Подлог ради ареста. Алиханова почти три года держат в СИЗО на основании фальшивки из ФСБ
Daily News

Подлог ради ареста. Алиханова почти три года держат в СИЗО на основании фальшивки из ФСБ

В конце сентября по делу Девлетхана Алиханова в Петрозаводском суде допросили работника ФСБ, который сыграл в жизни экс-сенатора немалую роль. Ответы оперативника подтвердили подозрения адвокатов в фальсификации важного доказательства, которое было использовано для того, чтобы отправить Алиханова в следственный изолятор и держать там без приговора суда вот уже два года и восемь месяцев.

Опер молчит, арест идет

История с подлогом в деле Алиханова началась 30 января 2015 года, когда оперуполномоченный отдела экономической безопасности УФСБ по Карелии Глеб Цымбал написал рапорт о проведении оперативно-розыскного мероприятия «наблюдение». В нем 26-летний фээсбэшник сообщил о получении записи разговора экс-спикера Петросовета Олега Фокина с неизвестным лицом, который ФСБ датировала 18 июня 2013 года.

Олег Фокин

В этом разговоре руководитель депутатского корпуса говорит о том, что Алиханов в 2007 году якобы инициировал приватизацию 15 помещений в Петрозаводске, которые находились в долгосрочной аренде у Сбербанка России и которые он якобы затем обещал перепродать банку, но не продал. При этом Фокин добавляет, что Алиханов обманул петрозаводскую мэрию и карельское отделение Сбербанка. Свой рапорт Цымбал резюмирует словами о том, что действия Алиханова нанесли ущерб петрозаводской мэрии. Что интересно, сам Фокин на записи насчет этого ничего не говорит — оперативник делает этот вывод за него, не являясь ни судом, ни специалистом в области приватизации.

Однако самое интересное дальше. Во время допроса Цымбала в суде 19 сентября выяснилось, что оперуполномоченный работает в карельском управлении ФСБ с 1 января 2014 года. При этом разговор Фокина, как уже было сказано, ФСБ официально датирует 18 июня 2013 года. Это значит, что рапорт написал человек, который не имел к наблюдению за экс-спикером никакого отношения. Правда, сам оперативник попытался снять с себя за это ответственность, сказав, что начальство ему поручило обработать запись и выделить фрагмент с приватизацией, а он лишь выполнил указание.

Допрашивая Цымбала, адвокаты Алиханова узнали и другие любопытные подробности. В среде правоохранителей хорошо известно, что оперативное наблюдение не проводится вдруг по чьей-то прихоти. Для этого должно быть специальное постановление ФСБ и разрешение суда. Кроме того, когда работник ФСБ проводит наблюдение, за ним должен следить еще один оперативник, который пишет об этом рапорт. После наблюдения также составляется протокол оперативно-розыскного мероприятия. Однако есть ли у ФСБ эти документы, защитники Алиханова так и узнали. Не смогли они получить ответа и на вопрос, как запись 2013 года могла сохраниться — ведь материалы оперативно-розыскных мероприятий хранятся всего лишь 6 месяцев, а затем уничтожаются. Глеб Цымбал, как утверждают адвокаты, просто не смог сказать на все это ничего определенного, даже когда заседание сделали закрытым для прессы и слушателей.

Фото: aif.ru

По этой причине защита Алиханова добилась, чтобы суд официально запросил упомянутые документы в ФСБ. Если их не окажется, это даст еще одно основание говорить о подлоге очень важного доказательства. Ведь именно на основании записи разговора Фокина суд 4 феврале 2015 года арестовал Девлетхана Алиханова и уже почти три года регулярно продлевает ему содержание под стражей, хотя вина политика никем не доказана и вряд ли будет доказана из-за абсурдности обвинения.

Разговор задним числом

Что же еще заставляет адвокатов Алиханова так сомневаться в подлинности аудиозаписи из ФСБ? Оказывается, когда ее исследовали на одном из судебных заседаний в марте этого года, наружу выплыло существенное противоречие в датировке.

