Daily News

«Мама, я не выдержу»: врачи год лечили больную раком школьницу от бронхита

Новосибирск рак девочка

Больную раком школьницу из Новосибирска весь учебный год лечили от бронхита. Врачи не обращали внимания на увеличенные лимфоузлы и вместо анализов на онкологию назначали препараты от кашля. В мае девушка слегла, и только тогда медики провели необходимые обследования. Верный диагноз поставили слишком поздно. После двух мучительных недель в диспансере она умерла.

Её мама Марина пытается добиться наказания для врачей, которые игнорировали опасные симптомы и отказывали в направлении к нужному специалисту. Женщина обратилась в Министерство здравоохранения и Следственный комитет с просьбой провести проверку действий медицинских работников. Ни один из десятков осматривавших девушку врачей не заподозрил онкологию. Их действия подпадают под статью «оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей», но делу так и не дали ход.  Ответа от Следкома или Минздрава не поступило. Женщина рассказала о своём горе в надежде, что её история наконец будет услышана, а виновные наказаны.

Началось с того, что в девятом классе во время медкомиссии подростковый педиатр выявил у  дочки  низкий гемоглобин. Плюс ко всему у нее был непроходящий бронхит, как осень, зима — так кашляет В начале учебного года, осенью, отправили к гематологу, который изучил анализы девочки и назначил препараты железа. Врач посоветовал показаться пульмонологу для поиска причины кашля.

Марина пришла к педиатру в поликлинику № 22 за направлением к специалисту. В выдаче документа ей отказали. Педиатр заявила: «Вы сначала должны пролечиться у нас». Врачи один за другим назначали лечение, но лучше пациентке не становилось. Заведующая поликлиники не следила за ситуацией. Марина получила карту дочери только после ее смерти. увиденное ужаснуло женщину.

Когда после гибели дочери я получила ее карту, была в шоке! Какие-то вещи нам просто не говорили, видимо, не было времени на нас обращать внимания. По анализам видно, что у ребенка идет инфекция в организме, и гемоглобин падает. Но только в январе этого года мы попали к пульмонологу.

Новосибирск девушка онкология рак

Марина обращалась в инфекционную больницу, но там от пациентки отказались, сказав, что это не их профиль. Она два раза ложилась в пульмонологическое отделение горбольницы № 1, но помочь ей там не смогли. Температура не падала, ломота в теле не проходила. Врачи игнорировали симптомы, которые не вписывались в поставленный диагноз, и продолжали лечить девушку от заболеваний легких. В городской больнице пациентке прямо заявили, что бесплатная медицина ей ничем не поможет.

У дочки в анализах постоянно повышены лейкоциты, а гемоглобин низкий. А ее лечат от бронхита — АЦЦ да сиропчики от кашля. В апреле у нее сильно поднялась температура, она слегла. Вызывали несколько раз скорую. Сказали, что это вроде пневмония, и нас положили уже в горбольницу №11. На жалобы, на сильную головную боль, что спина болит, все болит, врач, у которого она наблюдалась, отвечала «Ну понятно, болит, а что ты хотела, ты в бюджетной больнице находишься».

Когда у девушки воспалились лимфоузлы и появились шишки, она пошла за направлением к хирургу. Врачи снова проигнорировали жалобы пациентки и отказали ей в обследовании. Марина вспоминает звонок дочери из больницы:

Она звонила мне и говорила: «Мама, я не выдержу». Не было уже сил… Ее выписали 4 мая с температурой 38-39 и с жуткими анализами.

Дома ей стало только хуже. 17 мая девушке дали направление на прием у онколога, врачи поставили верный диагноз. Девушке назначили правильное лечение, когда её уже было не спасти. Марина со слезами рассказывает о последних днях жизни дочери. Она уверена, если б медики раньше провели тщательное обследование, девочка поправилась бы.

Мы постоянно бегали по врачам. И везде слышали: «А что вы хотите, вам здесь не помогут. Вам нужно ее класть в платную клинику. Это бюджетная больница». Ну нет денег у нас на платную! И только в мае они собрали консилиум, поняли, что конец… Осмотрели, сказали «Ну да… Ты как-то плохо выглядишь». Наконец-то дали нам направление в онкологическое отделение ГКБСМП, где поставили диагноз — онкология. Там она пролежала, наверное, две недели. Состояние было уже запущенное. Это был рак лимфоузлов (посмертный диагноз девочки в итоге звучит так: «Неходжкинская лимфома неуточненного типа»). У нее же были лимфоузлы увеличены, те самые шишки, на которые мы обращали внимание, а врачи нет! Если бы раньше заметили... Все поддается лечению, дочка была бы жива.

Яркая Карелия в нашем Instagram