Daily News

«Говорил Жене, что убьет, если она от него уйдет». Поговорили с подругой и мамой убитой в Сегеже Евгении Колмыковой

Сегодня, 6 августа, ровно сорок дней с даты смерти 31-летней жительницы Сегежи Евгении Колмыковой — мать двоих детей умерла 28 июня. Мы поговорили с ее близкими людьми: все они знали, что Женю регулярно избивает ее сожитель. Но ничего не могли с этим поделать: убитая всегда возвращалась к тирану, забирая заявления из полиции.

В убийстве женщины признался ее 41-летний сожитель Владимир Л. Он рассказал cледователям, что сильно избил Евгению 28 июня, и от полученных травм она скончалась. Испугавшись наказания, он, как говорится в отчете Следственного комитета, «изготовил из мебельной стенки ящик», поместил туда труп Евгении и вывез его сначала в гараж, а затем на берег озера Выгозеро. Там он утопил ящик с трупом в озере.

Как рассказывают близкие погибшей, в озеро рядом со станцией Майгуба мужчина выбросил ящик только 5 июля: до этого тумбочка с телом погибшей находилась у него в гараже. Подруги Евгении, выходившие на ее поиски, рассказывали нашему изданию про это место. По их словам, местная полиция не обследовала гараж Владимира Л. после заявления о пропаже его сожительницы. МВД Карелии комментариев на этот счет не дает.

«Губернiя Daily» поговорила с подругой Евгении Олесей Николаевой (имя изменено) и мамой погибшей Лидией Пашковой. Лидия разговаривала по телефону с трудом. Рассказала, что в последний раз, когда она говорила с дочкой, у той было всё хорошо.

Всё нормально было, она собиралась к нам на дачу приехать на следующей неделе, — вспоминает пенсионерка. — Договорились, что я за ней заеду.

Мама Евгении знала о том, что сожитель избивает дочь. Более того, однажды это случилось прямо на ее глазах. Женщина уговаривала дочку уйти от тирана, но все уговоры были безуспешны:

Я ей говорила, что до добра это не доведет, надо уходить, — говорит Лидия. — Но ничего не действовало ни на нее, ни на него. Она уйдет — через какое-то время опять с ним. У него была болезненная ревность, мог ходить по квартире и заглядывать под кровати, не прячет ли она там кого. Он не раз говорил Жене, что убьет ее, если она от него уйдет.

Владимир бил Евгению и на глазах подруги Олеси, рассказывает она нам. Девушка тоже советовала Колмыковой уходить от возлюбленного: помимо агрессии, тот еще был безработным, иногда где-то халтурил.

Один раз у нас он ее избил, — вспоминает Олеся. — Они приехали к нам в гости, договаривались вместе с детьми посидеть — наши дружат. Сидели, чай пили, сначала Женя с детьми приехала. Потом пришел Владимир — с водкой. И он немного выпил, но что у него переклинило… У него болезненная ревность такая была. Он начал лезть драться к ней, а мой муж ему говорит: «У нас вообще-то дети, а ты не у себя, давай собирайся и уходи». Они ушли, я потом звонила Жене — у нее телефон выключен был. Она на следующий день позвонила и сказала мне, что Володя сломал ей телефон. Я побежала к ее маме — там и увидела Женю, он ее тогда сильно побил.

По словам Олеси, тогда мама Жени вызвала полицию, и погибшая лично написала заявление на сожителя. И за всё время, пока они встречались с Владимиром — четыре года — Евгения несколько раз подавала заявления о побоях в полицию. В МВД Карелии отчитывались, что заявлений от Колмыковой не было. И да, и нет — их не было, потому все заявления Колмыкова потом забирала. Не раз полицию, по словам Олеси, вызывала соседка Жени по лестничной клетке — слышала, как девушку бьют. Но к каким-то разбирательствам эти вызовы не приводили: Женя жалела сожителя и прощала его.

убил жительницу Сегежи

Он на нее давил, думаю, — говорит Олеся. — Она всё меньше с нами стала общаться, я в последний раз видела ее в апреле. Я и с ним разговаривала о его ревности. Женя говорила, что он сидел на наркоте.

Месяц после убийства Владимир гулял на свободе. В прямом смысле гулял: местные видели его в «веселых» компаниях в городе.  А 6 июля Олеся встретила Владимира по пути на пляж, куда шла с детьми. Мужчина окликнул ее и спросил, не знает ли она, где Евгения. Олеся удивилась и ответила, что давно не общалась с ней, но предположила, что та уехала на дачу к маме. Когда Владимир бил Женю, та всегда пряталась на даче.

Трезвый он был, что удивительно, — рассказывает Олеся. — Я поэтому бы никогда и не подумала... Мы с ним и Женей знакомы лет 15. Они не сразу стали встречаться, просто знали друг друга. Женя была замужем: сейчас у ее бывшего мужа другая семья, но алименты он платил, приезжал. В последнее время дочки жили у бабушки, я не знаю, почему. Но Женя всегда к ним приезжала, брала гулять. Она детей очень любила и была очень доброй.

Сейчас Владимир Л. находится под стражей. Ему предъявили обвинение, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего). Евгению похоронили 30 июля в Сегеже: гроб был закрытый. Местные жители говорят, что у Колмыковой сильно пострадало лицо. Дочкам Евгении, которым 6 и 11 лет, рассказали о смерти матери в день, когда ее сожитель признался в убийстве. До этого члены семьи скрывали от детей, что мама пропала.

Яркая Карелия в нашем Instagram