Daily News

Попавшийся на взятке министр Гивий Карапетов говорит, что не понимает, как попал в этот капкан

В Петрозаводском городском суде продолжается процесс по делу бывшего заместителя министра труда и занятости Карелии Гивия Карапетова. Напомним, что его обвиняют в получении взяток на общую сумму 675 тысяч рублей. Обычно подсудимые предпочитают давать показания в самом конце судебного следствия, выслушав все показания свидетелей. Гивий Людвигович решил выступить первым. В течение почти трех часов он рассказывал, как так получилось, что он принял от предпринимателей деньги, и за что эти люди ему платили.

Хорошая идея

Подсудимый начал издалека – со значимости инвестиций, создания условий для их привлечения и о том, как Министерство труда и занятости Карелии стремилось в этом вопросе республике помогать. В частности, Гивий Карапетов очень подробно остановился на строительстве торгового центра «Лотос Плаза». Оказывается, компания «Маращстрой», строившая объект, столкнулась в Карелии с типичной для регионов проблемой – нехваткой рабочей силы.

— Мы пытались им помогать: направили 360 или около того безработных граждан строительного профиля. Задержалось всего 7 семь человек, потому что жесткие требования к дисциплине, скользящий график, перемещение с одного на другое рабочие места. Наши граждане оказались не готовы, — рассказал подсудимый.

А вот иностранцев условия труда на объекте не испугали. В частности, за счет субподрядной организации «Монолит» в Карелию было решено привезти в разное время около 200 граждан Турции, 100 из которых во время проведения работ постоянно должны были проживать на территории Петрозаводска. Единственное условие: жить они хотели в хороших условиях, то есть все вместе и в помещениях, где есть душевые и горячая вода.

Вот и начались поиски. В качестве варианта размещения представителям компаний «Маращстрой» и «Монолит» было предложено общежитие центра обучения и мониторинга трудовых ресурсов, которое подрядчиков не устроило. По словам Гивия Людвиговича, комнаты общаги находились в крайне убогом состоянии, туалетов мало, на этаже всего один душ, и тот с холодной водой. Тогда и возникла идея, которая всем понравилась: потенциальные клиенты ремонтируют общежитие, а потом — частично в счет оплаты за ремонт, частично за наличные — в нем проживают. Так и поступили.

Правда, строители перестарались, чем напугали директора центра обучения  и мониторинга трудовых ресурсов. В частности, они самовольно заменили все 147 окон и  выбросили все деревянные полы. Кроме того, на этаже было установлено 10 душевых с бойлером и 8 туалетов. Стоимость работ составляла порядка 4 миллионов рублей, тогда как засчитать в счет проживания строителям готовы были лишь 1 миллион 600 тысяч рублей. Далее был аттракцион невиданной щедрости: компания «Монолит» согласилась, что все неоговоренные улучшения делаются за ее счет и потом безвозмездно передаются муниципальному учреждению. На том и порешили.

В начале 2014 года в Карелию приехали турки.

Завидные арендаторы

— За весь период проживания граждан Турции в общежитии, к компании, которая арендовала общежитие, не было применено ни одной штрафной санкции, — говорит Гивий Карапетов. – Сотрудники ФСБ даже ночами поднимали людей, но ничего не могли обнаружить. Граждане проживали добросовестно, выполняя все правила проживания в общежитии. В отличие от граждан из Таджикистана и Убекистана, которые проживали в других общежитиях.

Единственная проблема, которая возникла – сильно вырос расход электроэнергии. «Монолитом» был установлен слишком мощный бойлер, способный обеспечить горячей водой сразу все общежитие. Однако эту проблему, по словам бывшего заместителя министра, удалось решить: компания согласилась на увеличение арендной платы (со 160 тысяч рублей в месяц до 190).

Подсудимый рассказал о том, что в договоре был пункт, предусматривающий его расторжение либо по взаимному согласию, либо чрез решение суда. Однако оснований для расторжения не было. Если верить Гивию Людвиговичу, то о таких арендаторах, как  турки, можно было только мечтать. Они даже коменданта своего завели.

В общем, сотрудничеством все остались довольны.

А в один из дней августа, по словам подсудимого, к нему приехал Милов — руководитель компании «Монолит», который до этого неоднократно говорил о том, что у них есть традиция благодарить людей, с которыми работают (правда, в тот момент речь шла о поездках в Турцию), и положил на стол самодельный конверт. Позже Гивий Людвигович обнаружил в нем 15 тысяч рублей, которые положил к своим 50 (как раз, как на зло, в столе лежали еще и деньги на страховку машины). Правда, на этом благодарность представителя «Монолита» не закончилась, и однажды он принес Карапетову ее 50 тысяч рублей.

