«Нельзя отказываться от госпитализации»: рассказ мужчины, чей отец умер от коронавируса
Daily News

«Нельзя отказываться от госпитализации»: рассказ мужчины, чей отец умер от коронавируса

Фото: соцсети

Житель Москвы Леонид Шлыков рассказал в «Фейсбуке» историю болезни своих родителей, заразившихся Covid-19. Отец мужчины неделю назад ушел из жизни. Своей публикацией Леонид призвал всех действовать при первых симптомах болезни.

Своей историей я не пытаюсь никого обличить в непрофессионализме, моя семья благодарна всем врачам, которые нам помогали, pиcкуя своим здоровьем. Мы не встретили безразличия на своем пути со стороны медиков, каждый из них помогал в силу своих знаний и возможностей. (...) Мой пост как раз объясняет, что при первых же симптомах нужно обращаться к врачам и не отказываться от госпитализации, — объяснил Шлыков в другой своей публикации.

Коронавирусом заболели оба родителя Леонида. Первые симптомы еще 9 апреля появились у матери Шлыкова. У женщины три дня была температура 37-37,4 и диарея. Но тогда состояние списали на желудочные проблемы. К тому же 12 апреля самочувствие вновь стало отличным, а через пять дней опять появились симптомы ОРВИ.

У отца температура поднялась 20 апреля до 38,5. Но поначалу не было кашля и болей в груди, поэтому родители приняли симптомы за обычную простуду. Затем еще четыре дня у отца поднималась температура до 39,2. У матери болели мышцы и суставы, но в то же время не было лихорадки. Семья вызвала врача на 24 апреля, но он не пришел.

Тогда 25 апреля сходили по пропускам в поликлинику, где у обоих взяли мазок, провели КТ, отцу сделали анализ крови. Тест на антитела оказался отрицательным. Уже потом от врача скорой семья узнала, что анализ сделали слишком рано, на 6-й вместо 10-11-го дня. Уровень кислорода в крови измерить не смогли, потому что все пульсоксиметры оказались нерабочими. Результат ПЦР-тестов сказали ждать до семи дней.

Отцу предложили госпитализацию, но он отказался из-за отрицательного теста. Врачи прописали лечиться дома азитромицином, амоксиклавом и тамифлю. Состояние отца с 26 апреля начало ухудшаться. Температура поднялась до 39,9. Ее сбивали парацетамолом, нимесилом и аспирином. К утру лихорадка прекращалась, и отец отказывался от вызова скорой помощи.

28 апреля мужчина стал отвечать невпопад, у него появилась одышка, временами начиналась лихорадка, тряслись руки и подбородок. Но он отказывался вызывать «скорую» и говорил, что просто очень устал.

Мама вызвала «скорую». Когда врачи приехали и узнали, что у него был инфаркт, они попросили старую кардиограмму, сделали новую, и сказали, что всё в пределах нормы. На хрипы при дыхании они ответили, что при воспалении это нормально, тем более у него больное сердце: «Так бывает, ничего страшного».

Тогда уже семья хотела настоять на госпитализации, но им ответили, что на это нет оснований.  На просьбу об уколе лекарства для облегчения работы сердца и снижения температуры ответили, что ему это не нужно: «Пусть организм сам борется», рассказывает Шлыков.

Затем отцу снова стало плохо. «Скорая» отказалась приезжать повторно. Позвонил врач и после расспросов о самочувствии пациента сказал, что всё в порядке, несмотря на поднявшийся у мужчины сахар. На следующий день, 30 апреля, мать пыталась вызвать кардиолога, но ей предложили привезти супруга в поликлинику. К тому моменту он перестал узнавать жену и громко стонал.

В конечном счете все же удалось вызвать «скорую». К тому моменту у отца уже были признаки гипоксии.

К счастью, на этот раз приехал профессионал. Он сразу же посадил папу с легким наклоном вперед, побежал за кислородом и пульсоксиметром, послушал легкие папы, сделал кардиограмму, сравнил со вчерашней и старой, обругал предыдущую бригаду «скорой» и сказал, что сердце тут ни при чем. Что у папы уже никакой не КТ1, у него кислородное голодание и нужно срочно госпитализировать, — продолжает Шлыков.

Мужчину отвезли в госпиталь в центр Москвы, где положили на ИВЛ в отделение для больных коронавирусом.

Позже я выяснил, что этот блок был для больных Covid-19. Сейчас это может звучать глупо, но тогда я всё еще не мог поверить в то, что у папы и мамы ковид. Ведь им сделали анализ и сказали, что у них просто «легкое воспаление». На следующий день я узнал от врача, что у папы КТ4 (более 75% поражения легких) и плохой прогноз. Про ковид информации не было, — рассказывает сын пациента.

Отец молодого человека пролежал под ИВЛ 11 дней, не приходя в себя. Он умер 11 мая. В справке о причинах смерти коронавирус не значился. Мужчина не согласен с такой справкой о смерти: если бы не коронавирус, то его отец был бы жив.

Если бы мы знали реальные цифры о заболеваниях и смертях, если бы мы больше понимали о вирусе, если бы нам чаще говорили, что простой пневмонии сейчас не может быть и надо трубить тревогу, не бояться ехать в инфекционную, потому что потом может быть поздно, это бы помогло нам принять решение о госпитализации. Это бы помогло отцу решиться на госпитализацию раньше, — заключает Шлыков.

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings