Daily News

«Человек за свою жизнь может этот лес больше никогда не увидеть». Ученые рассказали, могут ли звери спастись в пожарах

фото: unsplash.com/@itfeelslikefilm

Исследователи леса рассказали «Медиазоне», как долго природа восстанавливает территории после крупных пожаров и можно ли надеяться, что животные от огня сбегут.

Так, сотрудник Института леса имени В.Н. Сукачева Евгений Пономарев рассказывает, что на месте погибшего сосняка далеко не сразу вырастет новый бор. Сначала там лет 30 будут расти березы и осины:

Большая часть послепожарных территорий возобновляется через смену пород, — говорит Пономарев. — В сосняках, скорее всего, сначала будет возобновление лиственных древостоев: начнут расти осина, береза. И только после того, как поднимется вот этот новый древесный ярус, под ним возможно возобновление сосны. Это так называемые сукцессионные процессы. Это десятки лет — может быть, 50 лет или больше. Вот и посчитайте: возраст человека, скажем, 80 лет. Природа сама регулируется и умеет восстановиться: для нее этот период, грубо говоря, пустяковый. А человек за свою жизнь может этот лес больше никогда не увидеть.

Последние 25 лет в России площади пожаров растут, говорит ученый. У каждой страны есть показатель «горимости территории», в России он от 0,5 до единицы.

Один процент лесов — это серьезный показатель, на миллионы гектаров идет счет, — объясняет он. — Нам нужно не прозевать тот момент, когда мы в принципе уже не будем справляться с возрастающим количеством и площадями пожаров.

Доктор биологических наук Александр Шишикин рассказывает, как ведут себя животные на пожаре: многие не могут уйти дальше своей территории обитания и сгорают или задыхаются.

Погибает в основном молодняк, поскольку он затаивается и не уходит от огня, — говорит зоолог. — Кладки [яиц], иногда и капалухи — самки глухаря погибают. Огонь — это же такой неестественный фактор для них, у них нет защитной реакции к огню. <...> Надо учитывать индивидуальный участок освоения животным/ У соболя, допустим, радиус освоения не больше трех-четырех километров. Он просто не уйдет никуда со своей территории. И это, к сожалению, касается всех практически животных.

Проблема в том, что ущерб, нанесенный природе пожарами, посчитать практически невозможно, а уж тем более что-то доказать потом в суде. Это большая проблема.

Деловой ущерб еще можно посчитать: по лесоустроительным материалам, какой запас древесины [сгорел] — он весь, как правило, приходит в негодность, — говорит зоолог. — А экологический ущерб и ущерб животному миру, к сожалению, нет. Методики [подсчета], на которую можно было бы сослаться и которая была бы легитимной и в суде, нет. Разработки есть, конечно, но они не имеют юридической силы<...> Она упирается в чиновничество, и вот тут начинается. Есть же другая сторона, которая не хочет, чтобы легализовали эти ущербы. Кому нужно, чтобы выставляли кому-то и платили?

Яркая Карелия в нашем Instagram