Daily News

Детский лагерь в Карелии приносит путешественнику Матвею Шпаро 60 миллионов рублей в год

Популярное издание РБК рассказало, как детский лагерь может стать прибыльным бизнесом. Героем публикации выступил известный российский путешественник Матвей Шпаро, который 15 лет назад впервые организовал в Карелии туристический лагерь для детей. И теперь зарабатывает на это 60 миллионов рублей в год!

Идея открыть​ собственный детский лагерь пришла в г​олову Матвею Шпаро 15 лет назад — после того как он побывал в детском лагере в США. Первоначальные инвестиции в $30 тыс. предоставил Kodak, а с развитием помогло имя отца — знаменитого путешественника. За летний сезон лагерь «Большое приключение» в Карелии зарабатывает около 60 млн руб., а чистая прибыль составляет 3–4 млн рублей.

В первый год «Большое приключение» приняло 100 детей от 8 до 17 лет. В 2001 году приехали 168 детей, в 2002-м — 700. Каждый последующий год количество желающих попасть в лагерь увеличивалось, пока в 2008 году не достигло 2300 человек. «Мы поняли, что эта цифра может расти и дальше, но тогда будет страдать качество, и ограничили количество путевок. В каком-то смысле помог кризис 2008-го: многие желающие отсеялись сами», — объясняет Шпаро. Сейчас число желающих попасть в лагерь — 1400–1600 детей за летний сезон (июнь—август). Стоимость путевки в Карелию колеблется от 33 тыс.  до 50 тыс. руб. и зависит как от срока, так и от маршрута путешествия. Транспортные расходы (проезд на поезде и автобусе туда и обратно стоит около 8,7 тыс. руб.) оплачиваются родителями отдельно. Общая выручка «Большого приключения» за одно лето составляет около 60 млн руб., прибыль — 3–4 млн руб., говорит Шпаро. По данным «Контур.Фокус», выручка благотворительного оздоровительного фонда «Клуб «Приключение», который организует лагерь, составила в 2013 году 51,2 млн руб., чистая прибыль — 223 тыс. руб.

«Большое приключение» получает и госконтракты (например, на 17,2 млн руб. в 2014 году, преимущественно с правительством Москвы): в лагерь отправляют учеников коррекционных школ и подростков, проходящих профилактику девиантного поведения. «Мы воспринимаем такие группы не как возможность заработать, а как нашу социальную ответственность, — говорит Шпаро. — В походных условиях абсолютно все дети — и из неблагополучных семей, и из семей банкиров — оказываются в одном социальном положении. Это помогает им взглянуть на собственную жизнь под другим углом».

Основные затраты «Приключения» приходятся на оплату труда инструкторов, психологов, тренеров и медперсонала (всего около 70 человек) и на питание детей. В день на питание одного ребенка заложено около 450 руб. (с учетом труда шести поваров). Зарплата сотрудника лагеря в Карелии — 40–60 тыс. руб. в месяц (с налогами). Кроме основных затрат существует много мелких статей, которые в итоге составляют внушительную сумму. «Только на солярку за один сезон мы можем потратить около 3 млн руб.», — говорит Шпаро.

Еще 2,1 млн руб. лагерь тратит на ежегодное обучение тренеров. Их отбор — одна из основных трудностей в работе лагеря, рассказывает Матвей: «Большое приключение» не может обеспечить молодым людям круглогодичную занятость, поэтому они находят постоянные места работы и на площадки не возвращаются. Каждый год на роль инструкторов претендуют 70 молодых людей и девушек. Все они проходят через 360 часов занятий, разбитых на 3 этапа. В течение 10 дней под руководством уже опытных сотрудников будущие инструкторы слушают курс теории, сдают экзамены и спортивные нормативы на подмосковной базе лагеря.

«Например, подтянуться 10–12 раз должны уметь и парни, и девушки. Во-первых, если в походе произойдет несчастный случай, нести пострадавшего ребенка придется именно инструктору. А, во-вторых, в каждой смене есть такой шкет, который пытается взять вожатого «на слабо». Если взрослый не может переплыть озеро или отжаться, он потеряет уважение и управлять группой будет намного сложнее», — объясняет создатель «Большого приключения». На первом этапе обучения отсеиваются около 20 человек. Оставшиеся 50 в конце апреля отправляются в поход на катамаранах. После этого отсеиваются еще около 20 претендентов. Оставшиеся 30 человек в течение полутора месяцев работают в базовом лагере под контролем других инструкторов, и только после этого получают разрешение на самостоятельную работу с детьми. Оплату труда преподавателей и расходы на питание будущих инструкторов берет на себя лагерь.

Все родители, желающие отправить детей впервые в «Большое приключение», проходят собеседование, поэтому 90% продаж лагерь Шпаро осуществляет напрямую. При личном общении с родителями Шпаро использует нестандартные маркетинговые приемы: «Первое, о чем я спрашиваю, — знаете ли вы разницу между комарами и мошками? Чаще всего, не знают. Комар просто кусает, а мошка выкусывает кусочек кожи. Ребенок будет спать не на мягкой кровати, а в палатке, времени для гаджетов не остается, да и заряжать их негде. Если после этого родители все еще слушают меня, я приступаю к рассказу о прелестях приключения, которое ждет ребенка в лагере», — говорит Шпаро.

По оценкам основателя, 40% детей, побывавших на одной из площадок, приезжают в лагерь во второй раз. Маркетинговой находкой прошлого сезона стали «письма счастья» родителям. Инструктор за время похода должен отметить что-то хорошее в поведении каждого ребенка, запомнить это и после завершения смены отправить письмо родителям. По словам Шпаро, такой простой, на первый взгляд, ход вызвал бурю эмоций: «Нам постоянно приходят отзывы о том, как приятно слышать что-то хорошее о своем ребенке, особенно если преподаватели в школе не балуют его частыми похвалами», — говорит Матвей. Затраты на эту затею оказались ощутимыми: не все 70 инструкторов безупречно грамотны, поэтому к расходам на конверты и марки прибавился оклад человека, проверяющего орфографию и пунктуацию в «письмах счастья».

Наверх
Change privacy settings
Главные новости в нашем Telegram