Daily News

«Мне часто снится семья». Василий Попов рассказал, почему до сих пор не вернулся в Россию, где выносят приговор его соратницам по «Яблоку»

Известный карельский бизнесмен уже больше двух лет находится за границей. Он уехал из страны еще до того, как появилось пресловутое дело «Петропита» — тогда в Следкоме отрицали, что интересуются предпринимателем.  Когда же Попова заочно арестовали и объявили в федеральный розыск, он получил политическое убежище в Финляндии. Позднее его задержали во время отдыха в Испании, но, получив документы из Суоми, во всем разобрались и отпустили.

Параллельно с этим в Карелии полтора года шел процесс по «Петропиту», где на скамье подсудимых оказались супруга Попова — директор Олонецкого молочного комбината Анастасия Кравчук, депутат Заксобрания Карелии Ольга Залецкая и бывший директор «Ленторга» Александра Корнилова. Женщин обвинили в мошенничестве при покупке здания бывшего комбината школьного питания в Петрозаводске по якобы заниженной цене. И хотя в суде было доказано, что все действия обвиняемых были абсолютно законны и по-другому здание продать было нельзя, прокуратура все равно предложила признать женщин виновными и дать им по 4 года колонии —  якобы за злой умысел, с которым была совершена сделка.

Такое предложение со стороны гособвинения вызвало негодование многих известных в Карелии людей. На 29 августа уже намечен пикет в поддержку Кравчук, Залецкой и Корниловой, на который наверняка соберутся сотни петрозаводчан. Однако пока коллеги и друзья обвиняемых пытаются привлечь внимание к готовящейся несправедливости, скептики продолжают критиковать Василия Попова.

Сам же Попов не скрывает, что заказные дела против карельских «яблочников» — это следствие его политической деятельности. Он понимает, что если бы в 2013 году на выборах мэра Петрозаводска не победила выдвинутая от «Яблока» Галина Ширшина, то никакого преследования бы не было. Но в тот момент, говорит политик, он и его коллеги по партии не могли спокойно смотреть на то, какой передел в экономике Карелии устроила команда Худилайнена. К тому же тогда никто не осознавал, что власть способна на откровенное и циничное использование силового ресурса против оппонентов.

За это Василию Попову пришлось заплатить уже немалую цену — жить вдали от семьи, от друзей и родственников. Тем не менее вернуться сейчас значило бы еще больше усугубить ситуацию для карельского «Яблока», уверен предприниматель. Потому что некому станет выстраивать линию защиты по всем возбужденным делам и заниматься бизнесом.

— Мне часто снится семья, — признался Попов. — Я сильно скучаю по детям, но они хотя бы приезжают ко мне несколько раз в год и все время практически не слазят с меня. Намного сильнее я переживаю разлуку с женой — мы ведь не можем встретиться уже больше двух лет. Меня тянет не столько домой, сколько к ним. С семьей я буду счастлив в любом месте. Хотя я был бы рад хоть ненадолго приехать в Карелию: слишком многое меня с ней связывает. Но сегодня это невозможно — я уже два года как заочно арестован. Дети приспособились к этой ситуации, правда, каждый раз не хотят от меня уезжать. Зато Насте, думаю, приходится очень непросто. Она держится из последних сил.

Мне крайне неприятно, что три абсолютно порядочные и уважаемые женщины оказались на скамье подсудимых. Если бы мой приезд в Россию освободил бы их от наказания, я бы уже приехал. Но на самом деле, если отбросить эмоции и рассуждать трезво, всем станет только хуже. Я буду моментально арестован, не смогу руководить предприятиями и участвовать в защите женщин от заказного и надуманного уголовного преследования. То есть мой приезд не облегчит, а только усложнит их защиту. Дети на неопределенное количество лет потеряют отца и, вероятно, мать, а предприятия останутся без руководителя.

Я абсолютно ясно понимаю, что уголовное преследование девушек явилось следствием моей политической деятельности в качестве лидера карельского «Яблока». Особенно после убедительной победы Ширшиной на выборах мэра Петрозаводска. Конечно, вместе с соратниками из «Яблока» мы обсуждали гипотетическую вероятность отказа от выборов мэра в 2013 году. Но тогда поведение команды Худилайнена, передел и уничтожению карельской экономики внушали настоящий ужас, и нам очень не хотелось отдавать им на разграбление Петрозаводск, поэтому «яблочники» выдвинули своего кандидата.

Тогда мы наивно полагали, что против лидеров партии невозможно использовать правоохранительные органы. Мы очень строго следили за соблюдением закона даже в мелочах. Но мы не поняли в тот момент, что времена изменились. О том, что человека в Карелии могут арестовать и держать за решеткой просто так, окончательно стало ясно только после ареста Алиханова. Я не смог как лидер просчитать ситуацию и возможные риски и, конечно, ощущаю чувство вины за уголовное преследование всех карельских «яблочников», которое началось после победы Ширшиной в 2013 году…

Мы с высокой долей уверенности предполагаем, что приговор будет обвинительный, и, конечно, будем добиваться его отмены — в Верховном суде России и не только в нем. Я же намеренно уехал в Финляндию. Она всегда в ответ на запросы из России выдавала людей, которых обвиняют в совершении преступления. И простые финны, с которыми я общался, настойчиво мне советовали переехать в Литву, чтобы избежать возможного ареста и выдачи. Но у финского правосудия высокий авторитет в мире, и мне хотелось, чтобы именно финское Министерство юстиции провело проверку моего обвинения.

Конечно, я рисковал. Но в итоге Финляндское государство предоставило мне политическое убежище, а финский Минюст принял беспрецедентное решение отказать российской Генпрокуратуре в моей выдаче. Подобного никогда не было в истории российско-финляндских отношений. Такое решение финнов означает, что любой обвинительный приговор по делу «Петропита» будет отменен Европейским судом, а Россия будет вынуждена ему подчиниться. И наша задача сделать так, чтобы это произошло как можно быстрее, — говорит политик.

Читайте также:

«Иначе как политической расправой это не назвать». Председатель «Яблока» Эмилия Слабунова придет на пикет в поддержку женщин, которым хотят дать четыре года по делу «Петропита»

«Это жесть!» Карельская Рысь Наталья Дьячкова придет на пикет в поддержку женщин, которых судят за сделку с «Петропитом». Спортсменка не хочет, чтобы их детей отправили в детдом

«Это дело нужно было Худилайнену». Галина Ширшина рассказала, почему идет на пикет в поддержку «яблочниц», которым хотят дать четыре года по делу «Петропита»

Коротко о главном в нашем Telegram