Daily News

Почему в Карелии до сих пор не проверили странную сделку, которую лоббируют Парфенчиков и Лабинов?

Фото: «Губернiя Daily»

В конце июня Минсельхоз Карелии объявил, что государственный совхоз «Ильинский» возьмет в аренду молочную ферму «Искра», которая принадлежит питерской компании «Сила Инвеста» и находится в деревне Тукса в Олонецком районе. Удивительно в этой новости то, что буквально пару месяцев назад правительство Карелии и лично глава республики Артур Парфенчиков уже объявили, что «Ильинский» купит «Искру», собственники которой вслед за Медвежьегорским молокозаводом решили продать и этот бизнес и уйти из республики. Зачем же тогда дополнительно брать ферму в аренду и тратить на это бюджетные деньги?

В пресс-релизе Минсельхоза четкого ответа на этот вопрос нет, а есть лишь некая попытка объяснения: «Данная мера в первую очередь обусловлена необходимостью сохранения рабочих мест на территории сельского поселения», то есть в Туксе. Хотя, как заявил на вопросы Daily глава Минсельхоза Карелии Владимир Лабинов, никаких проблем с выплатой зарплат или покупкой кормов для стада в «Искре» нет и не предвидится — предприятие стабильно работает и может так же работать и дальше. В чем же тогда дело, куда и зачем торопятся правительство и «Сила Инвеста»? Ведь, как признался в том же разговоре с Daily карельский министр, у властей еще не готова не только оценка имущества «Искры» для ее покупки, но и нет оценки аренды, без которой нельзя понять, сколько бюджету Карелии или совхозу «Ильинский» придется платить питерской компании за использование имущества до его приобретения. Все это создает впечатление, что правительству Карелии абсолютно всё равно, какие цифры выведут в итоге оценщики и сколько придется потратить денег на реализацию этой затеи.

Совладелец «‎Силы Инвеста» Станислав Энсар (крайний слева), директор «‎Искры» Юрий Бурцев и глава Минсельхоза Владимир Лабинов. Фото: Минсельхоз Карелии

Чтобы объяснить эти странности, Владимир Лабинов попытался убедить Daily в том, что власти хотят сохранить и обеспечить на молочной ферме производственные процессы, хотя, по его же словам, она стабильно работает и впадать в кризис не собирается. Поэтому в реальности здесь напрашивается совсем другая версия, и невнимательность к одному из важнейших в государственных делах и в бизнесе вопросов — денежному — в ней кажется уже вовсе не странной, а вполне логичной. Как кажется логичным и то, почему правительство Карелии решило сразу же выкупить «Искру», не предложив этого сделать частным надежным инвесторам. Например, Олонецкому молочному комбинату или «Славмо», которым несколько лет назад и Артур Парфенчиков, и Владимир Лабинов настойчиво пытались продать, а фактически навязывали продажу двух убыточных государственных совхозов — Ведлозерского и Толвуйского.

Эту версию Daily уже недавно приводила и заключается она в том, что вся сделка по покупке «Искры» выглядит как классическая коррупционная договоренность, когда чиновники без аукционных процедур, без попытки сохранить бюджетные средства и найти нового собственника в лице проверенного инвестора, торопятся побыстрее провести покупку за счет средств налогоплательщиков. Всё это бывает тогда, когда обе стороны сделки уже кулуарно договорились о том, что предмет их договоренности будет продан государству по цене, выше рыночной. Нужную цену позднее без особых проблем всегда обоснует правильно подобранный оценщик, а согласовавшие такую сделку чиновники получат свой бонус в виде отката — процента от сделки. Договор же аренды в таких случаях выступает обычно в качестве страховки, которая гарантирует, что активом вряд ли заинтересуется какой-то другой покупатель и не помешает осуществить задуманное. Ведь это уже будет не продажа убыточных государственных совхозов вроде Ведлозерского или Толвуйского, от реализации которых никаких откатов получить нельзя и которые нужно сбыть хоть кому-нибудь.

Артур Парфенчиков проводит совещание в «‎Искре». Фото: Минсельхоз Карелии

Так это всё или нет в случае с покупкой «Искры», могут сказать только правоохранительные органы — прокуратура, антимонопольная служба или МВД, обладающие для этого всеми необходимыми инструментами для проверки. Однако несмотря на наличие признаков, позволяющих предполагать коррупционную составляющую, и невзирая на то, что они лежат на поверхности и видны хотя бы по пресс-релизам правительства и публикациям карельской прессы, ни одна из контрольно-надзорных структур в Карелии не проявила к ним до сих пор никакого внимания.

Возможно, потому что правоохранительные органы — это не очень-то расторопная машина с большой силой инерции, которой надо сперва раскачаться, чтобы что-то сделать, если речь идет не о резонансном и взбудоражившем всех ЧП. А может быть, потому что кто-то старательно прикрывает сейчас этой машине глаза для того, чтобы она ничего не видела. Правда, со временем эта «слепота» может внезапно пройти и, если в этой истории обнаружится противозаконная составляющая, для участников сделки могут наступить не самые благоприятные, в том числе уголовные, последствия.

Яркая Карелия в нашем Instagram