Daily News

«За маму я голову оторву». Дочь Александры Корниловой рассказала, какие ужасы пережила ее мать из-за дела «Петропита». Ирина тоже идет на пикет в поддержку женщин, которых судят за законную сделку

Ирина Мамалыга — одна из руководителей торгового дома «Ленторг». Точнее, исполнительный директор. Эту должность она заняла неожиданно для себя два года назад, когда представители Следкома Карелии арестовали ее маму, Александру Корнилову, которая возглавляла «Ленторг» больше 20 лет.

Случилось это в марте 2015 года, когда офис «Ленторга», словно базу террористов, оцепили сотрудники в форме. Они, видимо, ждали, что Александра Корнилова попытается скрыться. Но у нее в тот момент были заботы поважнее — сделать последние распоряжения и передать дела, без чего «Ленторг» просто не смог бы дальше работать. После этого вместе с Ольгой Залецкой Корнилову «закрыли» в СИЗО почти на две недели. Женщин выпустили лишь тогда, когда сотни петрозаводчан пришли на большую акцию протеста перед зданием правительства Карелии.

На Ирину в те дни легла огромная ответственность. Ведь «Ленторг» — это большое хозяйство: сеть магазинов в Петрозаводске и районах, 500 с лишним работников, десятки поставщиков, с которыми нужно регулярно контактировать. Но на первом месте для нее все равно оставалась мама — самый близкий родственник и подруга, требовательный наставник, который передал ей свои профессиональные секреты, позволившие заменить ее в сложный момент…

С Александрой Корниловой, пока она находилась в СИЗО, практически не было связи — разве что через адвоката. Ее пять раз переводили из камеры в камеру, оказывая психологическое давление, чтобы она дала показания и признала вину. Когда же суд отпустил Корнилову под домашний арест, сказалось пережитое напряжение — у нее резко пошатнулось здоровье. Стали сдавать внутренние органы, и прежде всего сердце — она с трудом могла встать утром с кровати. Давление весь день держалось не ниже 170/90, и с ним не могли справиться. К тому же по ошибке регулярно срабатывал браслет, который надевают тем, кто находится под домашним арестом, — тогда Корниловой учиняли допросы, где она была, скажем, в три часа ночи. К этому добавились ограничения — ни с кем не встречаться и не выходить на улицу.

В это время рядом находилась только 90-летняя мама, бабушка Ирины, у которой тоже были большие проблемы со здоровьем. Поэтому когда Ирина впервые — в присутствии следователя — увидела Александру Корнилову, то ужаснулась, до чего ее довели уголовным преследованием.

— Она три месяца провела в четырех стенах, сильно исхудала, была как мумия, как скелет, — вспоминает Ирина Мамалыга. — Когда следователь, наконец, разрешил встречу рядом с домом, я ее с трудом узнала. Человек не был похож на себя. Она плакала и говорила: «Нет, нет, у меня все хорошо». Я не выдержала и, показав на этого товарища, сказала: «Ты из-за них не должна так плакать». А она еще больше испугалась: «Не надо, ничего не говори». Она за меня все время боялась капитально. Пока она была под домашним арестом, не хотела, чтобы я передавала продукты и даже появлялась рядом с домом. Потому что понимала, что она нужна была не как конкретный человек, а как директор «Ленторга» и что меня тоже при первой возможности возьмут в оборот, чтобы предприятие рухнуло и из него побежали люди. Но этого не случилось, никто в «Ленторге» не верит, что она что-то нарушила. Я ведь тоже работала, когда была совершена сделка с «Петропитом». Я понимаю, что все шаги — аренда, покупка — были сделаны по закону. Ни у кого и мысли не было, что мы делаем что-то незаконное, не говоря уже о какой-то ОПГ. Мама, Кравчук и Залецкая невиновны. Преступления нет, это бред. Он был нужен тогдашней власти, которая хотела обрушить систему Попова и убрать из мэров Ширшину… Я приду на пикет, придет вся моя семья, друзья, коллеги. Это моя мама, я ее очень сильно люблю. Она всю жизнь только и делала, что работала. Для своей семьи, для единственной дочери, чтобы у меня было образование и нормальная жизнь. Она дала мне все. За маму я голову оторву.

Напомним, что Анастасию Кравчук, Ольгу Залецкую и Александру Корнилову обвиняют в мошенничестве при приватизации здания комбината школьного питания в Петрозаводске. Сделка, как считают органы, была проведена по якобы заниженной стоимости. И хотя за полтора года в суде было доказано, что все действия обвиняемых были абсолютно законны и здание нельзя было продать по-другому, прокуроры требуют для них реального наказания — 4 лет колонии.

Пикет в поддержку женщин пройдет в Петрозаводске 29 августа с 17 до 19 часов на Студенческом бульваре.

Читайте также:

«Иначе как политической расправой это не назвать». Председатель «Яблока» Эмилия Слабунова придет на пикет в поддержку женщин, которым хотят дать четыре года по делу «Петропита»

«Это жесть!» Карельская Рысь Наталья Дьячкова придет на пикет в поддержку женщин, которых судят за сделку с «Петропитом». Спортсменка не хочет, чтобы их детей отправили в детдом

«Это дело нужно было Худилайнену». Галина Ширшина рассказала, почему идет на пикет в поддержку «яблочниц», которым хотят дать четыре года по делу «Петропита»

Коротко о главном в нашем Telegram