Свой рапорт Глеб Цымбал, как мы помним, написал 30 января 2015 года. В тот же день, 30 января, в ФСБ появилось постановление о рассекречивании записи и сопроводительное письмо в Следком. Тогда же разговор Фокина переписали на CD-R диск, поставив на нем дату — 30 января — и номер постановления о рассекречивании.

Однако в свойствах электронного файла отображается совсем не 30 января 2015-го и даже не 18 июня 2013-го, когда за Фокиным вроде как вели наблюдение. Вместо этих дат в свойствах файла стоит 2 февраля 2015 года — в это время диск уже третий день должен был находиться в распоряжении следователей.

Было и еще одно обстоятельство, насторожившее адвокатов Алиханов. Из показаний специалиста ФСБ Игоря Каримова стало известно, что на стадии следствия все аудиозаписи в деле прошли экспертизу, кроме одной — той самой, где Фокин говорит, что Алиханов стал инициатором приватизации сберкасс в Петрозаводске. С чего вдруг для нее сделали такое исключение?

Чтобы, наконец, разобраться в подлинности записи, суд по просьбе адвокатов Алиханова назначил экспертизу в Экспертно-криминалистическом центре МВД Карелии. В своем заключении эксперт установил, что датой создания и изменения файла с разговором Фокина действительно является не 30 января, а 2 февраля 2015 года. Это значит, что диск и запись на нем появились уже после рапорта Цымбала, постановления о рассекречивании и передачи в Следком — то есть задним числом, что прямо говорит о фальсификации доказательства.

Но даже без этих данных Девлетхан Алиханов, проанализировав, что и в каких интонациях говорит Олег Фокин, пришел к выводу, что разговор был записан после задержания Фокина 30 января 2015-го, а совсем не в июне 2013 года. Вероятнее всего, запись сделали по пути в изолятор временного содержания, потому что голос Фокина сопровождает равномерный шум, как будто его куда-то везут. К тому же его речь отличается от обычной — Фокин говорит быстрее, взволнованнее и часто употребляет нецензурную лексику.

Фото: stolicaonego.ru

Узнал Алиханов и человека, с которым общается Олег Фокин на записи. По словам экс-сенатора, это не кто иной, как подполковник карельского управления ФСБ Анатолий Карелин, близкий друг Фокина. Карелин, по мнению Алиханова и его защитников, в тот момент попытался помочь Фокину и для этого сделал с ним в начале февраля 2015 года запись, где все было сказано так, как нужно следствию. Благодаря этому бывший глава Петросовета отделался условным сроком по своему делу о мошенничестве с НДС и был отпущен из следственного изолятора. Кстати, сам Фокин под напором Алиханова и его адвокатов подтвердил на допросе в суде, что на записи звучит голос подполковника Карелина.

И еще один момент, который опровергает подлинность записи. В разговоре с Карелиным спикер Петросовета говорит, что тему приватизации сберкасс Алиханову подкинул близкий Фокину бизнесмен из Ярославля Нахамес Ханукаев, который провел такую же сделку. Однако эти слова председателя Петросовета противоречат как реальным обстоятельствам, так и материалам дела. По запросу следствия из администрации Ярославля пришли документы, которые говорят, что сберкассы там были проданы на несколько месяцев позднее, чем в Петрозаводске. То есть Ханукаев не мог ничего рассказывать об этом Алиханову, и это не более чем фантазия, которую кто-то рекомендовал озвучить Фокину.

— Фальсификация видна [уже] по рапорту [Цымбала]. Нет [в аудиозаписи] фразы Фокина, что администрации Петрозаводска был нанесен ущерб, — говорил в суде еще в марте Девлетхан Алиханов. — Следователь Грибов сделал запрос в Ярославль и убедился, что приватизация там происходила на 2-3 месяца позже. Это не тема Ярославля, это, наоборот, тема Петрозаводска. Все легко отбивается материалами дела: можно каждый пункт взять и показать. Видно же, что человек [Фокин] был под прессом, под психологическим давлением. Все показывает, что это [аудиозапись] было сделано в целях меры пресечения — чтобы арестовать меня.

