Daily News

Активист оставил включенным диктофон на изъятом полицией телефоне и записал очень интересные разговоры судьи и полиции

Весной этого года активист видеоблогер Ян Кателевский оставил включенным диктофон в вещах, изъятых у него подмосковными полицейскими при задержании. Его задержали за видеосъемку здания ОВД в подмосковном Раменском. Он и его соратники считают, что отдел полиции незаконно захватил муниципальную землю под парковку. Несколько часов сотрудники МВД носили с собой изъятый смартфон активиста, который продолжал записывать все их разговоры — как между собой, так и с судьей, выносившей решение об административном аресте Кателевского.  «Медиазона» опубликовала  избранные фрагменты предоставленной им записи.

Так, один из полицейских предложил своему коллеге украсть сделанную активистом копию протокола о досмотре его вещей. Далее они обсуждают, как это лучше сделать: один предлагает другому вырвать у задержанного сумку, где лежит копия протокола, и напоминает, что «камер в коридоре нет».

В результате копия украдена не была, а изъятые у Кателевского вещи, включая телефон с работающим диктофоном, увезли в суд. Там полицейские рассказали судье Голышевой  о задержании активиста, а она посоветовала им, что говорить во время заседания. Также она отказалась принимать письменные объяснения полицейского: их должен брать понятой.

— Желательно, конечно, понятого одного притащили бы… Учила-учила вас... Конечно, посторонний нужен... Ладно, в коридоре ждите, — сказала судья Голышева.

Тех, кто пришел поддержать Кателевского на заседании, судья распорядилась не пускать без объяснения причин.

Пристав. Ольга Валентиновна?

Голышева. Да.

Пристав. Ольга Валентиновна, сейчас информация поступила, что большая группа людей придет на заседание суда. Пускать их или не пускать?

Голышева. Вы понимаете, как пускать? Они там могут быть вооружены и так далее… Да не пускайте. Вы только знаете, как? Они там такие активные. Вообще ничего не говорите, не пускайте и все. Вообще ничего не говорите, не выходите к ним.

Пристав. Хорошо.

После заседания судья позвонила и. о. начальника отдела полиции и сказала, что «про понятых забыли».

-Сижу сочиняю (протокол), надо получше сочинить», — говорит она на записи и сетует, что не смогла найти информацию о том, что территория отдела является режимным объектом:

— Листаю весь «Консультант Плюс» (электронная база нормативно-правовых актов для профессиональных юристов ) по поводу закрытого режимного объекта, не могу ничего найти такого, чтобы…

— Для этого секретный документ мы не можем приобщить, нам нужен какой-нибудь законодательный (акт)или какое-нибудь постановление, официальный приказ».

Собеседник судьи отвечает, что попросит коллегу, который лучше в этом разбирается, позвонить ей, а она выражает надежду, что тот «что-нибудь придумает».

-Если что-нибудь придумает… Если, может, что-нибудь придумает, если не придумает, то пусть так-то не отвлекает. Чисто поболтать — нет. Если он знает какой-нибудь... Закон о милиции цитирую. Там есть конечно, что сотрудник полиции обязан пресекать правонарушения гражданами, должностными лицами... А тут нарушения вот – чего?

Потом судья рассуждает о том, как незаметно покинуть здание: у входа столпились те, кто пришел поддержать Кателевского.

Голышева. Че там, народ ломится при входе?

Помощница. Сейчас все вместе будем выходить... Вы их зря выгнали. Там камеры. Видите, что на улице творится... Номера машин – сейчас все поснимают. Нас там замордуют. Вы чего, Ольга Валентиновна?! Сейчас собираемся и под шумок... Он же будет там: «Кателевский! О-о!». А мы под шумок. Нас внизу девочки ждут в канцелярии, через них выйдем.

Голышева. Не поеду на машине.

Помощница. У вас рыба там!

Голышева. Какая рыба?

Помощница. Вы сегодня купили. В багажнике.

Голышева (смеясь). Через окно… Ой, не могу…

Яркая Карелия в нашем Instagram