Daily News

Законные действия не означают невиновность? Ждем приговор по уникальному уголовному делу

Упорство, с которым государственные обвинители по делу «Петропита» отказывались признать реальность договора аренды, заключенного Александрой Корниловой с муниципальным предприятием «Петропит», прямо скажем, поражает. Надо было очень постараться, чтобы в прениях закрыть глаза на десятки свидетельских показаний.

Напомним, что в громком уголовном деле, по которому мы сейчас ждем приговор, якобы «притворная» аренда здания – практически ключевой момент. С нее, уверены следователь и прокуроры, Александра Корнилова, Анастасия Кравчук и Ольга Залецкая под руководством политика Василия Попова начали реализовывать свой «заговор» по завладению зданием бывшего комбината школьного питания, принадлежавшего «Петропиту». Объект был выставлен на продажу с учетом обременения договором аренды (если бы такого договора не было, здание бы стоило больше), а так как договор был «притворным», его реализация по той цене, по которой он был реализован, – мошенничество.

Александра Корнилова потратила огромное количество времени на то, чтобы доказать реальность заключенного ею в 2011 году договора аренды. Десятки свидетелей, среди которых были даже партнеры ее фирмы из Белоруссии, подтвердили, что подсудимая не просто смотрела на здание, впустую оплачивая арендную плату в ожидании продажи помещения, она его активно ремонтировала и использовала под склад товаров и оборудования. Под склад, которым пользовались ежедневно.

Помимо свидетельских показаний правдивость слов Александры Юрьевны доказывают многочисленные документы. Подсудимая приносила их в суд огромными баулами и часами объясняла прокурорам и суду, что обозначает и доказывает каждая платежка или договор.

Судя по вопросам, которые государственные обвинители задавали свидетелям, они никак не могли определиться, как поступить с тем, что слышат. Доходило до смешного. Во время допроса одного из экспертов прокуроры упомянули о том, что за время пользования зданием Корнилова специально ухудшила его состояние. И это после допроса огромного количества строителей, сантехников, электриков, плотников и разнорабочих, которые заявили суду, что они реально там работали и производили ремонт.

На самом деле, единственным «доказательством» того, что аренда была «притворной», является «протокол осмотра местности, иного помещения», составленный 25 апреля 2014 (!) года. В тот день один из сотрудников Следственного управления СК РФ по РК без понятых и, что самое удивительное, даже без посещения самого здания определил, что в 2011—2012 годах оно не использовалось. Похоже, не заходить, не смотреть, не вникать – это вообще посыл «расследования» по этому уголовному делу. Напомним, что питерский эксперт Рудич, нанятый следствием, умудрился оценить здание, даже не приезжая в Петрозаводск.

Обвиняя Александру Корнилову в заключении «притворного» договора аренды, следователь указал, что все это было ради того, чтобы впоследствии «реализовать совместный коммерческий проект по использованию указанного здания и его производственных мощностей для организации питания… А также для его использования при осуществлении коммерческой деятельности группы компаний «Ленторг». Бред. Если Корнилова собиралась использовать это здание после покупки, с чего бы ей было не начать им пользоваться сразу, как только заключила договор аренды? Зачем было полтора года в него вкладываться, платить арендную плату, охранять и при этом держать пустым? Для того, чтобы в 2014 году у Александра Брюханова появился шанс привлечь ее к уголовной ответственности за якобы «притворную» аренду?

Только вдумайтесь в суть обвинения: подсудимые взяли в аренду здание исключительно с целью обременения и реально на протяжении полутора лет его не использовали для того, чтобы купить по более низкой цене и начать использовать.

«В том числе»

Понятно, что тезис о «притворности» изначально не выдерживал никакой критики. А в суде еще появились свидетели и документы, которые эту придуманную следствием «притворность» опровергли. И под градом доказательств реальности аренды здания прокуроры начали выкручиваться. Если в прениях они еще уверенно говорили об исключительной «притворности» договора аренды, то, выступая с репликами, указали на то, что «заключение договора аренды комбината было нацелено в том числе на дальнейшее приобретение здания в собственность». На первый взгляд, не самая значимая фраза. Но на самом деле именно она свидетельствует о том, что государственные обвинители фактически изменили свою позицию по делу.

Тезис «исключительно» они заменили на тезис «в том числе». То есть прокуроры признали, что арендатор реально использовал помещение. Да, там указано, что «в том числе» арендатор намеревался когда-нибудь приобретение здание в собственность. Даже если предположить, что такие мысли Корнилову посещали (хотя в суде было доказано, что Александра Юрьевна была категорически против покупки этого объекта), это что, преступление? Арендатор должен и мысли не допускать о том, что сможет когда-нибудь выкупить арендованное помещение?

На самом деле использование словосочетания «в том числе» дает правоохранителям неограниченные возможности привлекать кого-то к ответственности. Например, коллектив Олонецкого молочного комбината хорошо работал, добивался результатов, увеличивал объемы производства, количество рабочих мест и отчисления в бюджет, но все это в том числе привело к тому, что разорился Медвежьегорский молочный завод. А давайте накажем Василия Попова за то, что он так организовал работу своего  предприятия, что все соседние, не выдержав конкуренции, разорились (разорились ведь еще Пряжинский, Питкярантский, Сортавальский, Лодейнопольский заводы)?

Уголовное дело «Петропита», конечно, уникально в своем роде. Нормальному человеку понять, в чем обвиняют подсудимых, кажется, нереально.

Есть предприниматель. Он берет в здание в аренду. Понятно, что если в будущем это здание будет выставлено на торги, у арендатора будет преимущество. Так ему что теперь, чтобы это право у него не возникало и его когда-нибудь не дай бог к уголовной ответственности не привлекли, не заключать договор аренды? А то ведь в случае его победы на торгах окажется, что он «в том числе» и для будущей покупки это здание арендовал.

Примечательно, что договор аренды здания бывшего комбината школьного питания, заключенный между Александрой Корниловой и предприятием «Петропит», в свое время был оспорен карельским УФАС в Арбитражном суде республики, и суд признал эту сделку абсолютно законной. Напомним, что последующая покупка этого здания на торгах тоже была признана законной судом. Корнилова, Залецкая и Кравчук не нарушили ни одного закона. И тем не менее, по мнению государственных обвинителей, они должны отправиться за решетку на четыре года.

Коротко о главном в нашем Telegram