Daily News

Один вертолет, парашютов нет, зарплата 23 тысяч рублей: бывший спасатель заявил о катастрофе в системе МЧС

Бывший спасатель-авиадесантник написал открытое письмо президенту России Владимиру Путину, в котором рассказал о коррупции, безденежье и беспределе в системе МЧС.

Анатолий Долговых из Екатеринбурга опубликовал послание на своей странице в соцсети «ВКонтакте»:

Здравствуйте, Владимир Владимирович! Докладывает бывший спасатель-авиадесантник Уральского авиационно-спасательного центра МЧС Анатолий Долговых. Весь наш авиацентр сократили 20 марта 2017 года.

Пишу вам потому, что других способов повлиять на ситуацию у меня нет. Система МЧС превратилась в показуху, кормушку для коррупционеров и некомпетентных временщиков и на данный момент работает лишь за счет людей в разных званиях и чинах, которые еще не потеряли совесть и работают вопреки творящемуся безумию.

Далее Долговых приводит «конкретные факты и ситуации, которые имели и имеют место в системе МЧС».

Первая проблема, по словам мужчины, — состояние техники, «которая уже представляет опасность даже для работающих с ней спасателей». В своей работе МЧС использует устаревшие инструменты и технику, некоторым из которых уже около двадцати лет. Более того, необходимого оборудования у спасателей зачастую и вовсе нет, даже элементарных тепловизоров:

— Он (тепловизор - прим. ред.) стоит всего миллион рублей! Лучший в мире, самый дорогой! Всего миллион рублей! Он у нас так и не появился. Поиски летом в зеленке без тепловизора — лотерея ценой в жизни людей! Может, повезет, может, нет. Может, продать один «Ленд Крузер» из министерства (на Урале их точно два есть) и купить один на весь регион тепловизор (вертолет теперь ведь тоже один), раз живых денег нет?

Вместо этого чиновники приобретают неоправданно дорогостоящее оборудование вместо достойных отечественных аналогов по более доступным ценам:

— Нам были закуплены замечательные вертолетные носилки УТ-2000. Но они стоят 90 тыс. рублей. И был у нас вариант сварить из алюминия аналог, которому цена в пике – 10 тыс. рублей. Но нет механизма продвижения идей и методик снизу вверх.

Кроме того, у спасателей-авиадисантников в центре, где он работал, был всего один вертолет, а парашютов – ни одного:

— Парашюты мы за два года так и не увидели. Чтобы прыгать те немногие положенные нам прыжки и поддерживать необходимый минимум подготовки, мы выпрашивали парашюты в ДОСААФ, авиалесоохране, в службах, про которые нельзя говорить вслух.

Существуют проблемы и со связью:

— Спасатели не могут связаться с летчиками авиации МЧС по своим радиостанциям «Гранит», которыми можно убить медведя. Летчики не могут связаться с региональными поисково-спасательными отрядами, которые прочесывают лес под ними, и не могут скоординировать действия. Так почти везде.

В своем обращении Долговых поднимает вопрос обучения кадров в МЧС:

— В одном подразделении спасатели получают специальности, Родина готовит специалистов по три месяца с отрывом от производства и семей, вкладывает деньги в обучение водолазов, высотников, химиков, взрывников, специалистов парашютно-десантной службы, а при переходе в другое подразделение траты на поддержание подготовки не предусмотрены. Получается, что спасатель с подготовкой водолаза, перейдя в авиаспасательный центр, через год теряет право выполнять водолазные работы, так как нет механизма подтвердить техминимум. Всё, специальность прокисла.

Но еще больше бывшего спасателя волнуют зарплаты в ведомстве:

— Про зарплаты у нас не принято было говорить, для нас это было призвание. Между сменами подрабатывали. Однажды с обеда наш спец по беспилотникам принес объявление из магазина «Магнит»: требуются охранники, 28 тысяч рублей зарплата. Моя средняя зарплата составляла 21 тыс. – 23 тыс. рублей, при том что у меня действующая летная медкомиссия, куча специальностей и довольно редкая и опасная работа. Мы тут держимся, но все же повод задуматься. Иногда были премии, но у многих в системе все еще хуже.

Анатолий Долговых также возмущен поведением чиновников в «верхушке» МЧС, которые, как он считает, не имеют представления об основах работы спасателей, неумело распределяют ресурсы, неуважительно относятся к подчиненным и занимаются «показухой».

Стоит отметить, что это не первая попытка Долговых публично заявить о проблемах в системе МЧС, которые, по его мнению, связаны с реформой министерства. При этом бывший спасатель пишет, что после своей открытой критики МЧС он получил широкий отклик от коллег:

— Мне, как в «Спортлото», стали писать люди со всей страны: спасатели, сотрудники МЧС в званиях до полковников, и просить: парни, не останавливайтесь, иначе это болото не расшевелить. Многие боятся говорить вслух. До смешного, мне пишут люди: парни, мы сейчас будем вынуждены по служебным обязанностям вас опровергать, но вы знайте – мы с вами, солидарны, не останавливайтесь! Доведите до конца!

 

Яркая Карелия в нашем Instagram