Подсудимый уверяет: они с Миловым никогда не обсуждали, за что были эти деньги, но он воспринял их как благодарность.

— Я понимаю, что грубо нарушил законодательство о гражданской службе. Превысил свои должностные полномочия, — говорит Гивий Карапетов. — Я не должен был принимать деньги ни за консультации, ни за идею. О чем очень сожалею, и глубоко.

Шоковое состояние

У следствия, правда, иная версия. В частности, стражи порядка уверены: Гивий Людвигович брал с Милова деньги за то, чтобы его подопечные, которые все-таки не отличались примерным поведением, могли «беспрепятственно проживать» в общежитии. И брал совершенно другие суммы: по 50 тысяч рублей в месяц.

Что примечательно, такая же версия происходившего на предварительном следствии была и у самого подсудимого. Согласно его показаниям, данным в день задержания, Милов просто не смог «отблагодарить» крупной суммой сразу, поэтому сказал, что будет приносить деньги ежемесячно. И приносил. Прямо в Министерство труда и занятости Карелии, в рабочий кабинет Карапетова. Через несколько минут после получения последнего конверта в кабинет нагрянули оперативники.

Столь существенную разницу в своих показаниях Гивий Людвигович объяснил шоковым состоянием, в котором находился в момент задержания:

— Было соответствующее давление со стороны работников: если ты не скажешь, причем вот то-то и то-то… Сказали, что задержан Милов. …Что он говорит….  Была ночь... Состояние было, конечно, ужасное. Они дали мне почитать показания Милова, а потом соединили с супругой. Было около часа ночи. У меня было безумное состояние. Она сказала: «Если ты не приедешь…» У меня в голове летало все: «Что делать?» Говорю: «Мне надо быть дома». На что мне сказали, что дома я смогу быть только в том случае, если мои показания будут совпадать с показаниями Милова. Я сказал: «Пишите, что хотите».

Гивий Людвигович говорит, что как только подписал бумаги, на которых были изложены его показания, его тут же отпустили домой.

— Так вы давали эти показания? Или следователь их сам придумал? – уточнила судья.

Однако четкого ответа не услышала. Подсудимый то ли не захотел, то по каким-то причинам не смог ничего пояснить по этому поводу.

Думал, что на бензин

По второму эпизоду бывшему заместителю министра труда и занятости Карелии вменяют взятку в 375 тысяч рублей. Эти деньги (тоже частями), по версии следствия, Гивий Людвигович получил от представителя восьми предприятий за то, что, будучи членом межведомственной комиссии по вопросам внешней трудовой миграции, обеспечил решение членов комиссии по частичному удовлетворению заявок на квоты, которые касались привлечения иностранных работников.

— На комиссии никто никакие компании не проталкивает. Никто ни с кем до заседания комиссии не встречается. И вообще таких обсуждений никогда не допускалось, — уверял на суде Гивий Людвигович. — Все разногласия всегда решались голосованием. Да и протоколы допросов свидетелей, членов комиссии, свидетельствуют о том, что каждый голосовал самостоятельно, без давления.

По словам подсудимого, единственное, что он сделал – это проконсультировал представителя тех самых компаний на предмет возможности получения ими запрашиваемых квот, и рассказал о типичных ошибках в заявлениях.

— Ни о каком вознаграждении речи не велось, — уточнил Карапетов. — Я дал ему только разъяснение, консультацию, и только.

Гивий Людвигович уверяет, что даже не помнит, как сам голосовал на том заседании: за выделение квот этим компаниям или против. А вот то, что деньги принимал, признает. Сначала ему принесли 10 тысяч рублей, потом 20, а через какое-то время еще 15.

— Я подумал, что это на бензин и за грамотную консультацию, — пояснил подсудимый, пытаясь объяснить суду, зачем он принимал деньги.

— У меня никаких отношений с ним не было, — говорит Гивий Людвигович, про человека, от которого получил по его версии 45 тысяч, а по версии следствия 375 тысяч рублей. — Вот я все думаю, как получилось, что попал в этот капкан?

У Гивия Карапетова нет четкого ответа на вопрос, зачем же, что в первом, что во втором случае, он брал деньги, если по факту никому ничем не помогал.

— Смалодушничал, — только и пояснил подсудимый.

Главные новости в нашем Telegram