Две причины для освобождения

В ближайшее время защита Алиханова попробует добиться, чтобы аудиозапись разговора Фокина была исключена из дела как недопустимое доказательство, которое появилось в результате фальсификации. Тем более что Фокин в деле Алиханова является свидетелем и проводить в отношении него оперативно-розыскные мероприятия, а потом приобщать их к чьему-то чужому делу, не к делу Фокина и так не разрешено законом.

Если суд услышит эти доводы, а ФСБ не сможет прислать запрошенных документов (их наверняка нет), то главная причина ареста Алиханова просто исчезнет и политика волей-неволей придется выпустить. К тому же в ближайшее время (в октябре) в Россию должно прийти решение Европейского суда по правам человека, который, вероятнее всего, обяжет российские власти освободить политика.

В Страсбург защита Алиханова обратилась еще весной этого года, пожаловавшись на то, что право экс-сенатора на свободу нарушено чрезмерным и немотивированным сроком содержания. Вскоре после этого ЕСПЧ предложил правительству России до 15 сентября добровольно урегулировать дело с Алихановым (согласиться с его требованиями и выплатить компенсацию). Фактически это означает, что Европейский суд еще до вынесения своего решения признал, что права политика были нарушены.

За что преследуют Алиханова?

Экс-члену Совета Федерации и бывшему первому вице-спикеру Заксобрания Карелии пытаются вменить в вину приватизацию 13 муниципальных помещений, которые находились в длительной аренде у Сбербанка. Они были проданы по решению Петрозаводского горсовета в 2007 году с открытых аукционов, в которых мог принять участие любой желающий. Перед продажей помещения прошли оценку в государственном учреждении РГЦ «Недвижимость», которое определило их рыночную цену с учетом длительной аренды (такие договоры аренды снижают стоимость, потому что новый собственник длительное время не сможет использовать недвижимость или пересдать ее в аренду по выгодной ставке). Правильность проведенной в 2007 году оценки подтвердил недавно и судебный эксперт — независимый оценщик.

В 2015 году во времена Александра Худилайнена, который тогда активно зачищал регион от оппонентов и критиков и пытался убрать из мэров Петрозаводска Галину Ширшину, Следком возбудил уголовное дело и против Алиханова. Политика обвинили в обмане Сбербанка и мэрии, а также в преднамеренном занижении цены имущества, которое купили близкие ему лица.

Это обвинение было выдвинуто вопреки практике приватизации муниципальной собственности, которая сложилась не только в Карелии, но и по всей стране. В суде по делу Алиханова многочисленные свидетели — оценщики, эксперты и чиновники — уже не раз подтвердили, что повлиять на открытый аукцион и провести его в чьих-то интересах невозможно. Кроме того, закон не запрещает участие в аукционах аффилированных лиц, в частности, родственников и компаньонов по бизнесу. Подобное происходит сплошь и рядом с одобрения прокуратуры и антимонопольной службы.

Свидетели также подтвердили, что по всей стране приватизация проводилась по цене, которая определялась оценщиками строго с учетом аренды. Это же в своем ответе адвокатам Алиханова по поручению генпрокурора Юрия Чайки недавно сообщил прокурор Санкт-Петербурга Сергей Литвиненко.

Если учесть все это — что приватизация помещений сберкасс прошла в соответствии с законом, а также то, что прокуратура не оспаривает порядок и результаты оценки каждого конкретного помещения — становится ясно, что в деле Девлетхана Алиханова отсутствует какое-либо событие преступления (то есть приписываемые ему действия по обману мэрии и покупке недвижимости по заниженной стоимости), а слова Олега Фокина на записи ФСБ вообще лишены смысла.

Но несмотря на это, Алиханова продолжают судить за несуществующее преступление и почти три года удерживать в следственном изоляторе.

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings