Daily News

Приговор по «Петропиту» согласовывают с прокурором?

Приговор по уголовному делу «Петропита», который ожидался в первых числах августа, будет оглашен только 25-го числа. Очевидно, что столь длительная подготовка документа связана с тем, что судья просто не знает, как его составить. Написать оправдательный приговор ей нельзя, а обвинительный при таком количестве доказательств невиновности подсудимых нужно еще ухитриться сформулировать так, чтобы он не оказался заведомо неправосудным.

Во-первых, депутата Законодательного собрания Карелии Ольгу Залецкую, директора Олонецкого молочного комбината Анастасию Кравчук и экс-директора ТД «Ленторг» Александру Корнилову обвиняют в довольно-таки своеобразном преступлении. Преступлении, в котором нет ни одного незаконного поступка или решения. Подсудимые не нарушали законов. И это, конечно, проблема для судьи.

Во-вторых, в деле нет ни одного свидетеля вины подсудимых. Ни один человек в суде не подтвердил версию обвинения о совершенном Залецкой, Корниловой, Кравчук или Поповым мошенничестве.

Напомним, что, по версии следствия, подсудимые совершили «преступление» под руководством лидера карельских «яблочников» Василия Попова. Дело в отношении него выделено в отдельное производство. Но в течение большей части судебного процесса речь шла именно о политике: кто он, что он, чем владеет, с кем общается, куда ездил и кого приглашал на дни рождения. Прокуроров интересовало о нем все. В итоге все свидетели, которых об этом спрашивали, охарактеризовали Попова как очень умного, уважаемого и талантливого человека. Эти показания потом государственные обвинители активно использовали в прениях в своей речи. Но ум и талант Попова представляются уж очень косвенными доказательствами по делу.

В-третьих, в деле имеются объективные обстоятельства, свидетельствующие о непричастности подсудимых к инкриминируемому им преступлению.

И, конечно, судья с удовольствием бы вынесла решение быстро, но как выйти на приговор, который не будет заведомо неправосудным, если не просто отсутствуют доказательства вины, но и присутствуют доказательства невиновности?

Как быть с десятками свидетелей и тысячами страниц документов, подтверждающих, что Александра Корнилова действительно арендовала здание для нужд своего предприятия и активно его ремонтировала и эксплуатировала? Согласно обвинительному заключению, Корнилова взяла здание в аренду фиктивно, только для того, чтобы Анастасия Кравчук спустя несколько лет могла купить его по «заниженной» цене (с учетом обременения).

Мало того, что эта фиктивность была полностью опровергнута, так еще и выяснилось, что инициатором аренды была вовсе не Александра Корнилова, а представитель муниципального предприятия, которому принадлежало здание.

Как быть с реальным положением дел на предприятии «Петропит» и рекомендациями Залецкой от администрации города (оформленными документально) реализовывать имущество ПМУПа? Это тоже никак не вписывается в логику обвинения. Ведь получается, что здание было выставлено на продажу не в результате сговора подсудимых.

Как быть с тем, что ни один свидетель обвинения не подтвердил мысль следователя о том, что, выставляя здание бывшего комбината школьного питания на продажу, Залецкая хоть кого-то обманула? Напомним, что, согласно обвинительному заключению, подсудимая ввела в заблуждение всех, кто был причастен к решению данного вопроса: от сотрудников администрации города до суда.

Как быть с тем, что Корнилова, которая якобы специально брала здание в аренду для последующей его покупки, в реальности была категорически против его приобретения? На предприятии был большой скандал (о котором хорошо помнят сотрудники «Ленторга»), во время которого Корнилова пыталась отговорить Попова участвовать в аукционе. Она была уверена, что здание насколько специфическое и находится в таком отвратительном состоянии, что на него и так никто не позарится. Василий Попов же решил не рисковать (понятно, что новый собственник наверняка бы быстро выжил арендатора со своей территории). То, что все именно так и было, подтверждается показаниями огромного количества свидетелей.

Как быть с тем, что вменяемые подсудимым действия не вписываются в реальную хронологию событий? Если ориентироваться на даты, указанные в обвинительном заключении, то покупку здания подсудимые придумали задолго до того, как эта покупка стала возможна, Ольгу Залецкую начали устраивать в «Петропит» задолго до того, как предприятию понадобился директор, а план захвата здания разрабатывали тогда, когда он уже активно реализовывался.

Скорее всего, и прокуроры, которые полтора года сидели в процессе, и поддерживали обвинение, и сама судья в шоке от того, что реально происходит, потому что наказывать людей, которые не нарушили ни одного закона, и в деле которых нет ни одного доказательства вины, психологически должно быть очень непросто. И, вполне возможно, в такой ситуации государственные обвинители никогда бы не попросили для подсудимых реального лишения свободы, и не стали бы произносить очевидно абсурдной речи в прениях, если бы принимали решение самостоятельно. Но понятно, что решение о таком выступлении принимали не они, а их непосредственный руководитель – прокурор Карелии Карен Габриелян. И, к сожалению, по нашей информации, в настоящее время идет не процесс принятия судом решения, а процесс согласования приговора между прокурором и председателем Верховного суда Карелии Анатолием Наквасом, потому что речь идет о судьбах людей. И мы сейчас не только о подсудимых. Очевидно, что в случае оправдательного приговора полетят чьи-то погоны. И сейчас очень многое зависит от того, насколько Анатолий Наквас войдет в положение Карена Габриеляна.

Коротко о главном в нашем Telegram