Daily News

«Худилайнена уже нет, всё — уехал!» Алиханов предложил суду и прокурорам прекратить шоу и отпустить его из СИЗО к внукам

С таким заявлением политик выступил после ходатайства гособвинения о продлении ему ареста еще на три месяца — до 28 ноября включительно. Девлетхан Алиханов напомнил, что дело против него было возбуждено по рапорту бывшего начальника управления ФСБ по Карелии Анатолия Серышева и при активной поддержке экс-главы республики Александра Худилайнена. Оба должностных лица уже уехали из региона, и поскольку никому больше его изоляция без приговора суда не нужна, Алиханов попросил освободить его под залог или перевести по домашний арест.  В то же время политик подчеркнул, что не имеет ничего против самих гособвинителей Александра Вешнякова и Сергея Торопова, а также судьи Натальи Маненок, которые, видимо, выполняют указание сверху.

— Ваша честь, с одной стороны, и вас жалко, и я не могу обнять внучку и «накостылять» внуку за хулиганство, — не удержался от шутки Алиханов, — Худилайнена уже нет, всё — уехал! Но нужно же как-то выйти из этой ситуации... Почему я здесь сижу? Не являясь ни организатором продажи, ни оценщиком. И отношения вообще никакого [к сделке] не имел... Я знаю: от вас решение не зависит, хотя, может, это оскорбительно звучит. Но никакой обиды [у меня] нет. Мы в такое время сейчас живем, видимо. Очень, наверное, злой дядя — толкач этого дела... Беспрецедентное давление оказано на администрацию города Петрозаводска [как на якобы потерпевшую сторону]. По мере пресечения также оказывается давление на судью. Федеральный закон в отношении меня не работает. Поэтому я говорю моим защитникам: не надо в этом шоу участвовать. Если гособвинение считает, что дважды два — семнадцать, все равно судья будет принимать: дважды два — семнадцать. Это не от нее зависит. К сожалению, такая система у нас.

Анализируя ходатайство прокуроров, адвокаты политика заявили, что основания для продления ареста отпали. Когда Алиханова впервые брали под стражу, суд теоретически еще мог не знать, есть ли у него действующий загранпаспорт, виза и счета за границей, чтобы скрыться там. Однако за прошедшее время суду неоднократно предоставлялся недействительный, разрезанный паспорт с истекшими визами. Кроме того, суд детально изучил финансовое положение бизнесмена, убедившись, что у него нет заграничных счетов.

Немаловажно и то, что объем обвинения за это время уменьшился. Из него исчезла «группа лиц», с которой якобы заодно действовал Алиханов. К тому же за истекший со дня начала суда над политиком год гособвинение успело допросить почти всех своих свидетелей и представить все письменные материалы. По этой причине довод, что Алиханов может оказать на кого-то давление, безоснователен и противоречит материалам дела, считает защита. В то же время, изменив политику меру пресечения с СИЗО на домашний арест или залог, адвокаты предложили затем спокойно разбираться в судебном процессе с уголовным делом.

— Мой подзащитный абсолютно искренне убежден, что он привлекается к уголовной ответственности за действия, которых он не совершал и которые вообще не образуют состава преступления. Вопрос о том, чтобы скрыться от суда, избежать очного оглашения обвинительного приговора, дать говорить, что человек фактически признал себя виновным, струсив и убежав... для моего подзащитного гораздо более важным является доказывание своей невиновности, что он и делает в течение длительного времени, — пояснил адвокат Михаил Ямчитский.

Выслушав стороны, судья Маненок пока не стала принимать решение о продлении меры пресечения, отложив заседание на 10 часов утра 15 августа.

Напомним, что перед продлением ареста Алиханову суд удалил из процесса адвоката Михаила Шогина, который играл ключевую роль и координировал деятельность защиты. К примеру, весной этого года Шогин подал жалобу в Европейский суд по правам человека на незаконное уголовное преследование и немотивированное содержание Алиханова под стражей. С учетом существующей практики защита Алиханова ожидает, что ЕСПЧ вынесет решение в пользу политика. В этом случае лица, которые принимали решение о его аресте, должны будут понести административную ответственность.

По ходатайству Михаила Шогина к материалам дела Алиханова были приобщены десятки важных доказательств, полученных по адвокатским запросам из других регионов. Они показывают, что там совершались точно такие же законные сделки по приватизации муниципального имущества, арендованного Сбербанком, как и та, которую следствие и прокуратура пытаются поставить в вину Алиханову, называя ради этого белое черным.

По этой причине защите Алиханова не раз приходилось доказывать суду и прокурорам прописные истины. В частности, то, что долгосрочная аренда является обременением и должна учитываться перед приватизацией для определения начальной цены недвижимости; что определяет начальную цену объекта независимый оценщик, который руководствуется соответствующим законом; и что никто не может оказать на него давление.

Но, несмотря на это, гособвинение пытается утверждать прямо противоположное — вразрез с федеральным законодательством и общероссийской практикой приватизации государственного и муниципального имущества. Напоминания об этом со стороны защиты вызывают у суда и прокуратуры раздражение, которое уже закончилось удалением из процесса адвоката Шогина.

Девлетхан Алиханов находится за решеткой без приговора суда больше 2,5 лет — с 4 февраля 2015 года, когда Петрозаводский суд впервые принял решение об аресте политика.

В разные годы Алиханов был членом Совета Федерации, заместителем главы Карелии и первым вице-спикером Заксобрания республики.

Коротко о главном в нашем Telegram