Режиссер раскрыл подробности съемок телесериала о танкистах «Крепкая броня»
Daily News

Режиссер раскрыл подробности съемок телесериала о танкистах «Крепкая броня»

Российский кинорежиссер Юрий Лейзеров в эксклюзивном интервью Федеральному агентству новостей рассказал, как проходили съемки проекта, посвященного героям Великой Отечественной войны (в эти дни идет в эфире Первого канала — прим. ФАН), а также поделился своим отношением к традиции проводить парады Победы.

— Юрий, как и у кого возникла идея снять «Крепкую броню»?

— Конкретная идея появилась у продюсеров, они давно искали материал на военную тему. Однажды им попалась под руку книга Василия Брюхова (участника Великой Отечественной войны — прим. ФАН) «Правда танкового аса», и вот по ее мотивам решили снять сериал. Был написан сценарий. И потом мы начали работать.

— Много ли прошло времени от появления идеи до начала съемок?

— От момента, когда ребята начали искать материал и делать из него сценарий, до самого съемочного процесса, — может быть, даже не один год. Точно не знаю, так как я присоединился позже.
Мы начали подготовку сразу же после майских праздников в 2017 году, 10-го числа, а первый съемочный день был 25 июля, через два с половиной месяца.

— Насколько легким или, наоборот, тяжелым оказался процесс кастинга?

— Кастинг состоял из двух волн. Первая закончилась тем, что на главную роль мы рассматривали Ваню Янковского и Пашу Табакова. Но из-за их занятости в других проектах с ними не сложилось. Они оба прекрасно «отпробовались», но вот у нас не сошлось по рабочим графикам. Затем пошла вторая волна. В первый день нового кастинга я пришел немного уставший, потому что надо было снова проводить поиск, снова найти энергию. До этого мы уже полностью отдались процессу, отсмотрев много интересных ребят. В общем, все надо было делать заново…

И вот в этот же первый день пришла Геля — Ангелина Стречина. Мы сидим с ней на этой вводной встрече, общаемся, я говорю какие-то вещи, уже невольно повторяясь, рассказываю о том, как все это чувствую, о том, что от нас от всех требуется, о чем идет речь… И вдруг вижу — у нее глаза наполнились слезами. Настолько доверительным получился у нас разговор. Увидев Гелю в слезах, знаете, меня это как-то тронуло и окрылило, и я что-то такое здесь почувствовал. В ее лице, в ее глазах я увидел что-то от ее будущей, как выяснилось потом, героини. Мы начали пробоваться, и она прекрасно поработала.

— Удивил ли вас чем-либо кто-то из актеров? Или, может, порадовал?

— Все они оказались блестящими актерами и замечательными ребятами. Работать с ними было в удовольствие. Мне кажется, у нас в коллективе получилось создать такую внутреннюю жизнь, которая действительно передавала атмосферу и глубину того времени. Еще я запомнил одну интересную вещь. Когда мы приехали на костюмные пробы, ребят, молодых и красивых, одевали в форму, гримировали, и потом они вышли на площадку. И мы должны были начать снимать. Когда в военной форме там появился Костя Белошапка, у меня внутри прям что-то екнуло. Это была такая совершенная органика! Порадовала еще и Даша Мельникова…

— Которую многие в основном знают и вспоминают по роли в «Папиных дочках».

— Да-да. И от этого стереотипа надо отходить! Она совершенно удивительно работала в этом своем танке, Даша работе отдавалась по полной программе, она словно проживала все эти беды и радости своего экипажа. В общем, на съемках все мы очень сблизились. У нас образовалась такая большая семья.

— Как можете описать то, что композитором проекта выступила наша легенда Александра Пахмутова?

— Гениальная женщина! Она написала потрясающую песню, потрясающую музыку. Как-то я приехал на (киностудию) «Мосфильм», где мы делали запись с оркестром. Появился там чуть позже, а работа уже шла вовсю. Когда открыл дверь, там звучала песня «Курская дуга», и она так мощно прозвучала, что я весь покрылся мурашками, и слезы выступили на глазах.

И песня великолепная, и женщина грандиозная. В Александре Николаевне столько простоты, доброты, и, знаете, такое ощущение, что она сама не понимает масштабов своего таланта и величия (смеется). Такая вся живая, естественная, любит своего мужа (поэта Николая Добронравова — прим. ФАН), жизнь, людей, свою работу. Гениальный человек!

— Знаю, что вы, как и многие из нас, из семьи фронтовиков. Можете рассказать о своих родственниках, воевавших в Великой Отечественной войне?

— Да, я из семьи фронтовиков, непосредственно воспитывался дедушкой и бабушкой. Дед в 18 лет поступил в Подольское пехотное училище, и в марте 1942 года оказался на фронте в районе Вязьмы, где пробыл по август 43-го в качестве командира пулеметной роты в званиях младшего лейтенанта и лейтенанта. Он находился в самом ожесточенном котле — Ржевской битве, участвовал в Ржевско-Вяземской стратегической наступательной операции.

Под Рославлем, незадолго до освобождения Смоленска, деда ранили. Там погиб комбат, и его поставили вести в бой батальон, за что дед получил звание капитана. Но был серьезно ранен в руку, полгода провел в госпитале. В марте 1944 года вернулся в расположение Западного фронта. Потом его все-таки комиссовали, потому что рука была уже совершенно непригодна…

А бабушка работала во фронтовом госпитале, где была заведующей хирургическим отделением. В 1942 году она закончила в эвакуации в Куйбышеве (сейчас Самара — прим. ФАН) медицинский институт и поехала на фронт, дошла в итоге до Кенигсберга (сейчас Калининград — прим. ФАН), была награждена медалью «За взятие Кенигсберга». Потом ее перебросили на Дальневосточный фронт, где бабушка стала свидетелем победы над Японией.

— В заключение хочу попросить вас прокомментировать недавние слова бывшего российского хоккеиста Ильи Брызгалова о том, что нам уже надо перестать жить прошлым, поэтому больше не нужно проводить парады Победы. Что думаете по этому поводу?

— Не могу дать рекомендации для всех, тем более, что это зависит не от нас. Но могу сказать, как к этому отношусь я. Глубоко убежден, что прошлое реальнее настоящего, потому что настоящее проходит как песок сквозь пальцы и становится прошлым. Как говорил советский режиссер Андрей Тарковский, он в своих фильмах хотел воздвигнуть «здание воспоминаний». И это здание очень реально.

Знаете, я воспитывался на этих парадах. Они дают мне основания ощущать себя живым и любить своих родных. Потому что такого поколения, наших бабушек и дедушек, таких, как они, больше никогда не будет в жизни. У них было и есть столько теплоты, которую мы можем почувствовать и через этот парад тоже. И мы сами можем почувствовать себя людьми.

Когда-нибудь, через много-много лет, может быть, надобность в этом параде сама по себе растворится в воздухе, в пространстве. И, может, лет через 100 действительно трудно будет представить себе такой парад — будут совершенно другие люди, совершенно другие побуждающие обстоятельства и чувства. Но то, что это все происходит сейчас, — ценно. И это то, что лично я очень люблю…

Телесериал «Крепкая броня», который в эти дни показывает Первый канал, рассказывает не только о событиях Великой Отечественной войны, но и о большой любви на фоне боевых сражений.
Главные роли в проекте сыграли Константин Белошапка, Дарья Мельникова, Ангелина Стречина, Максим Емельянов, а также Виталий Хаев, Алексей Фатеев, Олег Васильков, Вера Смолина и многие другие.

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings