Daily News

«Я открыла глаза: все лежат, лужи крови»: учителя дали показания в суде над казанским стрелком

KazanFirst / Realnoevremya.ru

Педагоги казанской гимназии, где 11 мая прошлого года бывший ученик расстрелял детей, дали на суде показания. Некоторые из учителей не слышали объявления о блокировке дверей и сами выводили детей в коридоры, где стреляли.

Напомним, что на 175-ю гимназию напал бывший ученик школы — Ильназ Галявиев. Он прошел беспрепятственно в здание учебного заведения и стал стрелять.

Источник: телеграм-канал-112

Учитель математики 175-й гимназии Анастасия Поликарпова стала очевидцем убийства своей коллеги Венеры Айзатовой. Поликарпова вела урок у седьмого класса, услышала хлопки и вышла посмотреть, что происходит.

— Я приоткрыла дверь — там лежит Венера Султановна: я могла видеть ее только по пояс, я ее по одежде узнала. Рядом с ней стоял он… подсудимый, весь в черном, в руках ружье. Он на меня смотрел, я на него. Сначала ничего не поняла… подумала, что Венере Султановне стало плохо, я хотела подойти. То, что подсудимый рядом стоял, не вызвало подозрений. Его глаза не были наполнены агрессией, а просто были пустыми, холодными, безэмоциональными. Потом тут же по радиосвязи услышала голос директора, по интонации поняла, что происходит что-то ужасное. Это всё в мгновение произошло, буквально секунда: открыла дверь, увидела, услышала объявление, тут же закрыла дверь, — цитирует издание KazanFirst Поликарпову.

Анастасия Поликарпова (слева на снимке). Фото: Ирина Плотникова / realnoevremya.ru

Женщина закрыла дверь в класс, но ключ не смогла найти. Ученики пытались открыть окна, но на них были решетки. Только одно окно удалось открыть полностью: через него класс вылез во двор школы. Одна семиклассница сломала позвоночник. Девочка сейчас находится на домашнем обучении. Школьница не может сидеть, поднимать тяжести, передвигаться на большое расстояние, у нее постоянные боли, она вынуждена принимать сильные обезболивающие препараты.

Последней выходила учительница. Когда она встала на подоконник, ее выбросило взрывной волной. Женщина получила повреждения.

Во дворе женщина кричала ученикам, чтобы те бежали с территории школы. Двор школы дети покидали под свист пуль. Их расстреливали из окна.

— Вы узнаете подсудимого? — спросил судья.

Подсудимый сидел в неестественной позе: голову опустил почти до колен и старательно скрывал лицо от потерпевших.

Источник: KazanFirst

Другой педагог школы — учительница английского языка Дина Гильмуллина — пришла в суд с маленьким ребенком, на момент трагедии она была в положении.

В тот день  Дина вела урок у второго класса. Именно в ее кабинете находилась застреленная Венера Айзатова. Когда прозвучали выстрелы, из кабинета Венера пошла смотреть, что происходит.

— Смотрю, Венера Султановна обратно бежит, в нее стреляют, она падает на пол. Я понимаю, что нападение. Говорю детям идти вглубь класса и ложиться на пол, а сама открываю окна, — дает показания Гильмуллина.

Однако дверь в класс учительница не закрыла, она боялась, что стрелявший ее увидит. После очередного взрыва учительница английского приказала детям вылезать через окно, но кабинет покинула первая. Некоторым второклашкам вылезать помогали ученики седьмого класса.

Во дворе школы дети ее уже не видели.

Диляре Галиуллиной, учитель татарского языка, в момент стрельбы вела урок в восьмом классе. Услышав объявление директора, она подумала, что детей нужно эвакуировать, и вывела школьников в коридор, но там никого не было. Тогда одна из учениц пошла в соседний класс, чтобы уточнить объявление директора, там ей сказали, что нужно запирать кабинеты.

Диляра вернулась с детьми в класс, но закрыть дверь не успела.

— После каникул дети соскучились друг по другу, общались, из класса даже не выходили, — плачет женщина.

По ее словам, всё это происходило в считанные мгновения: Галявиев ворвался в класс и начал стрелять. Первая пуля попала в Галиуллину, и она тут же потеряла сознание.

Источник: KazanFirst

— Ученица бросила ключ, я побежала к двери, была одна мысль: закрыть дверь. Я была уже на пороге, но тут появился вооруженный человек, одет был в черное, и он, озверевший, злой, начал стрелять. Откуда у 19-летнего парня такая злость, я не понимаю. Первая пуля попала в меня, я почувствовала острую боль в правой руке. Я упала, потеряла сознание. Не знаю, сколько времени прошло. Я открыла глаза: все лежат, лужи крови. Я не могу передать эту картину. Я не могу встать и посмотреть, кто где лежит. Потом вижу: на втором ряду ученик — он закрыл глаза… Я думала умирать. Я с детьми попрощалась, попросила прощения. Услышала, что ученик кричал: «Нога, нога, у меня нет ноги!» Я сказала, что не могу помочь — у меня нет руки, — говорит педагог.

— У вас было достаточно времени, судя по камерам, — две минуты. Почему вы не закрыли дверь!? Другие держали дверь собственными руками, почему вы не держали эту дверь? — спрашивают родители погибших детей у Галиуллиной.

Женщина отвечает, что не ждала убийцу.

— Я думала, что возьму ключи и закрою. Сейчас уже легко говорить, как можно было сделать. Представьте, пожалуйста, это же мгновения, вас там не было… Я понимаю, это большая трагедия. Это и моя трагедия тоже. Я каждый день об этом думаю, бессонные ночи. Что смогла, я сделала. Если бы мы вовремя услышали оповещение, мы сразу бы, как и все, закрыли класс: не выходили бы, не спрашивали, что происходит, — оправдывается учительница.

Про сломанный громкоговоритель учитель рассказывает, что докладывала директору. И даже рабочие приходили его чинить, но выяснили, что колонка сгорела.

Галиуллина осталась инвалидом. До сих пор у нее продолжается реабилитация, она наблюдается у психологов и неврологов. Учительница не покинула должность и в данный момент официально находится на больничном.

Напомним, что в результате произошедшего погибли девять человек, в том числе семь несовершеннолетних, пострадали 32 человека. Стрелка признали вменяемым.

Срочные новости в нашем Telegram