Daily News

Бизнесмен Яблоков, застреливший соседа во дворе дома в Петрозаводске, раскрыл причины своего поступка

Евгений Яблоков

Евгений Яблоков поведал присяжным свою версию произошедшего. Ярко, четко, наглядно. Рассказывал так, словно не показания в клетке давал, а играл на большой сцене.

Напомним, что в марте прошлого года во дворе дома № 44 на улице «Правды» произошло убийство. Подозреваемый с места преступления скрылся, но в тот же день был задержан. Им оказался 56-летний бизнесмен Евгений Яблоков, а жертвой преступления - его сосед, 53-летний Вахид Валиев.

На самом деле, в тот день ничто не предвещало беды. Яблоков вообще собирался надолго уехать из дома:

Планы у меня были: загрузить продукты питания на два с половиной месяца, купленные заранее и по ночам, и с детьми уехать за город. Не в дачный поселок, а в лес. У меня дом практически в лесу стоит. И там пережить пандемию, потому что жена работает врачом. Она в зоне риска. Заражение детей могло быть, — пояснил подсудимый.

Но уехать не получилось.

Как уже выяснили в суде, конфликт начался из-за неслучайного ДТП (сотрудники известного в городе предпринимателя Марифа Мусаева в момент сбора Яблокова в лес решили задать соседу несколько вопросов по поводу потасовки, которая случилась между ними за несколько месяцев до этих событий).

Яблоков описывает этот момент так:

Внезапно из-за угла выскакивает «Рено Логан», а я случайно в ту сторону посмотрел. В этот момент вижу только глаза Гаджиева (товарища погибшего — прим. авт.) и его наглую улыбку. В руке у него предмет, похожий на пистолет. Все. В этот момент чувствую удар прямо рассудку и вхожу в состояние растерянности и непонимания. Наверное, шок. Очнулся у гаражных ворот.

Говорит, что не помнит, как разговаривал после столкновения машин с водителем автомобиля и своим товарищем, ставшим свидетелем произошедшего.

— Помню, что внезапно их стало много (подошел погибший с двумя коллегами по работе — прим. авт.), — пояснил подсудимый. – Стоят. Молчат. Очень похоже было на стаю волков. Волки, когда нападают, они не гавкают. Жизненный опыт у меня богатый, понимаю: подготовились убивать.

Евгений Николаевич изображал все, что происходило в тот день. И как стояли подошедшие мужчины, и ворота, которые, как стена, были за ним.

Разворачиваюсь, а войти не могу, — вспоминает подсудимый. – То, что они открыты внизу, не понимаю. Шок переходит в панику. Начинаю кричать: «Борька, убивают. Неси ружье». Кричу очень долго. Мне так казалось. Рисунок на воротах — волна — начинает расплываться в разные стороны. Ворота пошли вверх.

По словам подсудимого, войти в ворота он так и не смог, так как наткнулся на сына с ружьем в руках, за которым стояли младшие дети (5 и 7 лет).

Я вырываю у него ружье из рук, а спиной-то чувствую, что опасность там. Разворачиваюсь. Ружье у пояса. В руках у одного пистолет. Куртка такая же, как у меня, светло-голубая. Потом узнал, что это Мамедов. Вспышка. Звука не слышу. Оглох. Получается, что назад я уже не могу бежать, — четко, выделяя каждое слово, рассказывал присяжным Яблоков.

По словам бизнесмена, думать о вариативности своих действий (уйти в сторону, убежать, стрелять вверх и т. д.) у него не получалось, поэтому он просто врезался в «толпу», разделив ее на две части.

В какой-то момент подсудимый решил уточнить, что люди, которые стояли напротив, уже нападали на него. Однако развить мысль не получилось. Особенность суда с присяжными заседателями такова, что эта информация считается лишней. Присяжные — судьи факта.

Пришлось возвращаться к фактам. Один из пришедших мужчин, говорит Яблоков, побежал. А он начал стрелять ему вслед.

Он противопулевыми зигзагами бежал. А ему нужно было по прямой дуть. Тогда капюшон был бы цел. Сам на пулю нарвался, — уточняет бизнесмен.

Говорит, когда увидел, что этот человек убежал, и убедился, что опасности от него нет, произошло необычное:

Не поверите. Голос в голове: «Сзади». Знаете, тишина и голос: «Сзади». Крик. Я разворачиваюсь влево… Все ведь происходит мгновенно, промедление смерти подобно. Иду по кругу. Их трое. Один бросается на меня. Потом узнал, что это Валиев (погибший — прим. авт.). Если человека напугать, то рефлекторное движение назад, но палец-то на спусковом крючке. Происходит выстрел. Пуля заходит в Валиева на высоте 138 см. Снизу вверх, значит, ружье вот так вот было (показывает, что ружье было направлено вниз — прим. авт.). Он отваливает. В этот момент выстрелы идут. Стреляет человек копия я: голубая куртка, темные штаны. Что делать? Я в их сторону и выше, у меня ружье больше. Они разворачиваются и бегут.

В этот момент, говорит Яблоков, ему показалось, что стрелявший стал ростом не менее трех метров.

Я расстрелял все до конца. Патроны закончились, идут сухие щелчки. Их (мужчин, которые были — прим. авт.) нет. Я вернулся в гараж, чтобы посмотреть: а где дети-то? Вижу, что никого нет. Потом начинаю собирать гильзы, — вспоминает подсудимый.

Яблоков говорит, что в гараже у него было еще две сотни патронов и, если бы он хотел, мог за две секунды перезарядить ружье, и добить «нападавших».

Но я же этого не делаю, — уточняет Евгений Николаевич. —  Я подхожу к Валиеву. Он хрипит. Была бы ненависть и желание причинить смерть, взял бы приклад и за нападение на дом добил бы его прикладом, ногами бы его запинал, но я же этого не делаю.

В этот момент, говорит подсудимый, он видел, что из-за угла выглядывали два человека. На этот раз без оружия.

Они убегают. У меня 200 патронов в гараже. Зайти, перезарядить ружье, сесть в машину, погнаться, доехать до их гаража, протаранить ворота, забежать в дом и всех убить — нет же такого желания. Ставлю ружье в машину. Сердце заходится в груди. Аритмия началась. И ухожу к врачу. Все.

На этом действительно все. И он действительно пошел к врачу. Ружье, говорит, оставил, как и полагается улике, на месте преступления.

Еще не хватало, чтобы я по улице с ружьем бегал, — уточнил подсудимый.

В целом же, уверяет Яблоков, он никого убивать не собирался и не хотел этого. На уточняющий вопрос адвоката, какую же цель он преследовал, стреляя в людей, мужчина ответил:

— Сто процентов не убить. Сто процентов. Но в тот момент даже защищаться у меня желания не было. Все на рефлексе. Все на инстинктах. Я не руководил своим телом.
— Так почему этот рефлекс сработал-то? — поинтересовался защитник.
— Так убивать приехали. Мне же не пять лет.

На тот же вопрос гособвинителя последовал более конкретный ответ:

Испугался. Жить-то хочется. Шейка тоненькая, волосики жиденькие.

Уверяет, что «чувствовал дыхание смерти в затылок».

Подсудимый говорит, что у мужчин, с которыми у него случился конфликт, было два пистолета. Но даже если бы их не было, потерпевшие, уверен Яблоков, собирались его убить:

Сказали бы, что я их национальное достоинство и честь унизил. Камень бы мне потом в руку вложили. И убили бы ногами и кулаками.

Правда, потерпевшие уверяют, что собирались только поговорить, ни в кого не стреляли и никакого оружия не доставали. Да и не было, говорят, никакого оружия: в кармане одного из них лежал пистолет, но он был шумовым.

***

Помните, как мы описывали свое первое впечатление от встречи с Евгением Николаевичем? «Вежливый, улыбчивый, позитивный». На этот раз он тоже таким был. Правда, недолго. В процессе ответов на вопросы гособвинителя Яблоков начал откровенно язвить. Да и сам процесс дачи показаний периодически превращал в фарс.

— Мамедов стреляет в меня.
— Попал? — уточняет гособвинитель. – Мамедов в вас попал?
— Попал.
— Куда?
— В рассудок.
— И в ответ ваш рассудок…
— Говорит: «Уходи. Я тебя не люблю». И стреляю в вверх.

На вопросы представителя потерпевшего подсудимый в достаточно агрессивной форме отвечать вообще отказался, а когда заседание закончилось, начал истошно орать (то ли просто так, то ли на приставов). В целом наглядно продемонстрировал, как быстро может вскипать на ровном месте.

Сложно сказать, почему Яблоков выбрал суд присяжных. Он явно не старается произвести на них впечатление. Вероятно, и этот его крик они тоже прекрасно слышали из-за закрытых дверей.

Яркая Карелия в нашем Instagram