Daily News

«Видела его выпившим — агрессии не было». В Петрозаводске начался суд над мужчиной, который избил своего сына-младенца

суд, начался, избили

Заседание Петрозаводского городского суда по делу об избиении 4-месячного сына 36-летним мужчиной всё же состоялось. Вчера мы писали о том, что из-за неявки свидетелей заседания с конца июля постоянно переносились. 13 октября на суд пришли все четверо вызванных свидетелей — знакомая обвиняемого, участковый полицейский и два медицинских работника.

Первой в суде выступила 31-летняя петрозаводчанка Анна И. Она рассказала, что уже больше 10 лет знает маму пострадавшего мальчика — Наталью Щ. (имя изменено) и благодаря ей познакомилась однажды с подсудимым Егором Щ. (имя изменено). Свидетельница также была у них на свадьбе и один раз заходила к паре домой.

— Однажды мы заходили к ним в квартиру на Голиковке, она прошла, проверила ребенка — всё было нормально, потом мы пошли прогуляться, — рассказала в суде Анна. — Да, они оба [Наталья и Егор] употребляли [алкоголь]. Но плохого ничего сказать не могу: вместе с коляской гуляли, дома вещи выглажены, всякие там увлажнители, стерилизаторы — даже у меня такого не было.

При этом Анна уточнила, что Наталья жаловалась ей на то, что муж пьет. Также рассказывала о конфликтах, которые в паре периодически возникали.

— И ударял он ее, по-моему, с ее слов, — вспомнила свидетель. — Я ее спрашивала: «Зачем вы живете тогда вместе?» Чем я помогу... Говорила ей: «Уходи». Я один раз видела его выпившим, но агрессии у него не было, вроде адекватный был. Но я говорю — не настолько близко с ним общалась.

мальчик, избит, ИВЛ

Анна вспомнила, что накануне той сентябрьской трагедии год назад Наталья приходила к ней в гости. Свидетель она сказала, что муж находится с ребенком: по словам знакомой семьи, пара постоянно созванивалась по видеосвязи.

— Накануне днем она приходила ко мне, в пятницу, — вспомнила Анна. — Пришла, посидела, выпила. Они с Егором каждые пять минут созванивались по видеосвязи. Она спрашивала, всё ли нормально. Егор отвечал, что да. Даже показывал ей ребенка [по видеосвязи]. Я ее отвезла на Кукковку и больше не видела.

По словам Анны, в следующий раз Наталья позвонила ей спустя два дня, рассказав о том, что случилось.

— Она мне позвонила с утра, дату не помню, — сказала свидетельница. — Говорит: "Егор уронил ребенка, я реву, его забрали на «скорой». Я говорю: «А ты где была?» А она не может мне сказать, где была. Со слов следователя, ее не было дома все выходные. Мне она говорила, что Егор ее якобы не пускал домой в те дни. Но где она была, она мне так и не сказала.

На словах про «не пускал домой» подсудимый издает вздох из-за решетки в зале суда. Чуть позже он спросит свидетельницу, видела ли она синяки на Наталье или что-то еще, что доказывало бы домашнее насилие. Свидетельница не смогла ответить с уверенностью, сказав, что  точно не помнит.

Анна подчеркнула в суде, что с Натальей у них были перерывы в общении: какое-то время она жила в Санкт-Петербурге, а потом попала в места заключения. При этом свидетельница рассказала, что знала только об одном сроке подруги — за мошенничество, но следователь рассказал ей и о других уголовных делах, наказания за которые Наталье пришлось понести. О трех детях, в отношении которых Наталья лишена родительских прав, свидетельница знала со слов Натальи, но никогда их не видела. На вопрос адвоката подсудимого, как бы Анна могла охарактеризовать знакомую, та ответила, что Наталья себе на уме. Однажды девушки серьезно поссорились из-за того, что Наталья Анне «наговорила некрасивые слова в голосовом сообщении». Анна считает, что у ее знакомой тогда был стресс, но не уверена точно.

— Ну себе на уме она, — не стала скрывать Анна. — Судя по ее образу жизни... Ей чего-то захотелось — она пошла гулять. Когда они [с Егором] начали жить, то вроде как она и не гулящая была, фотографии [совместные] были постоянные. Не знаю... я в первый раз видела ее с ребенком, понимаете. Не знаю, какое отношение [к нему] было ей свойственно.

Также Анна вспомнила, что супруги уже расставались — после рождения ребенка, но потом сошлись снова. Раньше они вместе жили, а после ссоры Наталья якобы съехала от мужа на другую квартиру.

— Но потом она пишет мне, счастливая, что они снова вместе... — закончила свидетельница.

Второй свидетель — старший участковый первого отдела полиции Петрозаводска Алексей Пирогов. Он рассказал в суде, что в его практике проходил один материал по семейному скандалу супругов Егора и Натальи Щ. Точный год вызова Пирогов наверняка вспомнить не мог, но предположил, что это было в 2017 году. Прокурор обратила внимание суда на то, что на стадии предварительного следствия СК Карелии выяснил, что от Натальи Щ. 28 июня 2019 года поступал вызов в полицию с улицы Сегежской. Туда, по данным следствия, был направлен наряд ППС, но двери сотрудникам не открыли. «Мною неоднократно посещался адрес места жительства [семейной пары], оставлялись в дверях повестки, но в опорный пункт полиции заявитель так и не явился, — зачитала прокурор показания Пирогова, записанные следователем. — Повторных заявлений не поступало, и материал был списан в номенклатурный отдел».

На вопрос адвоката, почему полицейскому не удалось пообщаться с заявителем Натальей Щ., Пирогов ответил: «Не могу вам сказать в связи с давностью произошедшего».

Заседание суда закрыли для прессы в момент оглашения медицинскими работниками своих показаний — они содержат медицинскую тайну и не могут распространяться.

По версии следствия, обвиняемый в сентябре 2020 года, находясь в своей квартире в состоянии алкогольного опьянения, после ссоры со своей супругой, «разгневанный громким плачем сына, которому на тот момент исполнилось четыре месяца, применил насилие в отношении ребенка, причинив ему тяжкий вред здоровью». Мальчик чудом выжил и до сих пор находится в реанимации Республиканской детской больницы на ИВЛ. Его состояние по-прежнему тяжелое, рассказали в пресс-службе Минздрава Карелии.

Мы много раз писали про эту историю. В сентябре 2020 года мужчину задержали, а младенца экстренно госпитализировали в Детскую республиканскую больницу со множественными травмами: закрытой черепно-мозговой, ушибом и отеком головного мозга, диффузным кровоизлиянием и ушибами мягких тканей головы. Тогда в сообществах во «ВКонтакте» обсуждали личность матери ребенка: некоторые петрозаводчане утверждали, что знают Наталью Щ. и она незадолго до этого происшествия уже сбегала от мужа с маленьким сыном на руках. Правда, в разговоре с журналистами Наталья утверждала, что не верит в вину своего мужа (позже ее позиция изменилась), а отец одного из ее троих старших детей (она лишена родительских прав в отношении их всех) рассказал, что раньше женщина вела асоциальный образ жизни. Недавно врачи сообщили Наталье, что ее сын уже не восстановится.

Яркая Карелия в нашем Instagram