Daily News

«Благодаря Савельеву я заработал паховую грыжу». Еще один бывший осужденный ИК-9 Петрозаводска рассказал в суде об избиениях

Иван Савельев, начальник ИК-9
фото Марии Смирновой

В Петрозаводском городском суде продолжаются допросы свидетелей по делу о превышении полномочий экс-сотрудниками ИК-9 Иваном Савельевым и Иваном Ковалевым. Бывший начальник учреждения Савельев и его заместитель Ковалев обвиняются в избиении осужденного в феврале 2014 года, которое попало на видео, позже опубликованное на анонимном ютуб-канале. Оба вины не признают.

18 октября в суде выступил освободившийся в 2021 году осужденный Михаил Шашков. Мужчина рассказал в суде, что в 2014 году находился в одной камере ШИЗО с потерпевшим по делу Абдували Насруллоевым и видел у него на теле гематомы от избиений. Также Шашкова, по его словам, неоднократно избивали лично Савельев и Ковалев. Жаловаться медикам или прокурорам, по словам экс-заключенного, «было бесполезно» и «можно было сделать себе только хуже»

— Это только себе хуже сделаешь, — эмоционально ответил Шашков. — К ним обращаются — а они тут же говорят сотрудникам администрации, что вот, обратился с такой-то жалобой. Ну и всё, после этого наказывают очень сильно. Ну могли поставить в штаб — это где администрация сидит — там целый день стоишь “конем”.

Прокурор уточнила, что такое поза «конем». Шашков сравнил ее с шахматной фигурой («конем» называют пыточную позу, когда осужденный должен присесть к стене лицом, опустив голову и согнув колени. Затылок и колени осужденного при этом должны касаться стены, в таком положении человек проводит несколько часов — прим. авт.). Также Шашков подробно описал, как их били во время «пересменок» в ШИЗО:

— Включается очень громко музыка — чтобы криков не было слышно другим осужденным, по очереди камеры смотрят. [Осужденные] выбегают все на коридор… и все они [сотрудники колонии] уже смотрят, кого просто осмотреть, а кого оставить и начать бить, — рассказал он. — Сотрудники периодически менялись, но в основном одни и те же: Савельев, Ковалев, Ступов и еще другие опера, но мне их фамилии уже не вспомнить. <...> «Благодаря» Савельеву я заработал паховую грыжу: год с лишним я мучился — сделали операцию [в тюремной больнице Медвежьегорска], но всё равно периодически у меня эти боли проскакивают, операцию нехорошо сделали. Они заставляли… физические нагрузки… у них наказание такое было. Вы представляете бордюр себе такой тяжелый? Его надо было поднимать и с одного места в другое место нести. Там одно издевательство. <...> Это каторга настоящая. Я считаю, что это несправедливо, что администрация избивает. Им никто не давал на это право. Если человека посадили, это не значит, что к нему надо как к животному относиться. Он такой же человек, как и все остальные люди.

Экс-начальник колонии Иван Савельев, задавая вопросы Шашкову, спросил его, почему тот не обращался с жалобами, в том числе и после освобождения из колонии. Шашков повторил, что считает это бесполезным. «Почему? — удивился Савельев. — Вы в правовом государстве живете».

— Я освободился и забыл, что я в страхе каждый день отбывал свое наказание, — сказал Шашков. — Это мучительный срок был. Забыл это как страшный сон. <...> Я был наказан вами. У вас исполнитель там был — вы давали ему задания, а он наказывал, на промзоне. Вы же сами прекрасно понимаете, о чем я говорю <...> Когда я приходил к вам в штаб, а у меня на руках вот такие вот водяные мозоли...

— От чего они были? — спросил Савельев.

— От насильства...

— От какого насильства? — переспросил бывший начальник колонии, но ответа не услышал.

Прокурор Наталья Силкина всегда начинает допрос всех свидетелей по делу из числа сотрудников УФСИН Карелии с вопросов про должностные обязанности. Ответы на них, как правило, затруднений у вызванных в суд фсиновцев не вызывают. Сложности у многих начинаются, когда их просят описать происходящее на резонансном видео.

Первое заседание суда против Савельева (второй слева) и Ковалева (крайний справа), фото Марии Смирновой

Заместитель дежурного помощника ИК-9 Максим Рекин сказал в суде, что по телосложению узнал на видео своих бывших начальников Савельева и Ковалева. Однако просьба прокурора описать действия предполагаемых обвиняемых на видео вызвала у Рекина сложности. Например, он не считает, что осужденного на видео избили. Между сотрудником колонии, гособвинителем и судьей в этот момент состоялся дословный диалог:

Судья Мерков: Действия опишите [людей на видео], пожалуйста

Рекин: Какие действия?

Судья Мерков: Желательно все.

Рекин: Ну там, конкретно сказать, чтоб избивали… не готов. То есть так… потолкали... затрещина... так сказать… была.

Судья Мерков: Давайте с этого момента поподробнее. Затрещина — это что такое?

Рекин: Ну, ладошка…

Судья Мерков: Что — ладошка?

Рекин: Ну... удар-не удар…. неполноценный удар.

Судья Мерков: Свидетель, пожалуйста, объясните, что вы понимаете под затрещиной.

Рекин: Прикосновение.

Судья Мерков: Какое?

Рекин: Незначительное.

Судья Мерков: Могу я сделать вывод, что любое ласковое прикосновение вами расценивается как затрещина?

Рекин: Несильно.

Судья Мерков: Что такое несильно?

Рекин: Ну удар у нас — полноценный удар. А незначительное прикосновение… как еще [сказать]?

Судья Мерков: Очень хорошо бы по-русски объяснить. Я не понял из вашего объяснения ничего.

Рекин: Ну я не готов сказать, что это полноценный удар. Значительной силы не было применено. <...> Полностью не помню этого видео, могу ошибаться. (вздыхает) Потолкали человека в черной робе… Лица там не видно. Затрещина вот была.

Прокурор Силкина: Человек в черной робе, как вы сказали, это осужденный?

Рекин: Я не готов сказать вам, лица не видно осужденного.

Прокурор Силкина: Могу ли я из вашего ответа сделать вывод, что вы всех осужденных знаете в лицо?

Рекин: Нет, почему... но там лица вообще не видно.

Судья Мерков: Боюсь, вам нужно в простой форме перефразировать, гособвинитель…

На заседании 11 октября начальник одного из отделов УФСИН Карелии Анжелика Афанасьева не с первого раза смогла дать определение действиям сотрудников на видео.

— Что было не данном видео? — спросила прокурор.

— Лежал человек... — неуверенно сказала Афанасьева.

— Лежал? — переспросила Силкина.

— Я уж не помню, честно сказать, сидел, может быть... наверное, сидел... — почему-то начала смеяться чиновница. — Я сказала, что люди [на видео] похожи на Савельева и Ковалева. Чем занимались? Ну, привели человека...

Афанасьева также сказала, что следователь спросил ее, видела ли она ролик с избиением до вызова в Следственный комитет, на что она ответила отрицательно. «Нигде не видела, я не интересуюсь такими вещами», — сказала она.

Судье Александру Меркову пришлось сделать замечание свидетельнице за неуместный смех. «Мы чем-то смешным здесь занимаемся?» — не выдержал он.

Афанасьева извинилась, выразив предположение, что смеялась она от волнения.

Иван Савельев в ИК-9
Иван Савельев и осужденный ШИЗО во время «экскурсии для журналистов» в ИК-9 в 2019 году, фото Марии Смирновой

25 мая в Петрозаводском городском суде начался судебный процесс над бывшими руководителями ИК-9 Иваном Савельевым и Иваном Ковалевым, которых обвиняют в превышении должностных полномочий (пункт «а» части 3 статьи 286 УК). Следственный комитет Карелии возбудил уголовное дело после публикации на анонимном ютуб-канале видеозаписи, сделанной, предположительно, в петрозаводской ИК-9. На ней видно, как два человека, похожие на начальника колонии Ивана Савельева и его заместителя Ивана Ковалева, бьют заключенного. Ссылку на ролик опубликовал во «ВКонтакте» карельский адвокат Роман Масалев.

24 сентября 2019 года сразу два крупных информационных ресурсах России — «Медиазона (НКО или СМИ, выполняющая функции иностранного агента) » и «Настоящее время» (иностранное средство массовой информации, выполняющее функции иностранного агента — прим. ред.) — опубликовали большой материал про петрозаводскую исправительную колонию № 9. Осужденные, которые там содержатся, массово жаловались на пытки и заявляли, что в учреждении скрывают преступления сотрудников.

После этого СМИ со ссылкой на замдиректора ФСИН России Валерия Максименко сообщили о возможном увольнении начальника петрозаводской колонии ИК-9 Ивана Савельева, а Следком возбудил уголовное дело по признакам превышения должностных полномочий с применением насилия.

Однако обвинение обоим сотрудникам УФСИН Карелии предъявили только спустя полгода, в апреле 2020 года. Сначала Петрозаводский городской суд выбрал в качестве меры пресечения для Савельева заключение под стражу, а для Ковалева — домашний арест. Савельев спустя две недели оспорил данное решение в Верховном суде Карелии — меру пресечения в его отношении заменили на запрет определенных действий (запрет на посещение колонии, общение со свидетелями по делу и получение письменной корреспонденции). Ковалеву спустя несколько месяцев также сменили домашний арест на запрет определенных действий.

Яркая Карелия в нашем Instagram