Daily News

Осужденный ИК-9, заявивший о пытках, сообщил о новых угрозах начальника колонии

колония, Савельев
Начальник ИК-9 Иван Савельев. Фото: Мария Смирнова

Осужденный Сергей Тарасов, который рассказал о пытках и перестал выходить на связь с адвокатом Молодёжниковым, выступил в суде Петрозаводска. Он подтвердил свои ранее сказанные слова и заявил, что от адвоката его заставили отказаться обманом, передает «Настоящее время» (СМИ, признанное иноагентом — прим. авт.). По словам Тарасова, начальник ИК-9 Иван Савельев угрожал ему новым уголовным делом.

26 августа 2019 года Тарасов рассказал Молодёжникову об умершем в 2013 году в колонии Рахматжоне Рахматове: якобы Рахматова избили сотрудники Иван Савельев (который позже стал начальником ИК-9) и Иван Ковалев, после чего заключенный умер в больнице. Через несколько дней после беседы с адвокатом Тарасов якобы отказался от его услуг, и в колонию Молодёжникова к нему больше не пускали.

Сейчас заключенный находится в республиканской больнице Медвежьегорска. Тарасов заявил, что начальник колонии Савельев и его заместитель Ковалев под диктовку заставили его написать отказ от защитника:

26 августа наша беседа с адвокатом Молодёжниковым была прослушана и записана. После его ухода меня вызывали в штаб и сказали: «Адвокат – это наш человек, оперативный уполномоченный, который представился адвокатом, чтобы скомпрометировать тебя». То есть на меня якобы будет возбуждено уголовное дело по 306-й статье УК за ложный донос. У меня не было выбора. На меня не то что оказали давление, а сделали [нрзб] психологически. У меня не было выбора, Ваша честь, я в очень нелегком положении нахожусь.

Осужденный также пояснил в суде, что  обратился к услугам Виктора Молодёжникова, чтобы добиться медицинской помощи: у него серьезные проблемы со зрением. Заключенный подтвердил в суде, что под запись рассказал Молодёжникову о насильственной смерти Рахматова в 2013 году, но якобы «не думал, что все так обернется». На вопрос судьи Тарабриной, какую цель, как полагает Тарасов, преследовала администрация ИК-9, осужденный ответил: не допустить огласки.

Они хотели удалить меня и адвоката от этого дела, чтобы не дать ему продвижения, – заявил Тарасов в суде. – Они сообщили, что у них «наработана практика» возбуждения уголовных дел по 306-й статье (статья УК о заведомо ложном доносе – НВ). То есть «никуда ты не денешься и не вывернешься, а еще пару-тройку лет „возьмешь“ сверху».

Свидетель и бывший заключенный ИК-9 Рубен Погосян также выступил на заседании. Он заявил, что знает о насильственной смерти Рахматова со слов Тарасова и из разговора с осужденным ИК-9 Алманбеком Каремахуновым. Погосян встретился с ним, попав в медчасть колонии в декабре 2013 года: «Он мне и рассказал, как умирал от побоев Рахмат Рахматжонов. Каремахунова тогда также забили до состояния паралича и отправили в Медгору „подлечить здоровье“. Вот Каремахунов выжил, а Рахматжону не повезло».

Осужденный Тарасов подтвердил, что и дальше хочет удаленно участвовать в заседаниях по административному иску Молодёжникова. Адвокат обвиняет колонию в неоднократном нарушении его профессиональных прав. Он также обратился с жалобами в Адвокатскую палату Карелии и Федеральную палату адвокатов, к члену Совфеда Андрею Клишасу и попросил госзащиты в СК Карелии и лично у главы МВД республики Дмитрия Сергеева.

Напомним, публикация, в которой осужденные ИК-9 рассказали о пытках и нерасследованной гибели заключенного, вышла в «Медиазоне» и на «Настоящем времени» (СМИ, признанное иноагентом — прим. авт.), после чего начальник колонии Савельев дал пресс-конференцию, где заявил, что никого не пытает, и пообещал пожаловаться на журналистов в Следственный комитет. Он также провел экскурсию по колонии — правда, в ходе нее кое-что пошло не так. Подробнее о ней можно прочесть здесь. 

Яркая Карелия в нашем Instagram