда я фотографирую семью или составляю им компанию в кино, помогаю шефу выбрать правильный галстук. Они обнимают меня при встрече и на прощание, но это не дружба. Об этом важно помнить.

Источники:
Собака
Челнинские известия
Village 
Источник: Батенька, да вы трансформер

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings